Стучите и отворят вам...


В Первом доме Норильска открылась новая выставка, посвященная 80-летию первой геологоразведочной экспедиции в район Норильска Урванцева-Сотникова (1919 г.).

Какие ассоциации вызывает словосочетание "Полуостров сокровищ" (а именно так называется экспозиция)? Бандиты, погоня, приключения, выстрелы, женщины, кровь, золото, заявка, дележ, клад, сундук, вознаграждение. История НПР писалась в лучших традициях приключенческого жанра.

Выставка рассказывает об искателях кладов. Перед глазами посетителей - извлеченные из таймырских недр геологические образцы: от черного золота - угля до богатых руд с микроскопическими включениями платины.

Строчки из заявок первого хозяина Норильска Александра Сотникова читаются как отрывки из рассказа Эдгара По: пройти 200 сажень от избушки Потанина на юго-восток - к штольне Петра Сотникова. Затем 110 сажень в западном направлении. Здесь затесан сухой пенек. От него на юг - 500 сажень, к ямке с грудой камней. Еще 200 сажень на запад - и... Нет, это пока еще не сундук, набитый сокровищами, всего лишь заявочный столб. Точнее сказать, его муляж (подлинный не сохранился). Александр Сотников в 1915 году застолбил богатства Рудной горы. Как и положено в приключенческом романе, сокровища не достаются просто так. За них положено сражаться. У победителей были другие имена.

Пресловутый сундук с сокровищами Норильска, собранными разными геологами в разные годы, - вот он, перед глазами посетителей. Сундук Николая Урванцева. Именно с ним горный инженер, известный путешественник ездил в экспедиции на Таймыр в 1920-е годы.

А как же головорезы, золотоискатели? В 1920-х в Красноярске они вербовались в норильские экспедиции. Несмотря на строгую секретность предприятий, слухи о норильской платине не давали спать спокойно сибирским искателям приключений. Бедняги не догадывались, что драгоценный металл невозможно извлечь из кусков породы без строительства целого металлургического комплекса. На снимке Урванцева - участники экспедиции 1925 года. Рядом с инженером-геологом Еновком Багратуни - горный техник Феодор Клемантович, потомственный золотоискатель. 80 лет назад, сидя в комнате-столовой Первого дома, он рассказывал собравшимся истории, достойные пера Джека Лондона.

"Двенадцать человек на сундук мертвеца. Йо-хо-хо..." Среди действующих лиц Норильского романа через тьму лет проявляется трагическая фигура Александра Колчака - отчаянно храброго офицера, полярного исследователя, Верховного правителя Временного сибирского правительства. При Колчаке в район Норильска за черным золотом отправилась геологоразведочная экспедиция Урванцева-Сотникова. А вот и семейный снимок семьи Сотниковых. Справа - Александр в гимназическом сюртучке. По всем законам приключенческого жанра пора раздаться выстрелам. На стыке двух эпох, в борьбе за старую Россию в 1920-м обрываются жизни двух Александров - Колчака и Сотникова. О судьбе последнего рассказывает письмо из красноярских архивов.

Женщины, ни в чем не уступающие мужчинам, живут не только на страницах романов. Отважная норильская охотница Лизанька Урванцева с ружьем за плечом жмурится от яркого майского солнца на снимке 1924 года.

Еще немного - и в повествование вплетаются настойчивые пролетарские нотки. Земля - крестьянам. Хлеб - голодным. Купцам и прочим врагам - тюрьма. Фигура Александра Воронцова, подсчитавшего промышленные запасы норильских руд, предваряет своим появлением мрачную эпоху в истории НПР - историю Норильлага, тему репрессированной геологии.

Снова льется кровь. Расстрелян Борис Рожков, открывший месторождение Норильск-2. Свидетельство о смерти выдано с опозданием во много лет. Убит уголовниками Владимир Домарев. Лишь кудрявая шевелюра и сердитое лицо несгибаемого геофизика Юрия Мурахтанова вносят ноту оптимизма в невеселое повествование. Геофизик писал стихи, отличался редкой смелостью, неизменно выходя победителем из схваток с бандитами- уголовниками.

1960 год! Следопыты бродят не только по тропам романов Фенимора Купера. В жаркий июльский день, когда плыла 35-градусная жара, геологи Виктор Кравцов, Василий Нестеровский и Юрий Кузнецов нашли самый богатый клад: выход коренных пород Талнахского месторождения. Глядя на невыразительное фото из архива В. Кравцова, трудно поверить, что это и был переломный момент в истории НПР. Сокровищница - Талнах - превосходила норильские запасы примерно в 100 раз. За находку, разведку и изучение нового месторождения полагалась Ленинская премия - семь с половиной тысяч советских рублей (автомобиль "Жигули" стоил пять). На бланке правительственной телеграммы - имена награжденных.

Главное орудие искателей подземных кладов - геологический молоток. В витринах - молоточек Владимира Домарева, молотки Екатерины Сухановой и Михаила Годлевского. Микроскоп приходит на смену тяжелому орудию, когда за дело берутся петрографы и минералоги. Александр Генкин, Иветта Будько, Эдуард Кулагов - вот имена лишь некоторых ученых, впервые установивших в рудах Норильска и Талнаха 26 неизвестных ранее минералов. Именно им посвящена отдельная витрина.

Там, где еще совсем недавно мели исключительно одни лишь ветры и снега, вырос Норильский комбинат. Охота за сокровищами не закончена. А все начиналось от заявочных столбов Сотниковых, с этого маленького домика, построенного экспедицией Урванцева...

Домик хорошо спрятан, опять же как в романе Купера. Но если завернуть за кафе "Цыплята табака" - вот он, стоит. Возможно, на дверях висит большой замок. В таком случае следует: встать к строению спиной, пройти 15 шагов влево, повернуть направо - 35 шагов. Еще раз налево, 5 шагов. Подняться по ступеням, зайти в музей, сказать пароль: "Мы в домик". Вам продадут билет и откроют дверь.

Ф. ДРЕЙК.

Заполярная правда 07.05.1999


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е