Письма И.Г.Дистергофт дочери из лагеря


20/I-1940 г.

Милая детка Инуся,
Шлю снова тебе я привет,
Как живешь, моя дорогая.
Напиши скорее ответ.
Часто вижу тебя я во сне,
Ты кажешься мне уж большая.
И как обидно становится мне,
Что не на Яву это, родная.
Уже третий год нашего сиротства.
И кто знает, когда ему будет предел.
Сколько невзгод, тревог и беспокойства
Досталось вам, моим бедным, в удел.
Знаю, твое сердце бьется в тревоге:
Удастся ль ученье продолжить свое,
Осуществляться ль юные стремленья
Иль завянуть таковыми суждено.
Знаю также, что часто тяжко вздыхаешь
И горемычную свою жизнь проклинаешь,
Ведь сейчас, как доселе никогда
Тебе отцовская забота и помощь нужна.
Но пойми ты, крошка родная,
Поверь, дочурка моя золотая,
Ни день, ни ночь покоя не зная
Все о Вас изнываю мечтая.
Одна лишь прошу: меня ругай,
В минуты трудные не забывай,
Будь скромной, пред невзгодами не робей,
И не в меру горькие слезы не лей.
Духом не падай, крепись и учись,
Со всеми трудностями стойко борись.
И последний отцовский совет прими:
Мамочку милую как прежде люби

Милая Инуся! Почему ты совсем перестала мне писать, не обиделась ли на что-либо? Мама давненько писала, что ты напишешь на днях, после этого от нее я вновь получил письмо, а обещанного тобой все нет да нет.

Как, родная, учишься, какие имела отметки за первую половину года? Мама в своих письмах о тебе почему-то ничего не пишет, а от тебя их не стало. Возможно, что не все я письма получаю, так как для нашей ст. сейчас вводится порядок получения и отправки одного письма лишь в квартал, т.е. в три месяца. Хотя до сих пор это положение, очевидно, не применяется, и я по-прежнему буду писать при малейшей возможности, о чем и Вас прошу.

Как провела каникулы, отдохнула ли сколько-нибудь, а то мне кажется, что тебе в этот год особенно тяжело. Выступала ли где на вечерах и что пела? Судя по твоим последним письмам, а также мамы, ты к осени твердо решила поехать продолжать ученье, хотелось бы все же знать какую специальность избрала и куда думаешь ехать.

Пока я на старом месте, но сколько еще буду здесь, неизвестно, вероятнее всего, что скоро вновь уеду в этап и я, т.к. многие уже уехали.

Состояние здоровья пока без перемен. Дорогу, да еще возможно дальнюю, боюсь, хотя и здесь нет ничего хорошего, но на новом месте может быть и еще хуже, особенно трудно будет переживать редкий обмен письмами.

Как вообще живете, какое состояние здоровья у тебя и мамочки. Все ли по-прежнему так трудно с топливом?

Что хорошего в нашем Абакане. Далеко ли сейчас тебе ходить в школу, как-то писала, что у Вас новая средняя школа.

Итак, будьте здоровы, как и всегда целую крепко-крепко. Обними и поцелуй за меня милую мамочку.

Твой папа И.Дистергофт.

Милой своей дочери, родной Инусе

Пиши мне как живешь, Инуся?
Хороша ли природа весны?
У меня здесь лишь черные тучи,
Да и слез мои веки полны.
Я скучаю о Вас, дорогие,
Меня не радует солнце весны.
Я думаю не так как другие,
Мои мысли тревогой полны.
Изболелся о Вас всей душою,
Я хочу, чтобы Вам легче жилось.
Беда в том, что теперь я бесправный,
Не могу я ни в чем Вам помочь.
Не придется, наверное, долго
Видеть Вас, дорогие мои,
Срок суровый и длинный, что Волга,
Да слишком медленно тянутся дни.
В ожидании папки родного
Протекает и юность твоя.
Не увидишь отцовской заботы и ласки,
Всюду, всюду забота своя.
Может быть, никогда не увижу
Тебя, милую дочку свою.
И напрасно только лишь брежу
За счастливую жизнь твою.
В дни юности и расцвета
Прилично одеть тебя бы надо, учить,
Ты проклятий нашлешь мне за это.
Но учись! Ведь не недоучкой же быть.
Весь твой род был бедным, но честным народом:
Дед, прадед, мать и отец.
Да, повидал и я немало невзгоды,
Когда был еще оголец.
В дни учебы я в школе учился,
А в каникулы пастушком был,
Зарабатывая хлеб, я трудился.
До 14 лет так дожил.
Кое-как окончив 5 классов,
«Хватит!» - сказал мне отец.
И с тех пор, как недоучка, стал я батрачить,
Пока не избавила Советская власть.
Так мое детство и юные годы
Незаметно, без счастья и радости прошли.
А когда наступила свобода,
И я стал уже взрослым парнем,
Можно бы свободно учиться,
Но я тревогу забыл о другом.
Приглянулась одна мне брюнетка,
Ее карие очи пленили меня.
Решил на ней я жениться,
Так вот она – мама твоя.
Взять ее юные годы и детство –
Не было дня без укоров и слез.
И тебе, видно, досталось в наследство
Наш тернистый путь испытать.
Не грусти и не падай духом,
Моя дорогая Инуся!
А настойчиво, крепко учись!
Будь примерной в быту и учебе,
За пустяком никаким не гонись.
Вот совет мой последний отцовский:
Слушай мамочку, дочка, во всем.
Может быть, еще когда-нибудь и вернусь я,
Всей семьей тогда заживем.
А пока отца не забудь, пиши ему чаще письма.
Больше ничем он Вас не обременит.

Инночка, это письмо я попробовал написать в виде стишка, кое-что вышло ничего, часть же не совсем удачно. Очевидно, я еще плохой поэт, прошу строго не судить.

Весь апрель погода простояла скверная – холодная, часть мая тоже. Сейчас же стоят дни теплые, а ночи очень холодные. Стала виднеться вдали зеленая травка, распускаются деревья, в общем, весна в полном разгаре – но не для меня она пришла. Я по-прежнему должен и еще очень долго отбывать заключение, которое заключается в том, что я знаю лишь стройку, работу, барак, скудную трапезу и сон. Мои общения с внешним миром заключаются в Ваших письмах, которые я получаю весьма неаккуратно, не знаю чем объяснить перебой, вот уже с 29/IY не получил ни одного.


На главную страницу