Люди и судьбы. Жертвам политических репрессий Краснотуранского района посвящается...


Райц Ирма Адамовна

Прошли десятилетия и, обжившись на новом месте, кажется, забываются прошлые тяготы и лишения, но никогда не забудется, что пришлось пережить в те страшные, военные годы.

В 1941 году, когда началась Великая Отечественная война, мне было 9 лет. Родилась я 21.04.1932 года в селе Кано Гмелинского района Саратовской области. Семья у нас была большая – отец Кайль Адам Августович (1988 года рождения), мама Кайль Екатерина Егоровна (1892 года рождения) и мы – дети старший брат Александр, сёстры – Эмма, Лиза, Миля, я – Ирма, Валя и младший брат Иван. Село было наше небольшое, расположено на равнине на берегу Волги. Не было ни гор, ни холмов, только мелколесье и степи. В деревне было две длинные улицы, на одной из улиц в центре села был колодец, откуда брали воду. Был в деревне сельский совет, начальная школа, небольшой магазин (лавка), почта и пекарня. В конце села, на одной из улиц стоял наш дом, усадьба была большая, огорожена штакетником, огород, сельхозпостройки, баня, времянка. В доме было три комнаты и кухня, печь топили соломой или кизяком. Держали скотину: корову, овец, свиней, гусей, кур. Во дворе и в доме всегда поддерживали чистоту и порядок. В доме были большие сени и кладовая, из кладовой на чердак вела лестница. Там было чисто, как в доме. На чердак родители ссыпали зерно пшеницы, полученное на трудодни.

Недалеко от деревни были колхозные поля, где росли пшеница, овёс, рожь. Также бахчевые, где выращивали арбузы и дыни. На полях ещё выращивали помидоры. В соседней деревне Блюменфельд росли фруктовые деревья, и отец осенью всегда привозил яблоки, груши и сливы.

Отец во время уборочной страды на полях работал весовщиком, в остальное время на почте – почтальоном, мама работала в пекарне. Семья была дружная трудолюбивая. Старший брат Александр и две старшие сестры – Эмма и Лида жили отдельно семьями. Александр работал председателем сельского совета, жена его - в библиотеке. Сестра Эмма жили с семьёй в районном центре Гмелинске, она работала на телеграфе, муж – в милиции.

Отец с матерью очень нас любили и заботились, чтобы все были сыты и одеты. Отец очень часто ездил в города Энгельс, Москву, Сельман и привозил нам одежду, продукты, подарки. Отец очень хорошо говорил по- русски.
В августе 1941 года вышел Указ о переселении немцев, проживающих в Поволжье, в другие районы страны – Новосибирская и Омская область, Алтайский и Красноярский край, Казахстан, Киргизия и другие. Мамины братья и сёстры попали в Киргизию. А нашу семью репрессировали в Красноярский край. Не делалось исключение ни для коммунистов, ни для комсомольцев. Всем семьям вручали повестки НКВД и давали 24 часа на сборы. Разрешалось брать на семью не больше 200 кг имущества и продовольствия. Всё нажитое – имущество, дом, хозяйство, семейные реликвии - всё пришлось бросить. В сентябре 1941 года всю нашу семью погрузили на двух подводах и везли до станции Гмелинск, под конвоем НКВД. На станции грузились в «товарняк», в вагоны в которых перевозили скот. Эшелон наш ехал под конвоем до Красноярска, из Красноярска до Сорокино плыли на барже.

Нашу семью и семью старшего брата Александра расселили в Старом Краснотуранске, а семья сестры Эммы попала в Большемуртинский район. Отец ездил за ними и перевёз в Краснотуранск. Семью нашу подселили к семье Козиных, люди были очень хорошие, помогали чем могли. Зиму прожили у них, а потом жили в семьях Руденко, Гордечук.

В 1942 году немцы – мужчины и женщины от 16 лет до 55 лет были мобилизованы в трудармию. Из нашей семьи забрали отца, старшего брата Александра, сестру Эмму и Лиду с мужем. С нами остался больной муж (не ходячий) сестры Эммы и её годовалый сын. Жили по две, три семьи во времянках, амбарах, землянках.

Никто из нашей семьи не затаил зла, живя впроголодь, полураздетыми, не роптали на нищенское существование, понимали – война.

Жили по карточкам, собирали мёрзлую и сухую картошку на поле, из лебеды пекли лепёшки, из крапивы варили суп. Собирали колоски пшеницы, а потом пешком носили в Узу, мололи на муку. Сестра Миля (12-13 лет) ходила по деревне просила милостыню, что подадут, приносила домой. Живя в условиях выживания, мы были лишены детства и возможности учиться. В школу не ходили из–за отсутствия одежды, обуви, еды. Нам детям войны в 10-15 лет пришлось трудиться наравне с взрослыми. Сестра Миля в 14 лет пошла работать на ферму телятницей, а потом дояркой работала до самой пенсии. В поле вручную пололи пшеницу, работали на колхозном огороде, пасли свиней. Старались ни в чём не отставать от старших. Мама работала сторожем на ферме, а днём копала, полола огороды у людей.
В 1948-49 годах после трудармии стали возвращаться наши родные, первым пришёл брат Александр, затем отец и сестра Эмма (пока она была в трудармии, муж её умер), сестра Лида осталась жить на севере.

После войны вся наша семья вплоть до 1953 года была под надзором комендатуры, в которой следовало постоянно отмечаться. Мы не имели право сменить место жительства, за нарушение грозило тюремное заключение, а то и расстрел.
В каждой семье была своя трагедия, из последних сил тянулись, чтобы выжить на новом месте в Сибири. С огромным трудом и лишениями строились и создавали хозяйство, которое позволяло содержать большую семью.

Отец возле фермы распахал пикулю и построил небольшой домик. Работал скотником на ферме. После войны стало жить полегче. Большим событием, которое с радостью было встречено краснотуранцами, явилась отмена в 1947 году карточной системы. Зарождалась новая мирная жизнь. Младшая сестра Валя и брат Иван получили возможность ходить в школу.

После возвращения из трудармии старший брат Александр от непосильного труда, холода и голода в лагере, прожил недолго и вскоре умер.

В 1953 году умерла мама – Екатерина Егоровна. Через год после её смерти отец женился на женщине с пятью детьми, и мы, дети, Миля, я, Валя и Иван жили с отцом и мачехой. Мачеха была женщиной хорошей, трудолюбивой, заботливой.

Я до замужества жила в старом Краснотуранске, работала няней в детском саду, рабочей в пекарне. В мае 1956 года вышла замуж, с мужем Райц Иваном Филипповичем жили с моим отцом и мачехой. В феврале 1957 года у нас родилась старшая дочь Ольга, а в июне этого же года мы переехали в деревню Биря. Жили в «финском» домике, в однокомнатной квартире, через два года родилась средняя дочь Екатерина. Муж Иван работал в кузнице кузнецом, после того как получил травму глаза и стал инвалидом (один глаз не видел), стал работать слесарем – наладчиком на ферме. В начале 1959 года переехали в дом, который стоял в центре села, рядом были магазин, школа, клуб. Я работала уборщицей в магазине. В 1961 году родилась третья младшая дочь Светлана.

В Бире дом стоял на берегу Енисея, через протоку были красивые острова, очень жаль, что в 60 – е годы Бирю постигла участь всех прибрежных сёл – её снесли. А жителей переселили в новое село Лебяжье.

3 октября 1961 года умер отец – Адам Августович, добрейшей души человек. В последний путь его провожал весь старый Краснотуранск.

В Лебяжье я работала разнорабочей, а последние (до пенсии) 18,5 лет рабочей на очистных сооружениях. Муж до 70 лет работал чабаном, был передовиком производства, имел правительственные награды, в 1999 году мужа не стало, ему был 71 год. Прожили с мужем 43 года, умели радоваться жизни, работать. Очень любили принимать гостей и угощать на славу.

Выросли дети и внуки, подрастают правнуки. У меня шесть внуков и у каждого уже своя семья – Андрей, Иван, Ольга, Иван, Екатерина, Александр. Семь правнуков – Юлия, Максим, Айрат, Иван, Максим, Мария, Ксения.

Краснотуранская земля стала для меня второй родиной, которая всегда удивляла многообразием природы, её красотой и величием. Здесь было много хороших друзей, соседей. Этот край я полюбила всей душой, став сибирячкой. И только сны и воспоминания постоянно напоминают о малой родине – Поволжье.

В течение всей жизни со своими братьями и сёстрами жили дружно, помогали друг другу и горько сознавать, что в конце жизни их нет рядом - родных и близких мне людей, все они покинули этот мир в разное время.

Старший брат Александр 1922 года рождения умер в 1950 году, похоронен в старом Краснотуранске. Сестра Эмма 1928 года рождения умерла в 2008 году. Сестра Лида 1926 года рождения умерла в Украине дату смерти не знаю. Сестра Миля 1930 года рождения умерла в 1998 году, сестра Валя 1934 года рождения умерла в 2003 году, они тоже похоронены в Краснотуранске. Младший брат Иван 1936 года рождения жил в Саратовской области в г. Новоузенске, в доме престарелых, последние три года от него вестей нет. Писали на администрацию, но ответа не получили. Жив он или нет, не знаю.

Никто у нас не вернулся на малую родину в Поволжье. В 1972 году был снят запрет на возвращение на прежнее место проживания. И только уже в новой России в 90-е годы был принят закон «О реабилитации репрессированных народов» и правительство принесло извинения потерпевшим.


1950 год. Отец - Кайль Адам Августович


1950 год.  Мать - Кайль Екатерина Егоровна


На оглавление

На главную страницу