Письмо Н.Н.Сырчиковой


Здравствуйте люди доброй и отзывчивой души и помогающие восстановить истину и справедливость!

Хочу написать Вам о бывшей нашей семье, чтобы Вы помогли разобраться в событиях тех страшных лет и попытаться найти следы родственников.

Вот состав нашей бывшей семьи до репрессии:

В настоящее время фамилия моя Сырчикова Н.Н. и еще о чем хочу сказать, что отец и брат реабилитированы посмертно.

Пишy Вам о тех событиях со слов мамы. Отец воевал на Гражданской войне, потом был в партизанах, гнал Колчака, вынужден был скрываться в лесу. Когда мы жили в слободе Николаевке города Красноярска по ул.Красной Армии № 23,отец дом продал в 1933 году и вскоре отца и брата арестовали. Мама распродала, что у нее еще было, и мы с ней уехали в Сухобузимский район, а название деревни не помню, так как была маленькой. Но и там не сладко было, находились с ней по миру. Потом мама и я приехали снова в Красноярск. Мама пошла работать в ПВРЗ рабочей и жили мы с ней в бараке железнодорожников по улице Маерчака - барак № 2, кв. № 14.

И вот в 1936 году первым освобождается брат, осенью 1936 года пришел и отец, но пожить на свободе им пришлось мало. Брат Петр устроился на работу грузчиком в Красноярский речной порт, потом перешел работать железнодорожное депо г.Красноярска и работал там формовщиком-литейщиком.

Н.Т.Хаустов, 1936 г., Красноярская тюрьмаОтец устроился на работу ЖДМ г.Красноярска, то есть в вагоноремонтный цех, но его вскоре уволили за скрытие судимости при поступлении на работу. После чего он устроился на работу, по-видимому временно, в Центральный парк им.Горького г.Красноярска и работал дворником. В 1937 году отца прямо на работе арестовали, домой он больше не вернулся. Спустя месяц после ареста отца, арестовывают брата Петра и тоже на работе. В этом же 1937 году, мама, работая в ПВРЗ, получила ожог 3-ей группы при тушении шлака у котла. Это случилось во время обеденного перерыва, когда все ушли на обед, и в цехе почти никого не было, а шлак оставили не затушенным. Маму увезли в больницу железнодорожников, которая и сегодня стоит на старом месте. И вот когда, маму выписали, не долечив ее до конца, в этом же 1937 году ночью приехали 3 человека и увезли больную маму в Красноярскую тюрьму, а следом за мамой, когда я заплакала, увезли и меня в Красноярский детприемник. За одну ночь детприемник наполнился детьми больше 100 человек, забор вокруг детприемника был обнесен колючей проволокой. Прожили мы все там (дети) месяца 2-3, потом всех нас отправили поездом в детдом города Чердынь. О своих родителях, а также о брате я долго ничего не знала. И только случайно нашлась мама в 1939 году, и я к ней приехала из детдома. Мама рассказывала, что брат мой - Хаустов Петр Николаевич, находясь в Красноярской тюрьме без суда и следствия, объявлял голодовку.

П.Н.Хаустов, 1936 г.Красноярская тюрьмаМама отбывала ссылку в г.Туруханске Красноярского края сроком 5 лет. Потом переехала в Верхне-Имбатск Туруханского района Красноярского края, где и я после детдома жила и училась в местной школе. В 1941-1942 гг., точно не помню, маму вызвали в сельсовет, приезжала комендатура, и сообщили маме, что Хаустов Николай Тихонович переведен из города Орел в Соль-Елецкую тюрьму, и что ему можно делать денежный перевод на сумму не больше как 75 рублей в месяц. После этого не было больше никаких известий о нем. Со слов Кеслер тети Кати - жительницы Верхне-Имбатска в 1948 году совместно с врачом на теплоход "Орджоникидзе" сопровождала заключенного, лечившегося в больнице В-Имбатска, которой до этого был снят с парохода "Спартаку" и вот, пока врач оформляла документы о сдаче больного, к тете Кате Кеслер подошел мужчина и спросил местная ли она. На что она ответила, утвердительно. И тогда он еще спросил, не живет ли в этой деревне Хаустова Евдокия Федотовна и у нее дочь Надя? Она по своей забывчивости ответила, что не знает, а после этого вспомнила, когда пришла к нам за своей дочкой Валей и рассказала все, что этот мужчина спрашивал, и что он очень похож на маму, а одет был в старую военную гимнастерку и брюки галифе. Она его спросила, куда он едет, на что он ответил, что едет в город Красноярск на работу. Когда я выскочила из дому, уже было поздно - пароход где-то уже с 1 километр ушел от деревни, бежала и кричала я, а что толку, никто не слышал моего крика.

В 1949 году переехали мы с мамой в гор.Красноярск. И вот, живя в Красноярске на станции Енисей, в 1950 году мне довелось ехать на пригородном поезде в 47 трест за подарками детям. Билет на поезд я взять не успела, опоздала и ехала на подножке и как обычно в таких ситуациях, контролер спросил билет и пригласил в тамбур для выяснения. Когда я предъявила свой паспорт, то оказалось, что он знаком с моим братом, так как он спросил, не проживали ли мы в Красноярске по ул.Красной Армии 23 и был ли у нас брат Хаустов Петр Николаевич. Получив утвердительный ответ, выяснилось, что он видел брата последний раз на фронте. "А когда?" Я тогда очень растерялась от всей этой информации, а тем более попав в безбилетники и не спросила, а он не сказал ни своей фамилии, ни точного адреса. Только лишь сказал, что живет тоже на ст.Енисей. Но больше мне никогда не пришлое его встречать. И вот после всех таких сообщений безрезультатных, я написала письмо-запрос о розыске отца и брата в Москву. Получив ответ из Москвы узнала, что брат Хаустов Петр Николаевич умер от крупозного воспаления легких в 1943 году, а отец Хаустов Николай Тихонович умер в 1942 году с диагнозом "Старческий мразимус". Место смерти не указано - стоит прочерк. Мать свою я похоронила, а где косточки отца - даже и не знаю. Также не все ясно в отношении брата. Как все это понять? - Магадан, фронт и конец августа 1948 года, т.е. его поездка на работу в Красноярск. Так кто же он и где же он? В документах они реабилитированы посмертно. Мама реабилитирована была еще при своей жизни. Очень Вас прошу помочь установить истину и найти хоть последний их след на земле. Очень хочется надеяться, что может, жив еще мой брат Хаустов Петр Николаевич и обнимет свою сестру после долгих лет разлуки горькой разлуки - Сырчикову Надежду Николаевну.

В данный момент нахожусь на пенсии, проработала без малого 30 (тридцать) лет на Красноярской графитовой фабрике, отмечалась много раз за хорошую работу и грамотами и премиями, являюсь ударником Соц. труда, а также Ветераном труда.

Сырчикова Надежда Николаевна


На главную страницу