Люди и судьбы. Жертвам политических репрессий Краснотуранского района посвящается...


Гончаренко Надежда Романовна

Я, Гончаренко Надежда Романовна напишу о том, что знаю, а это совсем малая часть жизни моих родителей и нашей, их детей.


Лешковская Зинаида Кузьмовна – мама,
Керн Валентина Александровна – двоюродная сестра
Керн Роман Христофорович – папа
Невестка Эмма

Мой отец, Керн Роман Христофорович, родился 14 апреля 1928 года в Саратовской области Гмелинского района, село Водянка. Во время массовой депортации этнических немцев из Поволжья его семья лишилась всего имущества. Дети были разлучены с родителями – кто-то из семьи Керн попал в Казахстан, а папа с семьей старшего брата Федора и младшей сестрой Эммой в Сибирь. Их отца забрали в трудармию, и больше его никто не видел.

В 1941 году они на барже добрались до Краснотуранского района (тогда Сорокино). Сначала жили в с. Кара-Беллык. Через два месяца дядю Федора забрали в трудармию. В то время, спасаясь от голода, копали саранки, ловили сусликов, собирали в поле колоски и мерзлую картошку. Было голодно, ведь шла война. Отцу пришлось побираться и даже воровать, потому что он думал не только о себе, а еще о своей младшей сестре Эмме. Его не раз вызывали в Сельский Совет для беседы, а он настойчиво просился в Кортузский детский дом. И его взяли, но для проживания в детдоме Ложкевич Владимир Данилович изменил отцу дату рождения на 1929 год. Дети там не только жили, но и работали. Владимира Даниловича отец звал «Батей», для него он стал родным человеком и заменил отца. Хорошие отношения у них сохранились до конца жизни. Может благодаря этой семье, отец перенес менее болезненно все тяготы той жизни. Семья Ложкевич и нас, папиных детей всегда встречала, как своих.

В Кортузе познакомился со своей будущей женой Лешковской Зинаидой Кузьмовной и в 1947 году женился. Просился в 1948годув армию, не взяли, потому что национальность немец. Было тяжело, не хватало образования, но в 1954 году папа закончил курсы трактористов, а в 1961 курсы шоферов. Имеет «Медаль за освоение целинных земель», «Ветеран труда». Было у родителей нас пять детей. Все дети получили образование. Так всю жизнь он и прожил в Кортузе, за исключением последних лет жизни, когда парализовало маму. Они переехали к нам в Краснотуранск. Да обзывали их фашистами, но злости и обиды на советскую власть, и вообще ни на кого не держал. С людьми жил дружно, но был прямолинейный. Еще отец с детства дружил с Райсвих Александром. Друзья, как говорят «не разлей водой».

Все родные братья и сестры отца уехали в Германию, а он сказал, что ему хорошо в России, и менять он в своей жизни ничего не будет. Даже переехав в Краснотуранск, он всегда тосковал о селе Кортуз, где он прожил всю свою сознательную жизнь. Это была его малая родина. Умер он 2010 году. Ушли из жизни и все его братья и сестры. В живых только младшая сестра Эмма, которой в этом году исполнится 90 лет, она живет в Германии, но жалеет о том, что ухала из России.

Конечно, всего я не помню, но жили мы в Кортузе и русские и немцы большими семьями со всеми соседскими детьми дружно и весело.

Единственное было отличие, что немцы в основном жили в «Берлине», так называли окраину села за мостом. И были большими аккуратистами.

Фото из семейного архива Надежды Гончаренко:


Мои родители


Отец в пожилом возрасте


Керн: Александр, Роман и Эмма

Надежда Гончаренко (Керн) январь 2017год.


На оглавление

На главную страницу