Люди и судьбы. Жертвам политических репрессий Краснотуранского района посвящается...


Предисловие

Эта книга является напоминанием о трагических страницах в истории страны, когда тысячи людей были необоснованно подвергнуты репрессии, обвинены в преступлениях, отправлены в исправительно-трудовые лагеря, в ссылку и на спецпоселения, лишены жизни.

Книга составлена из воспоминаний тех, чье детство пришлось на суровые годы репрессий, кто еще помнит рассказы родителей, дедов о том страшном времени.

Эта книга – скромная дань уважения тем, кто на собственных плечах вынес тяготы репрессий, кто оплакивал смерть близких, кто хранит в памяти дорогие сердцу образы, канувшие в неизвестность. Но прежде всего эта книга создавалась для будущих поколений, которые должны знать и помнить историю своей страны. Очевидцы тех поколений хорошо знают и помнят это, не ушла память о трагическом времени, мы должны сохранить эту память.

Рассказы в книге задевают своей сердечностью. Документальная в своей основе книга построена на воспоминаниях очевидцев и полна уважения к правде. Это боль души рассказчиков и автора.

Книга адресована широкому кругу читателей. В издание вошли фотоматериалы из личных архивов и копии некоторых документов.

Репрессированный – лицо, подвергшееся судебному или внесудебному наказанию. Подлежит особому учёту из-за ограничений в прописке и трудоустройстве (Жак Росси. Справочник по ГУЛАГу. Часть 2. М. «Просвет». 1991. С.340). После октябрьского переворота большевики освоили и репрессивные меры в отношении противников режима, и лагеря, в которых бесплатно строили «счастливое будущее» тысячи ни в чём неповинных людей, и массовую ссылку. Особого размаха этот процесс достиг в 30-50-е годы. После смерти главного организатора репрессивной политики в отношении собственных граждан в местах лишения свободы продолжало оставаться значительное число лиц, необоснованно обвинённых в контрреволюционных преступлениях и осуждённых по сфальсифицированным делам. По инициативе тех, кто боялся за судьбу страны, покрытой паутиной лагерей, кто боялся за собственную судьбу, начался процесс реабилитации, а попутно процесс уничтожения следов массовых репрессий.

Реабилитация – восстановление чести, репутации неправильно обвинённого или опороченного лица; восстановление (по суду или в административном порядке) в прежних правах (Краткий словарь иностранных слов. М. «Русский язык». 1979. С. 233).

После выступления Н.С. Хрущева на ХХ съезде Анна Ахматова сказала: «Теперь арестанты вернутся, и две России глянут друг другу в глаза: та, что сажала, и та, которую посадили». Прошло много лет. Но только сегодня можем мы – и должны! – сказать правду о той трагедии и вспомнить тех, кто в далекие, но оставшиеся незаживающей раной годы, пострадал от сталинских репрессий.

Годы, когда у власти стоял И.В.Сталин, принесли много черных дней нашей стране. В Западной литературе события тех лет часто называют «большим террором», иногда «великим безумием», т.е. акцией, не имевшей объяснения.

С 1921 по 1954 год по стране за так называемые «контрреволюционные действия» было осуждено 3.777.380 человек, приговорено к высшей мере наказания 642.980 человек, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже – 2.369.220 человек, отправлено в ссылку 765.880 человек.

Священники и военные, инженеры и учёные, литераторы и художники, рабочие и крестьяне - целые народы прошли через ад сталинских тюрем и ссылок. Подвергались репрессиям не только взрослые, но и наши сверстники, дети “врагов народа” , на долгие годы или навсегда оставшиеся без родителей.

Конец 20-х - 30 е годы - начало сталинской насильственной коллективизации. На тех, кого еще недавно называли «хозяин», «зажиточный мужик», «середняк», поставили клеймо - кулак. И вот уже тысячи семей раскулаченных переправляются в вагонах для скота на Урал, в Сибирь. Для многих недели без воды, чистого воздуха и еды стали первым испытанием. Для других - последним (немногие старики и дети смогли это выдержать). Их, насильственно выселенных в холодные степи или в глухую тайгу, стали называть спецпереселенцами.

Спецпереселенцы. Этого слова, пополнившего русскую лексику в годы массовой коллективизации, теперь в словарях нет, и для нас, молодых, оно малопонятно. Лишенные гражданства (многие паспорта получили только после войны), они не имели права без особого разрешения, выдаваемого только в исключительных случаях, не только выехать, но и выйти за пределы своего поселка. Им то и дело давали понять, что они люди второго сорта.

Кто клеймён был статьёй полсотни восьмою,
Кто и во сне окружен был собаками, лютым конвоем,
Кто по суду, без суда, совещанием особым
Был обречён на тюремную робу до гроба,
Кто был с судьбой обручён кандалами, колючкой, цепями,
Им наши слёзы и скорбь, наша вечная память!

Много суровых испытаний, жертв, и лишений выпало в XX веке на долю нашей страны. Две мировые и Гражданская войны, голод и разруха, политическая нестабильность унесли десятки миллионов жизней, заставляя вновь и вновь восстанавливать разрушенную страну.

Но и на этом фоне страшными страницами нашей истории стали политические репрессии. Более того, унижены и уничтожены лучшие из лучших, у которых и в мыслях не было бороться против своего народа. Тысячи инженеров, сотни тысяч замученных, расстрелянных, загубленных партийцев, миллионы крестьян, оказавшиеся жертвами раскулачивания, маршалы и генералы, ученые и поэты, писатели и артисты, которые на самом деле были преданы Родине.

Зажгите свечи
Когда горят поминальные свечи,
И зал в минуту скорби затих,
Мне кажется, сюда, на эту встречу,
Слетаются души наших родных.
Они спешат сюда из Казахстана,
Якутии, Чукотки, Воркуты,
С Вишеры, Усолья, Магадана,
Беломора, Соловков, Читы.
Мне кажется, они своих здесь ищут,
И радуются, что хранит нас Бог,
Что «черный ворон» по ночам не рыщет,
Не слышно стука кованых сапог.
Они взывают к нам, пока живущим,
И, кажется, мы слышим этот глас:
«Родимые, добрее станьте, лучше,
Зажгите свечи, помяните нас».
Я думаю, пока есть мы, живые,
Пока потомки наши будут жить,
В день Памяти всегда, по всей России
Свечам гореть, поминовенью быть.
Горят пусть свечи светом негасимым,
И пусть в сердцах людей не гаснет свет.
Я верю: благодарная Россия
Жертв не забудет, не забудет, нет!

Ныне известны невероятные по своим масштабам цифры расстрелянных, репрессированных, заключенных в тюрьмы, разбросанных по детским домам. Только по неполным данным их число превышает десять миллионов человек. Система боролась с совершенно безвинными людьми, выдумывая себе врага, а потом безжалостно уничтожала этих людей. Вечная память безвинно погибшим.

День памяти жертв политических репрессий, как подтверждение того, что ничто не забыто - ни высокий подвиг, ни подлое предательство, ни черное злодейство. Вернуть всем невинно пострадавшим их доброе имя - святой долг государства.

30 октября – день памяти жертв политических репрессий - этот печальный день отмечают в России ежегодно с 1991 года: проводятся митинги, памятные мероприятия, уроки памяти, посвященные людям, погибшим и пострадавшим в ходе политических репрессий.

Тяжелые годы депортации обернулись большим человеческим горем для каждого, кто достоин звания человека и кто воспринял эту боль как собственную.

28 августа 1941 года сталинское правительство издало Указ о депортации немцев. В первую очередь этому Указу подверглись жители немецкой республики на Волге.

Вторым этапом унижения немцев России стали лагеря – это трудовая армия, а затем спец комендатура. И даже после отмены этого продолжался геноцид. С людей сняли обвинения, как с врагов народа, но не вернули им прежнюю землю, прежний быт.

…Потом хромой с ножным протезом,
Горланил, теребя листок-
Кому готовиться к отъезду
В трудармию на долгий срок.
Рыданье женщин, плач детишек,
Смешались с вихрем февраля,
И глас народа не был слышен,
Суровым был Указ Кремля.
А на ветру над школьным зданием,
Кумач поблекший реял ввысь:
«Спасибо Вам, товарищ Сталин,
За нашу радостную жизнь».

«Трудармия» - означает в дословном переводе - рабочая армия. В действительности, это были лагеря для принудительных работ, окруженные высоким забором с вооруженной охраной. Условия, в которых должны жить и работать трудармейцы, по жестокости не уступали образу жизни в колонии уголовников.

Колонны переселяемых под конвоем войск грузились в пульмановские вагоны. Типичный эшелон состоял из 50-60 вагонов, сопровождался конвоем. Страшная скученность, антисанитария, недостаток питьевой воды, продовольствия - все это вело к болезням, гибели людей, но самое страшное их ждало впереди. На местах многим прибывшим пришлось зимовать в наскоро сбитых дощатых бараках, землянках, а то и в палатках. Из переселенческих организовали так называемые трудовые колонны, которые направлялись на самые тяжелые работы. Гибель людей здесь стала массовой. По пути на работу их сопровождал солдатский конвой, имевший приказ стрелять при малейшем подозрении.

В нищете, унижении, тесноте лагерей огромное число трудармейцев умирало от голода и отчаяния, холода и непосильной работы.

Женщины на лесоповале в тайге на Севере, в шахтах. Жалкие пайки хлеба 300 г в день, умирающие от голода дети, жестокие морозы, голод. нищета. Все это было в кратких чертах судьбой российских немцев после войны. В этих условиях погибла значительная часть немцев в России (3000 000).

У памятника
…В День Памяти безвинно убиенных,
Погибших от советских палачей,
На зов его глухой, проникновенный
Сюда приходят тысячи людей.
Они стоят с зажженными свечами,
И каждый в мыслях где-то далеко,
Лишь по глазам, наполненным слезами,
Понять их можно, как им нелегко.
Они родных в тридцатых потеряли
И их могил не могут отыскать.
Того, что в жизни сами испытали,
Не дай, Господь, кому-то испытать!
Пусть с чьих-то губ злословье не сорвется,
В нас для ответа есть еще запал,
Пока мы живы, будем мы бороться,
Тому порукой наш «Мемориал»!

Незаконно обвиненные,
Поневоле осужденные,
Испытали на себе агрессию
Жертвы политических репрессий.
Но людская память помнит
Ту ужасную черную тень.
И теперь появилась дата -
Этот скорбный, трагический день.

Поломанные судьбы,
Разбитые надежды
Невинные по сути,
Ушедшие навечно.
Вы нестерпимой болью
В сердцах людских живете
И памятью-любовью
Земную скорбь несете.

Такое страшное было время.
Врагом народа был сам народ.
Любое слово, любая тема...
И по этапу страна... вперед!
Но мы-то помним! Теперь мы знаем.
На все запреты, на всех печать...
Народ толпой по этапу гнали,
Чтоб было легче им управлять...

Память – самое дорогое, что есть в сердцах людей. В жизни бывают моменты, которые невозможно вспомнить без слез.

До 1941 года автономная советская социалистическая республика, расположенная в Нижнем Поволжье, граничила с Саратовской и Сталинградской областями, с Казахской ССР. Объединяла 22 района (кантона), г.Энгельс и рабочий поселок Красный Текстильщик, выделенные в самостоятельные административно-хозяйственные единицы. Территория – 28тысяч кв. километров, население – 576 тысяч человек (1933). Центр – г.Энгельс.

Городское население составляло 96 тысяч человек, то есть 16,7 процента всего населения. Рост городского населения стало результатом индустриализации республики при Советском власти. Всего имеется три города: Энгельс, Бальцер и Марксштадт и рабочий поселок Красный Текстильщик. Рабочих и служащих – 55тысяч человек (1936 г.). Национальный состав населения: немцев – 66, 4 процента, русских – 20,4 процента, украинцев – 12 процентов, прочих – 1,2 процента…

При Советской власти построены овощеконсервный завод (Гуссенбах), махорочная фабрика (Марксштадт), костеобрабатывающий завод (Энгельс), беконная фабрика (Энгельс) и др. Заново создана молочная и томатная промышленность. В 1914 году действовали 9 молочных заводов, перерабатывавших 650 тонн молока, в 1932 году - 89 заводов, перерабатывавших 16 тысяч тонн. Крупнейшим объектом строительства явился гигантский мясокомби¬нат (Энгельс), начатый в первом пятилетии и частично уже работающий. Развивались отрасли промышленности и на привозном сырье, Реконструированный (почти заново построенный) завод «Коммунист» (Марксштадт) освоил производство нефтяных двигателей для сельского хозяйства и речного транспорта; построены завод токарных станков (с. Гримм), трактороремонтный завод (Энгельс), кирпичные заводы (Энгельс и Бальцер)...

Колхозами охвачено 99,7 процента крестьянских хозяйств и свыше 92 процентов посевных площадей. В 61 МТС имеется 5513 тракторов, 1585 комбайнов. Организовано 20 совхозов (7 молочно-мясных, 6 свиноводческих и др.). Сельскохозяйственные работы механизированы на 83 процента.

Большие достижения произошли в электрификации сельского хозяйства. В 1930 году на территории республики была создана первая в Союзе электропахотная станция. Работают 73 молотильных агрегата, создано 50 электpoоросительных установок. 15 МТС и ряд совхозов электрифицированы. По интенсивности внедрения новой агротехники республика занимает одно из первых мест в Советском Союзе.

Сельское хозяйство имеет зерново-животноводческое направление с преобладанием внутри зернового хозяйства яровой пшеницы и с мясомолочным и мясошерстным направлением животноводства. По развитию молочного хозяйства республика выделяется во всем Нижнем Поволжье...

В Н. П. АССР полностью введено обязательное обучение на родном языке. С 1922 года по 1937-й число всех школ увеличилось с 327 до 421, а число учащихся — с 41 873 до 103 934, средних школ в 1937 году было 171 с 22 500 учащимися. До Великой Октябрьской социалистической революции на территории нынешней Н.П.АССР не было ни одного вуза. Теперь их 5 (педагогические институты — четырех – и двухгодичный, вечерний педагогический институт, сельскохозяйственный институт, высшая сельскохозяйственная школа).

В Н.П.АССР созданы национальные немецкий театр, детский театр, 52 кинотеатра, обширная радиосеть. Издается 29 газета, из которых 21 – на немецком языке. Только за три года (1933-1935) немецкое издательство выпустило 2861000экземпляров книг (555 названий немецких книг), в том числе - 1472000 учебников (176 названий)…»

Политические репрессии – одна из самых трагических страниц нашей истории. Но это наша история, и изучение ее – знак памяти и дань уважения невинно пострадавшим.

Наша задача – знать историю такой, какая она есть на самом деле, помнить о тех, кому довелось пережить ужасы депортации, и преклонить колени перед их мужеством и стойкостью. Прошло много лет. Но только сегодня можем мы – и должны! – сказать правду о той трагедии и вспомнить тех, кто в далекие, но оставшиеся незаживающей раной годы, пострадал от сталинских репрессий.

Средняя Азия, Сибирь, Красноярский край с бескрайними просторами, малозаселенными площадями представляли собой огромный полигон для насильственного расселения и принудительной эксплуатации дешевого человеческого труда.

Конец 20-х – 30-е годы в Сибирь сотнями пригоняли раскулаченные крестьянские семьи. На тех, кого еще недавно называли «хозяин», «зажиточный мужик», поставили клеймо «кулак».

Начало Великой Отечественной войны для немцев Поволжья стало такой же трагедией, как и для остального народа. На сборы – 24 часа. И вот уже тысячи семей переправляются в вагонах для скота в Сибирь. Для многих недели без воды, чистого воздуха и еды стали первым испытанием. Для других – последним (немногие старики и дети смогли это выдержать).

В Красноярский край из Поволжья прибыло 67264 человека. В настоящее время в нашем районе проживает 269 реабилитированных. Это уже второе поколение, депортированных из Поволжья, которые знают об ужасах, перенесенными их родителями лишь понаслышке. До недавнего времени пострадавшие от репрессий, а также и члены их семей скрывали свою принадлежность к «врагам народа», боясь какой-либо дискриминации в свой адрес или в отношении своей семьи.

Цель издания нашей книги - рассказать о периоде репрессий в Краснотуранском районе и проследить судьбы наших земляков, пострадавших в те годы.

Основные задачи, которые мы поставили перед собой:

-донести до подрастающего поколения представление о событиях 30-40 годов двадцатого века в нашей стране;
-познакомиться с биографиями краснотуранцев, пострадавших от репрессий;
-развивать в себе чувство ответственности перед другими людьми, перед страной, учиться противостоять силе зла;
-воспитывать у молодежи уважительное отношение к жертвам политических репрессий прошлого века.

И чтобы никто не был забыт, и ничто не было забыто.


На оглавление

На главную страницу