Таланта прерванный полет


Вот уже несколько лет я занимаюсь поиском сведений о судьбах красноярской ин теллигенции, пострадавшей в годы репрессий. Эти поиски привели меня в семью Илларии Сергеевны и Анатолия Васильевича Василевских. Иллария Сергеевна была дочерью Сергея Ивановича Подпорииа, известного в 30-е годы солиста красноярского радиокомитета.

Я рассказала им о своем отце, Георгии Ильиче Трошине, известном до войны красноярском музыканте, также работавшем в радиокомитете до своего ареста и расстрела. Иллария Сергеевна слышала о нем от родителей, а муж ее, Анатолий Васильевич, даже играл в оркестре народных инструментов, организованном моим отцом в их школе.

Не забуду нашу последнюю -встречу с Василевскими в 1993 году. Иллария Сергеевна перед этим тяжело болела, но они все же, как и каждый год по весне, собирались в свою столбистскую избушку на Кумичевой поляне, пригласили и меня с внуком пожить с ними. Мы пили чай, настоянный на травах, вспоминали родителей, .Анатолий Васильевич читал свою поэму, затем показывал живописные работы. Видя мое восхищение, снял со стены и подарил мне чудный пейзаж. Думаю, об этой талантливой семье еще напишут люди, хорошо их знавшие, я же хочу рассказать об отце Илларии Сергеевны.

                 

Сергей Иванович Подпорин (сценический псевдоним Рудин) родился в Красноярске в 1889 году. Семья до переселения в Енисейскую губернию жила на Украине. Отец был сапожником, жили бедно. С переездом положение почти не изменилось, к тому же отец и все четверо детей заболели туберкулезом. Врачи считали, что Сергей долго не протянет. Но все решил случай. Он встретил человека, который, вселив в него веру в выздоровление, рекомендовал систему оздоровительных процедур. Проявив большую силу воли и выполнив все, что было рекомендовано, Сергей выздоровел. В это время он работал в дорожно-ремонтном управлении, большую часть дня проводил на воздухе, а для физической нагрузки всем соседям колол дрова. В двадцать лет Подпорин заканчивает учительскую семинарию и уезжает работать учителем в деревню Кучерово Нижнеингашского района. Еще в семинарии педагоги обратили внимание на его красивый голос, в деревне он усердно занимался пением, игрой на Скрипке, фортепиано.

Когда началась первая мировая война, Подпорин в чине прапорщика был мобилизован в армию. Незадолго до этого,он женился на Пиаме Иннокентьевне Мордвиновой, также окончившей учительскую семинарию и работавшей учительницей в деревне Бузиново Минусинского района. В 1919 году Подпорин был снова мобилизован, но теперь уже в армию адмирала Колчака, в чине поручика. Жену его в это время арестовали за помощь партизанам и отправили в канскую тюрьму. Явившись к тюремному начальству в блестящей офицерской'форме, Сергей Иванович сумел произвести впечатление, и жену освободили.

После разгрома Колчакаон недолго служил в Красной Армии, затем демобилизовался, переехал с семьей в Бузиново. Преподавал. Занимался разведением овец, выращивал арбузы. Но чем бы ни занимался, мечтал об одном — стать профессиональным певцом. И своего добился. Вернувшись в Красноярск, сначала окончил музыкальный техникум. Учился в Московской консерватории, но из-за материальных трудностей вынужден был, не доучившись, вернуться в Сибирь — в семье уже было трое детей.

С тех пор Подпорин занимается только концертной деятельностью: формирует репертуар, совершенствует технику пения, выступает на концертах. Еще в техникуме он познакомился с П. И. Словцовым, и теперь они вместе с ним разучивают новые произведения, поют. Когда в Красноярске появилось радио, Подпорин стал штатным солистом радиокомитета. В эфире часто звучал его красивый баритон.

Безин И.Я.Сергей Иванович дружил с Иваном Яковлевичем Безиньш, и дочь Безина рассказывала мне, как Подпорин приходил к ним в гости, любили они с ее отцом попеть под гитару арии, романсы, народные песни. Тихими летними вечерами под окнами собиралась гуляющая публика, слушала, аплодировала, просила повторить еще.

У Безиных в живописном уголке Емельяновского района бьыа заимка, где летом жила жена с детьми. Бывали там и Подпорины: На этой заимке отпраздновали свою свадьбу молодые Иллария Сергеевна и Анатолий Васильевич.

Но, как говорится, недолго музыка играла. Наступил 1937 год. Замолкли песни, начались аресты. В феврале был арестован Безин. В мае — Подпорин. Больше родные его не видели, лишь в 1957 году получили справку о посмертной реабилитации за отсутствием состава преступления и свидетельство о смерти 16.02.41 г. от инфаркта миокарда. О том, что отца обвиняли в контрреволюционной деятельности и он был расстрелян 26.11.37 г., Иллария Сергеевна узнала от меня в 1993 году.

В годовом отчете радиокомитета за 1938 год я прочитала следующее: “Среди сотрудников, состоящих в штатах радиокомитета, как и среди артистов, оказалось немало врагов народа, свивших гнездо в радиокомитете, как в тихой гавани с хорошей кормушкой”. Так вот, НКВД поспешило “гнездо” разрушить и перестрелять “птенцов”.

Радиослушатели недоумевали: куда исчезли музыкальные передачи? И лишь в 50-е годы “вдруг выяснилось”, что в “гнезде” жили не хищные коршуны, жаждавшие склевать головы вождям и другим членам правительства, а мирные певчие пташки, радовавшие красноярцев своим мелодичным пением.

Я часто думаю: чем же провинились эти люди, за что получили пулю в затылок и были ночью, тайком сброшены в поспешно вырытые рвы? Ведь даже память о них была под запретом! Вот и захотелось мне рассказать читателям “Красноярского рабочего” о достойном человеке, жизнь которого прервалась так трагически, — Сергее Ивановиче Подпорине.

Марина ВОЛКОВА.

НА СНИМКЕ: фотография из семейного альбома семьи Подпориных — С. И. Подпорин.

г. Красноярск.

Красноярский рабочий 28.11.98


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е