Люди и судьбы. Жертвам политических репрессий Краснотуранского района посвящается...


Рисс Мария Андреевна, 06.07.1940г.р.

До начала Великой Отечественной войны наша семья с двумя детьми проживала в с.Николаевка, Краснотуранского района, Красноярского края. Война для нас стала такой же трагедией, как и для немцев Поволжья. Единственное отличие – нас не этапировали.

В апреле 1942 года отца забрали в трудармию, а в сентябре этого же года родился наш братишка. Сколько лиха пришлось испытать нашей маме. Надо было накормить, одеть и обогреть малолетних детей, чтобы не умерли от голода и не замерзли. Когда закончились все постройки около усадьбы, которыми мы топили печь, мы с сестрой (сестре было 5 лет, мне 4 года) ломали бурьян у речки, связывали и несли домой на растопку. Мама, глядя на наши исцарапанные в кровь ручки, плакала. И еды в доме не было, надо было выполнять план по сдаче государству продуктов питания. Если бы не наша кормилица – коровка, наверное, не выжили бы. Ходили ранней весной по полям, было большой удачей найти мерзлую картошку, из нее делали оладьи и ели. Да разве обо всем расскажешь, до сих пор при воспоминании плачу.

В 1947 году папа вернулся из трудармии очень больным, но уже жить стало полегче. Потом у нас еще родились 5 детей, но двое в младенчестве умерли.

В 22 года вышла замуж за депортированного с Поволжья, Рисса Александра Самуиловича, 1938г. рождения.

Ему тоже немало пришлось пережить, был большой голод, одеть на ноги совсем нечего было. В семье его отца было 9 детей. Бабушка Александра умерла рано, самому младшему тогда было 2 годика. Дед растил детей один, однажды он ушел в лес и пропал. Дети остались совсем одни, старшие дети растили младших, но все выжили.


На оглавление

На главную страницу