Письмо Федоровой Е.И.


вх. 91-65

Уважаемые товарищи

Пишет Вам пенсионерка, ветеран войны и труда Федорова Екатерина Илларионовна.

Родились мы на Украине, село Яровец. Насм было в семье 5 дочерей.

Отец наш был Боденчук Илларион Никитович. Мама Боденчук Агафия Ивановна.

Отца сослали где-то в 30-х годах Маму забрали где-то через полгода. Нас попрятали. Все, что было у нас, у нас забрали (смотрела кино "Овраг" и плакала - все точно и у нас было так). Нас 5 девочек выгнали с нашего дома. Старшей сестре Ксени было 15 лет. Дали нам хлев глиняный с дырами. Замазали все дыры и так жили. Спали на соломе на полу. Голод, холод.

Вернемся к отцу. Отца вывезли в Еланск на пойму. Они там валили лес. Счастье было мамино, что она попала к отцу. Потом их как спецпереселенцев перевезли в Еланск. Мама с отцом посылали посылочки нам. Нас приходили, описывали, что мы налог не сдавали. А мы без ничего оставались, ходили милостенку просить. В 1935г. мама под чужим паспортом приехала за нами. Ее сразу вызвали в сельсовет. Старший спрашивает ее: "А на что ты детей повезешь?" А сам сидит и одет в нашу шубу. Мама говорит: "Думала, продам шубу, а ты надел мою шубу". Маму к нам в тот день не пустилди, а отправили в Ямпол. Когда маму привезли туда, ей говорят: "Ну, кулачка, опоздала. Только что отправили ссыльных. Поезд ушел".

Потом маму вызвал другой начальник. Прочитал пакет и спрашивает: "За что он на тебя так написал". Мама все ему рассказала. Тогда он спросил: "А деньги есть?" Мама сказала: "Разве я поехала бы без денег за детьми". Тогда он сказал: "Хватит тебе собраться 3 дня". Мама сказала, что я завтра уеду. Маму отпустили, и мы уехали.

Жили отец с мамой в Еланске в общем бараке. Вот мы приехали. В этом бараке жило семей 12. Семья от семьи отгорожена койками. Потом нас перевезли в город Канск. Были под комендатурой. Отец с мамой работали на лесозаводе. Отец построил дом, и стали мы проживать в Канске ул.Тарайская, 21. Стали обзаводиться хозяйством. Купили корову. Отец был хороший труженик.

Но вот опять постигло горе. Наступил 1937г. Кажется, это было 11 февраля. Сестра Груня училась в школе. Из окон школы ученики наблюдали, как свозят туда всех, кого забрали. Сестра не выдержала и отпросилась домой. Ее отпустили. Наверное, сердце чувствовало. Она пошла домой, когда зашла на Тарайскую улицу, у ней двое военных спрашивают: "Девочка, не знаешь, где живет Боденчук?" Она сказала: "Нет" и сразу побежала и забежала в соседнюю ограду, а через огород бежит и говорит: "Папа, ховайтесь, Вас идут забирать". И вот вошли они и говорят: "Хозяин, собирайся". Мама сказала: "Ты бы поел". Отец сказал: "Не хочу". Взял он нас всех на руки, поцеловал и с этих пор мы его не видели. Я внимательно смотрела публикацию списков репрессированных, но вот буква "Б" кончилась, и я в списке отца не нашла.

[…]


На главную страницу