Из воспоминаний Флицлер (Мут) Амалии Кондратьевны


Из воспоминаний Флицлер (Мут) Амалии Кондратьевны 1936 года рождения.

Когда репрессировали нашу семью, я была маленькая, мне исполнилось 4 года. Эти события знаю по воспоминаниям моих родителей, да и сама тоже немного помню это ужасное время. Мама моя Мут Амалия Кондратьевна (отец захотел меня назвать в честь нее) и отец Мут Кондратий Кондратьевич жили в Саратовской области в селе Грим по-моему. У них было трое детей, две дочери и сын. Репрессировали семью осенью 1941 года, тогда всех немцев репрессировали. Отца забрали в Свердловск на лесоповал, оттуда он не вернулся. Мать с детьми попали на лесоповал в 12 км от Красноярска. Моя сестра умерла во время этапа. Нас сначала переправили через Волгу на пароходе, потом отправили на поезде в Красноярск. Вагонов было много, часть вагонов отцепили в Красноярске, часть отцепили в Нижнем- Ингаше, другие отправили в Казахстан. Кормили плохо, жили мы с матерью в бараке. Барак напоминал много комнат, у каждой семьи была своя маленькая комнатенка с печкой, был большой общий коридор. Мама рассказывала, что на лесоповале работали мужики. Мама пилила вручную дрова. Кормили их очень плохо, издевались, кто не хотел работать, скидывали с нар и гнали на работу. Рабочим варили турнепс, его иногда заправляли постным маслом. Как-то раз мама побелила столовую, и повара ей налили похлебки из турнепса с постным маслом в бидон, так мы так ей образовались, наелись все.

Летом детей вместе с матерями отправляли в совхоз. Мы садили капусту, картошку, другие овощи. Потом пололи все. Жили летом в землянках. Один раз землянка обвалилась, хорошо никого не убило. Пришлось жить на конюшне в этом подсобном хозяйстве, а что сделаешь, другого жилья не было.

После войны мы поехали жить к маминой сестре Фриде Дынсис (она была несколько раз замужем) в Тарамбу. Жили у Флицлер Марии Михайловны. В то время многие были репрессированы. Мамин брат Лефлер Яков Яковлевич тоже был репрессирован. Зальцман Яков Алексеевич репрессирован. Шварц Андрей (отчество уже не помню) тоже был сослан. Брат мой в Ингаше на ссылке был Мут Федор Кондратьевич. В Тарамбе я позднее познакомилась со своим будущим мужем, тоже репрессированным Флицлером Александром, у Саши брат был репрессирован Карл Карлович Кайзер, он работал на л/п Заводовка в Ингашском районе где-то, потом приехал в Тарамбу. У мужа мать репрессирована была Флицлер Эмилия Яковлевна и сестра Флицлер Роза, работали они на лесохиме в л/п Заводовка, потом в Тарамбу переехали в 1948 году там и познакомились мы. Потом переехали в Южную, где и прожили 40 лет вместе с мужем. Да, много было репрессированных немцев, но и литовцы тоже пострадали. Много их было.

Кто-то из родственников наших жил в Америке, кто мать знала, а я не помню.

В начале 90-х, уже после смерти мамы (она умерла в 1990 году), приезжали литовцы, своих с кладбища забрали, перевезли останки перезахоронить у себя на родине. Я не помню ничего, маленькая была, а вот Фельде Агуст и его жена знают все, они в трудармии работали, они должны все помнить. Живут они в Южной на Механизаторской улице, их дочь Ирма много знает об этом тяжелом времени. Да, для кого оно в то время легкое было? А нам особенно тяжело было, за что сослали нас?

Записано со слов Амалии Кондратьевны 19.01.2014 г.
Записала Милешко Т.А.


На главную страницу