Прошлое кажется сном


Судьба Александры Сергеевны Евдокимовой схожа со многими другими, пострадавшими в свое время от политических репрессий. Поводом для расправы с невинными были разными, результат один - лагеря и ссылки.

Александре было десять лет, когда началась Великая Отечественная война. Жили они тогда в Подмосковье в деревне Ануфриево Новопетровского района. Помнит, как при приближении немцев уходили жители села в леса, покидая свои дома и даже поджигая их, как бедовали в землянках, пережидая страшное время.

Фашисты в деревне хозяйничали недолго, наши войска заставили их отступать. Но и в разоренном селе жить было уже нельзя, и семья Евдокимовых перебралась к замужней дочери в Пашино. Там Саша пошла в школу. До сих пор перед глазами стоит маленькая булочка, которую получала вместе с другими ребятишками. Всякий раз, когда ей давали булочку, она, положив ее в парту, отщипывала лишь несколько кусочков, а оставшуюся часть уносила домой, чтобы и сестрам досталось. Досыта тогда никто не ел.

Отца своего Александра помнит плохо. И уж тем более не знает, за что его и родных дядек однажды забрали и увезли куда-то. Так никогда больше дети своего отца и не увидели. Больше того, и мать, и четыре девочки сами хлебнули лиха. В один прекрасный день к дому подъехала машина, и им всем приказали за два часа собраться в дорогу.

Потом был пересыльный пункт, вагоны и долгий путь в Красноярский край. Какое-то время они пробыли в поселке Стрелка (что стоит на месте слияния Ангары и Енисея), где занимались сельхозработами. Затем на пароходе их повезли дальше, на Север, на норильскую землю.

Поселили на Вальке, расположенном на реке Пясино, в бараки. В каждом жило по несколько семей. Нары одной семьи от другой отделялись не перегородками даже, а занавесками. Летом всех, кто мог работать (а это и взрослые, и несовершеннолетние дети), отправляли на рыбный промысел. Александра, хоть и мала была, но и ее брали с собой - не оставлять же младшенькую одну без присмотра. Одна такая поездка надолго врезалась в память.

Навигация на реке только начиналась. Их звено из семи человек (маму отправляли поварихой) посадили в большую лодку, загрузили в нее огромный невод, бревна, соль, продукты на три месяца, вещи, палатку. По пути поднялся ветер, и заштормило. Наполненную до отказа лодку сначала кренило то на один, то на другой борт, а затем она стала оседать в воду. Что тут было! Легкие вещи сразу унесло течением, люди оказались в ледяной воде. Хватались, кто за что мог. Саша с мамой стояли в лодке на бочках, крепко обнявшись. Только благодаря грузу, лодку не перевернуло, и люди остались живы. После нескольких часов болтанки им удалось-таки выбраться на берег.

Александра одну зиму училась в интернате на мысе Входная, что неподалеку от Диксона. Остальное время - в Норильске. Школа была далеко, единственный автобус ходил редко. Часто и в мороз, и в пургу ходила пешком, не чуя замерзших коленок (поверх чулок были только сатиновые шаровары). Не оттого ли ноги стали болеть еще в молодости, а теперь и вовсе отнимаются?

Работать пошла рано, в пятнадцать лет: серьезно заболела мама, и жить стало не на что. Устроилась в ателье швеей (учебу продолжала в вечерней школе). Через некоторое время так овладела мастерством профессии, что ее назначили бригадиром. А позднее она стала закройщицей. Всю жизнь посвятила любимому делу. В числе ее наград знаки: «Мастер отличник», «Золотые руки», а главное, - благодарность клиентов. Не стояла в стороне от общественной работы - была активной комсомолкой, участвовала в художественной самодеятельности, где пела и плясала. Да и когда уже стала пенсионеркой, продолжала выступать на сцене.

В Ермаковском Александра Сергеевна живет уже более семнадцати лет. За это время село стало для нее родным, появились новые друзья, знакомые, вхожа она в Норильское землячество. Где-то живут взрослые сыновья, сестры которые поддерживают с ней связь.

Все бы ничего, но здоровье не радует. Подорвано оно было еще в далеком детстве. И хоть не любит Александра Сергеевна ворошить прошлое, но нет-нет, да и встанет вопрос: «За что?» За что были покалечены судьбы ее родных и близких? Почему они, дети, лишились отца, почему так рано потеряли мать (она была впоследствии реабилитирована)? В чем была вина их, маленьких девочек, разделивших нелегкую судьбу матери?

Л.Голубь

 

Боль и память. Посвящается жертвам политических репрессий 30-50 гг. XX века по Ермаковскому району


На главную страницу