Прораб Николай Зуев


Старый альбом

Сейчас, когда празднуется 95-летие Канского ликероводочного, мне приходят на память рассказы моего отца, Зуева Петра Николаевича (он в качестве прораба построил в 50-е годы элеваторы в Канске и Заозерном), о моем деде Зуеве Николае Ефимовиче.

В начале века он набрал бригаду мастеровых людей из каменщиков и по проекту, привезенному из Красноярска, приступил к строительству в качестве прораба. Вместе с ним также подрядилась и моя бабушка Федосья Саввовна, она вела все бухгалтерские расчеты: начисляла и сама выдавала зарплату работникам. Изредка для контроля хода стройки и, будем говорить, выполнения проектно-сметной документации из Красноярска приезжал наездами техник (это вроде нашего главного инженера проекта).

Мои родители жили в Канске, и всякий раз, когда мы с отцом проезжали мимо завода, он показывал на кирпичный фасад фигурной кладки здания и с гордостью говорил: «Это построили мои отец и мама». Сейчас диву даешься, как в старину Николай Ефимович, хлебороб, имея за плечами несколько классов церковноприходской школы, мог разбираться в хитроумных чертежах и построить заводское здание, которое по красоте и архитектуре соперничает с дворцом или театром?

За все хорошее через 25 лет советская власть раскулачила деда и семью из 18 человек сослала без суда и следствия в Игарку, где он и погиб, заготавливая в войну осетровую рыбу. Отец в то время был председателем артели «Рыбак» и направлял продукцию по адресу: «Москва, Кремль». Артель была в 25 км от туруханской ссылки Сталина, а вождь знал толк в осетрине.

Федор Зуев,
подполковник милиции в отставке

На снимке: с окладистой бородой — производитель работ на строительстве Канского ликероводочного завода Зуев Николай Ефимович с родственниками

«Красноярский рабочий», 23.07.1999 г.


На главную страницу/Документы/Публикации 1990-е