Испанская трагедия


В музей истории Норильске, го промышленного района пришло письмо из генерального консульства Испании а Москве со словами благодарности за наши сведения об испанских моряках, находившихся в Норильлаге, а также с заверениями о том, что это сообщение будет переслано в Испанию родственникам.

Музей давно занимается исследованиями уже трудно восстановимых теперь страниц истории Норильска, поисками имен, в том числе — иностранцев-узников Норильлага. На мой взгляд, им ведь было здесь труднее; они вообще не понимали, что с ними творят и почему.

По результатам наших исследований уже были переданы списки заключенных польской и японской национальностей к ним на родину, уточнены многие судьбы репрессированных жителей Балтии. Ответной реакцией стало строительство памятников жертвам ГУЛАГа у подножия Шмидтихи и на озере Лама, И вот теперь — испанцы.

Кок-то во время командировки, работая в картотеке отдела спецфондов архива УВД Красноярского края со списками иностранцев — бывших «шпионов», террористов», «врагов народа», — среди более чем тысячи фамилий я наткнулась взглядом на эти: Франсиско Арройо Сервантес, Аскуста Хосе Эчеварриа, Хосе Плата Лойра, Наварро Диего Мартынес, Мартинес Альдриас, Хулио Мартынес Беррос ...

Дрогнула рука, переписывая прекрасные, звучные имена. В них самих, в музыке слов слышались свобода, любовь к жизни. испанский темперамент, и трудно было представить себе, почему крепкие, смуглые, красивые испанцы должны были умереть в Норильлаге. А это все, что мне удалось в тот раз выяснить: прибыли в Норильск в октябре 1941 года, вскоре умерли — все шестеро. Командировка заканчивалась, пора было возвращаться в Норильск.

И здесь не оставляла мысль об испанцах. Вскоре повезло: оказать помощь вызвался завуч-организатор Сергей Витальевич Волков, историк из школы № 28. Его диплом посвящался истории Норильска 30—50-х годов, что позволяло ему знакомиться с документами архива УВД Красноярского края. Его я и попросила привезти дополнительные сведения об испанцах из их личных дел, отсмотрев их, если они сохранились. Вот что Сергею удалось узнать.

Шестеро испанцев оказались военными моряками-антифашистами, служащими испанского морского флота. Старшим по званию (капитан-артиллерист) был 45-летний Сервантес. Вот названия кораблей, на которых они служили: «Кабо Сан Агустин» (или просто «Сан Агустин»), пароход «Хуан-Себастьян Элкеро», а также «С. Тома». На них все шестеро прибыли в Одессу в 1937 году — после окончания войны в Испании, очевидно, спасаясь от фашистского режима и не подозревая, что попадут в советские лагеря. В деле каждого есть запись: «Говорит только по-испански». По происхождению все — из рабочих семей, образование — ниже среднего, 10 классов только у Сервантеса. У него оказалась самая большая семья — шестеро детей и жена по имени Кармен, которая так его и не дождалась. Возраст: самому старшему Сервантесу — 45, самому младшему Наварро Ди. его Мартынесу — 24 (о нем в личном деле сказано, что собирался выехать на фронт, но в Феодосии опоздал на судно и остался в СССР).

Некоторое время они работали в Одессе (жили на улице Чкалова, 31), один из них — в Ростове на машиностроительном заводе слесарем. Нет, никто из них не пожелал остаться в СССР, все хотели вернуться в Испанию либо уехать в Мексику. За ними, конечно, была установлена слежка, постоянно писались доносы: «Хулиганит, ругает советский режим и русских», «Связывается винтерклубе с иностранцами для передачи писем в Испанию. От работы отказывается категорически. Стремится выехать в Испанию или Мексику...». Аскуста Хосе Эчеварриа даже подал заявление о приеме в английскую армию — «англофил»...

Когда началась война с фашистской Германией, в делах шестерых испанцев появилась запись: арестованы согласно указанию наркомвнудел СССР Берии и должны оставаться в Норильлаге до особого распоряжения. Это значит, что 27 июня для каждого из них начался долгий изнурительный этап в Сибирь, куда они были отправлены без суда и следствия. У них не было шансов выжить — первый умер вскоре после прибытия в Норильск в ноябре, шестой и последний — 1 января 1942 года. Что сталось с испанскими кораблями в Одессе? Все ли это испанцы, побывавшие в Норильлаге, или их было больше? Сколько их арестовано в Одессе? История эта еще не до конца изучена и ждет продолжения.

Светлана ЭБЕДЖАНС.

Заполярный вестник 24.07.1999


На главную страницу/Документы/Публикации/1990-е