Люди и судьбы. Жертвам политических репрессий Краснотуранского района посвящается...


Ли Ольга: «О репрессированных Новой Сыды»

Список реабилитированных и лиц, признанных пострадавшими от политических репрессий села Новая Сыда.

СЕМЬИ: Лейман, Ляйман, Лайман,Баль, Арне, Пиль, Греб, Франк, Вундер, Шварц, Гергерт, Шмидт и мн. другие.

1. Лютикова (Ляйман) Ильвира Александровна
2. Каптелова Лидия Оттовна
3. Франк Анатолий Егорович
4. Линдигрин Тамара Александровна
5. Баль Людмила Александровна
6. Кунцман Роман Яковлевич
7. Белкина Надежда Вальтеровна
8. Арне Александр Эмануилович
9. Греб Иван Иванович
10. Энгель Виктор Александрович (1955),

Совсем, кажется, недавно ушли из жизни люди, прожившие яркую, наполненную испытаниями и страданиями жизнь:
1. Тестова Анастасия Агафоновна
2. Сыркина Кадима Кабиевна (29.12.2016)
3. Штеле Эльвира Егоровна
4. Потылицына Эмма Филипповна
5. Штырь Вера Карловна
6. Шварц Ида Абрамовна
7. Гесс Артур Александрович
8. Рынг Давид Генрихович
9. Супруги Пиль
10. Ляйман Фёдор Андреевич
11. Ляйман Катарина Гейнриховна
12. Лейман Анна Андреевна
13. Лейман Валерия Андреевна
14. Франк Амалия Андреевны
15. Баль Иван Самуилович
16. Баль Элла Давидовна
17. Потылицын Алексей Михайлович
18. Пиль Мария Антоновна
19. Куцман Александр Готлибович

Репрессии... Сколько вобрало в себя это слово: боль, крик детей, оторванных от родителей, ужас расставаний, смерть...Это миллионы исковерканных судеб, осиротевших детей. Репрессии были массовыми, приговоры суровые, сознательно создавалась обстановка массового психоза, плодились ненависть и жестокость. Сотни тысяч заключённых явились бесплатной рабочей силой на стройках, рудниках, шахтах.

В 20-е годы наступил кризис власти, свидетельствовавший о том, что вокруг партии росли недоверие, отчуждённость, враждебность. В ответ - политика подавления, насилия, массового террора. Начался поход на «классового врага». В число врагов были зачислены церковные служители, служащие, рабочие, крестьяне. Репрессии сверху дополнялись массовым доносительством снизу – это говорило о тяжелой болезни общества.

В репрессиях был не только политический, устрашающий смысл, но и экономическая выгода. На рабском труде репрессированных держалась административно-командная экономика. Она нуждалась в терроре, в кнуте, поскольку это был путь получения сверхприбыли. Правда, путь этот – бесчеловечный. Всякий, кто представлял хоть какую-то опасность – расстреливался или заключался в концлагеря.

И в тридцатых, и в сороковых годах, и позже, люди недоумевали – «ЗА ЧТО их арестовывают?». А вопрос надо было задать совсем другой: «ДЛЯ ЧЕГО?». Для того чтобы обратить в раба в собственном государстве. Не был застрахован никто – ни последний бомж, ни член ЦК. Сегодня ты был на Кремлёвском пайке, а завтра - зэковском, сегодня подписывал приговоры, а завтра приговорили тебя самого.

В 1929 году началось раскулачивание. Семьи крестьян лишались имущества и отправлялось в глухие, необжитые места. Яркий пример мытарств таких семей – судьба Анастасии Агафоновны Тестовой (Финашкиной). Отца расстреляли, а семью выгнали из дома, отобрав имущество и отправив за Чулым, в глухую тайгу. С Божьей помощью дедушка спас семью. А потом долгие годы ссылки, борьбы за выживание, унижения, обиды.

С каждым годом число заключённых и число лагерей росло. Всего с 1930 по 1953 в бараках лагерей и колоний побывало около 18 миллионов человек. 786 тысяч человек было приговорено к расстрелу. Среди них был и Бихерт Карл Балтазарович, правнучка которого живёт в нашем селе. В одну из тёмных зимних ночей 1937 года он был арестован в собственном доме и увезен без всяких объяснений. В доме остались жена, пятеро маленьких детей, престарелая мать. В то время ему было 33 года. Долгие годы семья ничего не знала о его судьбе. И только спустя 60 лет, благодаря настойчивости его младшего сына удалось установить, что он был расстрелян.

Место захоронения неизвестно, так как места захоронения тогда в уголовных делах не отражались. 26 апреля 1960 года Сталинградский областной суд пересмотрел дело Бихерта Карла Бальтазаровича и отменил постановление тройки НКВД .

Результатом репрессий 30-х годов стало катастрофическое начало войны 1941-1945 годов, когда сотни тысяч наших солдат оказались во вражеском плену. Наиболее пострадали народы Северного Кавказа и Крыма, а в августе 1941 года была ликвидирована Автономная республика немцев Поволжья, население которой в течение двух веков считало себя жителями России. Советских немцев обвинили в сотрудничестве с гитлеровской Германией и депортировали на восток и север страны. Переселению подлежали все немцы, проживавшие в городах и сельских местностях АССР немцев Поволжья, Саратовской и Сталинградской областей. Насильственное переселение целых народов – кровавая и до сих пор не заживающая рана нашей истории.

Их посадили в вагон для перевозки скота и отправили в Сибирь. Многие люди не выдерживали страшных условий перевозки - умирали от инфекционных заболеваний.

В Красноярске их грузили на баржи и доставляли до пристани Сорокино. По-разному встретили немцев в местах расселения. На пристани их уже ждали председатели колхозов. Словно на невольничьем рынке выкрикивали: «Трактористы есть? Подходи! Кузнецы давай сюда!» Одинокие женщины, да ещё с детьми, шли третьим сортом.

А в январе 1942 года, а кое-где и осенью 1941 года, всех мужчин, кроме стариков и инвалидов, стали угонять в «трудармию» - в основном на лесоповал, а также на шахты Кузбасса. Летом 1942 года женщин, кроме многодетных, и подростков отправили на «рыбную ловлю» на север: в Игарку, в Туруханский район, в Эвенкию, на Таймыр, а также на Ангару.

Скудное питание, ветер, дождь, мороз, комары были их повседневными спутниками, отнимавшими силы и превращавшими людей в скелеты, которые умирали на ходу. «Без выполненной нормы из леса - ни на шаг!»- таким было железное правило лагерного начальства. Питание было очень плохим, оно состояло из гнилой картошки, капусты. Хлеб выпекался с примесями и походил на глину. Нормы питания доходили до черты, за которой начиналась голодная смерть. Большинство трудоармейцев умерло. Кто от голода, кто от болезней. Некоторых признавали непригодными к работе и отправляли домой. В основном они умирали в дороге. Все тяготы жизни усугублялись унизительным положением людей немецкой национальности.

За годы репрессий народ понёс неисчислимые людские и моральные потери. Только за эти годы он не досчитался почти полумиллиона человеческих жизней – мужчин, женщин, детей. В период массовых политических репрессий с 1929 по 1960 годы на территории Красноярского края находились в местах лишения свободы, ссылке и на спец поселении до 545 тысяч человек 37-ми национальностей.

В нашем районе тоже живёт немало людей, которые прошли через суровые испытания тех лет. В селе и сегодня проживают такие. И хотя время зарубцевало их раны, но в минуты воспоминаний о былом унижении и ужасах физического насилия, вновь плачет душа и сжимается сердце.

Но немцы – это не единственный народ, пострадавший от репрессий. В конце 1943 – начале 1944 годов Сталин и Берия на основании сфальсифицированных данных осуществили меры по выселению калмыков, чеченцев, ингушей, балкарцев, карачаевцев, крымских татар и других народностей.


На оглавление

На главную страницу