Выжить и жить


НЕМЦЫ В СИБИРИ

Под таким девизом прошел в субботу в культурно-историческом центре День памяти, посвященный немецким «трудармейцам» и массовой депортации российских немцев. В этот день представители краевого общества «Возрождение» и региональной организации «Национально-культурная автономия российских немцев» торжественно почтили память жертв сталинских репрессий и возложили венки на воду Енисея. К этой памятной дате были также приурочены мемориальная экспозиция «Роковые дороги», выставка «Творчество немцев-художников» и другие культурные мероприятия.

Как из песни слова не выкинешь, так и не вычеркнешь из истории России ее трагических страниц. 28 августа 1941 года был издан указ о выселении всех немцев Поволжья в Сибирь и Казахстан. Согласно этому указу в Красноярский край было сослано 75 тысяч немцев, которых расселили почти по всем районам. В том же 1941 году немцы были привлечены к принудительному труду в «трудармии», являющейся фактически концентрационным лагерем НКВД. Тысячи «трудармейцев» в ту пору погибли от дистрофии...

О событиях давних лет рассказывает сын «трудармейца» Владимир Андреевич Фольмер, проживающий в Емельяновском районе:

— В далекую Сибирь немцев везли долго, в основном в товарных («скотских») вагонах. Многие нашли прибежище в Красноярском крае — от холодного Заполярья до Саянских гор и степей Хакасии. Несмотря на жестокое отношение со стороны властей и настороженность местного населения, депортированные немцы сразу же стали обживаться в непривычных сибирских условиях. Прежде всего надо было защититься от зимней стужи. И немцы копали землянки, приспосабливали под жилье заброшенные дырявые сараи. А главное — приходилось очень много трудиться, делать самую грязную и тяжелую работу. Стиснув зубы и забыв обиды на власть, они трудились, как могут трудиться российские немцы.

Во многих районах Красноярья депортированных немцев селили компактно. В Емельяновском районе есть село Логовское, приютившее в ту пору немцев Поволжья. Их потомки (и я в том числе) проживают здесь и ныне. Через три года мы будем отмечать уже 60-летие депортации. Много лет прошло, но еще живы некоторые из тех, кто в зрелом возрасте вынужден был покинуть родное Поволжье, кто прошел тяжкие испытания «трудармии». Так, Марии Ивановне Шефер еще не исполнилось и семнадцати, когда она вместе с другими «трудармейками» была отправлена пароходом из Минусинска на принудительные работы в далекий Туруханский район. Кем только не пришлось ей работать — и рыбачкой, и засольщицей рыбы. Сегодня она не может без слез вспоминать о тех далеких и тяжких годах, полных страданий и унижений. Только в 1955 году ей было разрешено с двумя детьми выехать в Курагинский район, где она смогла воссоединиться с родственниками.

Проживает сегодня в селе Логовском и семья бывших «трудармейцев» Якова и Лидии Думлер. Девятнадцатилетним парнем Яков Яковлевич оказался в Решотах, на лесоповале. Их привезли с первой партией немцев в тайгу зимой, и заставили достраивать лагерь со сторожевыми вышками для приема еще большей группы (в 200—300 человек). Через полтора года Якова Думлера отправили на другой лесоповал, в Молотовскую область, где условия проживания были еще тяжелее, а отношение лагерного начальства было еще более жестоким. «Трудармейцы» в этом лагере гибли все больше от голода и из-за отсутствия теплой одежды.

— Вот уж десять лет как умер мой отец, старый «трудармеец», Фоль¬мер Андрей Яковлевич. Ему было 25 лет, когда он, как и многие, попал на лесоповал в Кировскую область. О тяготах и унижениях тех лет он рассказывал очень скупо, на все мои вопросы отвечал односложно и с неохотой. Но иногда я замечал на его глазах слезы, выдававшие душевные муки. Ведь он пережил более четырех лет «трудармейства»! А потом, уже в Минусинском районе, ему приходилось сутками работать в поле механизатором. Все эти испытания рано оборвали жизнь отца. Слава Богу, что хоть последние годы жизни он провел на берегах милой его сердцу Волги. Похоронили «трудармейца» на старом заброшенном кладбище в Самаре. Когда кладбищенские рабочие рыли отцу могилу, то наткнулись на следы массового захоронения. Как позднее выяснилось, это была одна из братских могил, в которых в послевоенные годы хоронили военнопленных немцев. Они тогда восстанавливали разрушенные военные заводы в Самаре (в ту пору этот город назывался Куйбышевым). И вот сидел я на могиле отца под старым дубом и думал о горькой иронии судьбы: в од¬ной земле произошло воссоединение останков немецких солдат и российского немца, предки которого более двух веков назад поселились на матушке-Волге...

...В 1989 году Верховный Совет СССР издал постановление об отмене всех вышеупомянутых сталинских указов. Российские немцы получили возможность распоряжаться своей судьбой. Кто-то уехал на историческую родину, кто-то вернулся в Поволжье. Но многие остались в Сибири, которая из места ссылки стала для них малой родиной.

Иван БЕЛЯКОВ.

Красноярский рабочий 13.10.1998


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е