Лев Нетто: «Лозунг «Свобода или смерть!» вдохновлял и объединял людей, но Демократическая партия смерть отвергала»


Мучительное «Что делать?» больше не жгло мою душу!

1948 год — год особый.

В стране заработали особорежимные лагеря, предназначенные для «перевоспитания» тех, кто прошел горнило войны, увидел другой мир за железным занавесом совсем не таким, каким рисовала его официальная советская пропаганда. Среди таких оказался и я. Тяжело в 23 года утратить смысл дальнейшей жизни: после фронта и плена мне определили 25 лет заключения (Об этом подробно Л.А.Нетто рассказал в 6-м томе издания «О времени, о Норильске, о себе...»). Но именно здесь судьба подарила мне верных друзей и вселила веру в огромные возможности человека.

...В один из майских дней 1949 года в норильском лагере мне была доверена тайна: в стране существует подпольная политическая организация «Демократическая партия России». Ячейка этой организации, как мне сказали, действует и за колючей проволокой. Цель партии — освобождение Отечества от коммунистического гнета. Мучительное «Что делать?» больше не жгло мою душу! На следующий день я поставил роспись своей кровью на клятве верности нашей общей цели.

Федор КаратовскийОдним из организаторов нашей внутрипартийной деятельности был сибиряк Федор Каратовский. Основное внимание партии уделялось беседам с людьми, особенно молодыми. Членов партии объединяли прежде всего личный жизненный опыт и осуждение действующей власти.

Чтобы разобраться с происходящим с нами, со страной, надо было учиться читать, размышлять, задавать вопросы. Первоисточники трудов Маркса, Энгельса, Ленина мы читали совершенно официально. В лагерной библиотеке эту литературу можно было свободно получить, обсуждать ее в своей среде. Федор Каратовский наставлял нас: организационно-партийную деятельность Ленина надо не просто изучать, но и применять, согласуясь с реальностью. Мы общались в ночные смены, вели беседы небольшим составом — 3-4 человека.

Моя лагерная биография в Горлаге началась в 4-м лаготделении, затем меня перевели в 5-е, а позже вернули в 4-е. В 5-м лаготделении партийными наставниками молодых были фронтовик Алексей Мелентьев и известный спортсмен Андрей Старостин, а в 4-м — Юлиан Тарновский и Сергей Соловьев. Юлиан Константинович учил нас понимать классиков марксизма-ленинизма, в 1952 году мы с Сашей Анохиным с его помощью учили английский язык. В том же году осенью я узнал, что краткую программу Демократической партии России написал Сергей Дмитриевич Соловьев. С этим удивительным человеком меня познакомил Ф.Т.Каратовский. Федор Тимофеевич предложил мне стать переписчиком партийных документов. Он сам давал мне очередное задание сделать рукописную копию устава и программы Демократической партии, которую потом я отдавал ему. Если требовалось написать документ очень мелким почерком, я понимал, что он пойдет в другое лаготделение. Когда после восстания нас направили на Купец и на вахте устроили обыск, меня спасло то, что краткую программу партии на листке, сложенном гармошкой, я зажал в кулаке. Дело было летом. Я сложил свою одежду на землю и поднял кулаки. Ее бегло осмотрели, даже не прощупали, команды разжать кулаки не было, и я вздохнул с облегчением. Так был спасен партийный документ.

Я проникся огромным уважением к Сергею Дмитриевичу Соловьеву — в нем чувствовались огромная сила, мужество и ум. Он прошел войну, был лет на девять старше меня. Человек он был немногословный, но когда начинал говорить, его убежденность невольно передавалась тем, кто его слушал...
Но первыми, кто заставил меня задуматься над переустройством нашего общественного строя, были Алексей Алексеевич Мелентьев и Андрей Петрович Старостин. Самыми памятными остались для меня их споры-разговоры о политической реальности послевоенных лет. При этом они вообще-то не спорили, а находили дополнительные аргументы к своим утверждениям, что СССР — детище большевизма — страна рабов. Диктатура и демократия — два противоположных полюса, две диаметрально противоположные формы жизни. Потом эти слова я прочитал в про грамме демпартии, написанной С.Д.Соловьевым. Алексей Алексеевич Мелентьев был профессиональным военным, воевал на фронте, был в плену. Он почему-то был в курсе создания Русской освободительной армии и даже возлагал на нее надежды. От Мелентьева, Старостина и Соловьева я слышал про советскую власть такую крамолу, что дух захватывало! Я впервые задумался о наших вождях, усомнился в искренности их убеждений и по-новому оценил свой небольшой фронтовой и жизненный опыт, ведь моя биография началась в 23 года (а фронтовая — в 18!). В лагерном расписании не было политинформации, перевоспитание заключенных в основном предполагалось через полезный труд. Но в клубах лаготделений можно было почитать газеты, правда, старые, можно было послушать радио. Я работал в ремонтно-механических мастерских Горстроя и кирпичного завода, поэтому мог получать информацию и через вольнонаемных, и через репродуктор на участках. И теперь уже совсем по-другому я воспринимал сообщение о заседании в ООН, где, например, наши представители осуждали нарушение прав человека в каких-нибудь странах. По этому поводу гневно выступали наши деятели, трудящиеся на митингах. О своих правах никому и в голову не приходило говорить, многие просто не осознавали, что происходит в нашей стране. А я об этом уже задумался всерьез... Чаще всего мы собирались в сушилке, где дневальным был надежный человек. В любую минуту к нам мог зайти свой брат з/к, при котором мы не могли продолжать разговор. И тогда мы, как настоящие артисты, срочно меняли тему... Андрея Петровича Старостина знали и уважали все. Он ежедневно делал зарядку и всегда подчеркивал, что и в лагере не должно быть места унынию. Своим примером он и нам внушал оптимизм. От него я впервые услышал слова Л.Толстого: «Делай что должно и пусть будет, что будет». Я был поражен их мудрым смыслом и записал эту фразу как девиз своей жизни в блокнот. После смерти брата Игоря Нетто, известного футболиста, я разбирал его записные книжки и в них прочитал те же слова Л.Толстого. Я вспомнил, что было время, когда мой брат и А.П.Старостин общались очень тесно — Игорь был капитаном сборной страны по футболу, а Андрей Петрович начальником команды, наставником Игоря. Имя брата связало и нас с Андреем Петровичем в норильском лагере — я всегда чувствовал его теплое отношение к себе.

Администрация лагеря ужесточала карательные меры, злобствовали бригадиры и осведомители. В ответ украинцы, литовцы да и русские уничтожали наиболее одиозных ставленников администрации. Я чувствовал, что Демократическая партия одобряла подобные действия. Каждый член партии владел только той информацией, которая касалась его лично. Такая была конспирация, она-то и позволила действовать партии в глубоком лагерном подполье. Мне дали задание на изготовление холодного оружия. Дело в том, что были случаи внезапного проникновения в зону группы бандитов, которые избивали, убивали заключенных. Все понимали, что без санкции лагерного начальства такое невозможно. Партийцы решили противостоять уголовникам, для чего решили иметь ножи, кинжалы. Я работал в ремонтных мастерских токарем, поэтому мне и поручили затачивать заготовки. Литовец, наш человек, подошел ко мне и сказал, что познакомит меня с кузнецом. В дальнейшем он и снабжал меня заготовками.
После того как я заострял их на точильном станке, слесарь, пожилой эстонец Арно, делал к ножам рукоятки. Весь арсенал мы сдавали Каратовскому, который работал на инструментальном складе. Куда он прятал холодное оружие, мы не знали. Прошло какое-то время, на нашу зону нападения не было. И тогда на изготовление ножей был дан отбой. Помню, когда в Горлаг пришел карагандинский этап, Каратовский сказал: «Теперь мы не одни, такие отчаянные ребята прибыли». Я понимал, что члены демпартии общаются с вновь прибывшими, с украинцами и литовцами, но конкретной информации об этом не имел. Дело в том, что мне поручили копировать устав и программу Демократической партии и в связи с этим меня ограничили в общении. Но кое-кого я все-таки знал, например Петра Зиновьевича Дикарева. Он был монархистом, в нашу партию не вступал, но Каратовский доверял ему безоговорочно и всегда советовался. Дикарев был в курсе партийных дел и входил во время восстания в забастовочный комитет. Лозунг «Свобода или смерть!» вдохновлял и объединял людей, но Демократическая партия смерть отвергала. Она делала все, чтобы избежать провокаций на насилие, вела беседы, убеждала людей, разгоряченных собственным неповиновением и сопротивлением лагерному режиму, что нужно действовать осмотрительно и разумно, чтобы избежать ненужных жертв. Среди активистов сопротивления было немало членов Демократической партии, они сыграли свою роль в трудный месяц 1953 года. Но они при этом не афишировали ни партию, ни свою принадлежность к ней и, как всегда, соблюдали конспирацию, чтобы не навредить общему делу отстаивания прав заключенных. Восстание помогло нам почувствовать свою коллективную силу, вселило веру в добрые перемены. И это настроение, и документы Демократической партии мы понесли на «материк», в другие лагеря, куда этапировали активных участников сопротивления.

С одной стороны, норильские семена решительной борьбы за свободу рассеялись по всей стране, но, с другой — это значительно ослабило оставшихся в норильских лагерях. В лагере «Западный» уже не было Каратовского, Соловьева, Мелентьева...

После восстания Тихон Петров и Петр Сериков считали, что есть необходимость реального роста числа членов ДПР, ведь восстание выявило немало надежных ребят, наших единомышленников. Я помнил почти наизусть устав и программу действия ДПР. Мы решили восстановить их на бумаге. В 5-м и 4-м лаготделениях наши тайные встречи проходили, как правило, в сушилках. Теперь меня уже посадили в одной из комнат хозяйственной постройки, где размещалась баня. Мне пришлось напрячь память и собрать воедино все устные положения этих документов. В те часы, когда я там работал, обязательно кто-то из ребят следил, чтобы неожиданно ко мне не вошли надзиратели, проводившие дежурные обходы по зоне. Сколько мне потребовалось времени на восстановительную работу, уже не помню, но главное было сделано, и документы мы размножили в нужном количестве. Вступающие в партию знакомились с документами партии и давали клятву члена ДПР.

Моя цепочка стала состоять из девяти человек. Общее число членов ДПР по Горлагу трудно назвать. Не помню, чтобы когда-либо возникал вопрос: а сколько же нас?! Ответ мог быть только один: столько, сколько надо. Я получил подтверждение слов Федора Каратовского о том, что в стране существует подпольная демократическая организация. В лагпункте Купец зимой 1953 года Владимир (его фамилию я не помню) рассказал мне, что два конспиративных съезда ДПР состоялись во Владивостоке и Хабаровске.

Ф.Т.Каратовский сказал о Владимире «наш парень», поэтому наши беседы с ним были откровенными. Мы тогда на Купце строили двухэтажное кирпичное здание, я был бригадиром. Эта должность была моим партийным поручением, Владимир работал в моей бригаде. Это был молодой парень немного старше меня — лет 30. Темноволосый, очень подвижный, спортивного склада. Небольшие черные усики были предметом его гордости. Вообще-то впервые я услышал о том, что на воле есть Демократическая партия, от Каратовского в 1949 году, а тут неожиданно получил еще одно подтверждение о существовании партии: Владимир сам был дальневосточник, его информации можно было верить...

После смерти Сталина и восстания в Горлаге освобождение политических стало явным и нарастающим явлением. Вот почему мы решили временно захоронить партийные документы. Петров и Сериков поручили это сделать мне. Михаил Бережанский, хорошо знавший объекты производственной зоны рудника, предложил надежное место в небольшом кирпичном здании тепловой подстанции. Он подготовил нишу в стене за оборудованием, она явно не просматривалась. Там мы и спрятали небольшой пакет из рубероида с надежной смоляной оболочкой. Нишу мы заложили обычным кирпичом, он вполне вписывался в общий вид стены.

Поиск партийных документов

История с захоронением в Норильске партийных документов получила свое продолжение спустя почти полвека. В 1999 году сын известного норильского журналиста Виктора Кравченко Александр, тоже журналист, организовал на Первом канале, где он работал, встречу участников норильского восстания 1953 года. Их воспоминания прозвучали в передаче «Как это было», и тогда впервые публично было сказано о действии в лагерях Горлага подпольной демократической партии. После передачи мы нередко встречались и много беседовали с Александром Кравченко о тех далеких временах. Он написал сценарий хроникально-документального фильма и получил грант на съемки — так получился фильм обо мне и о судьбе моей семьи под названием «Чистый Нетто». Вот тогда и родилась идея достать спрятанные документы партии.

3 июля 2003 года съемочная группа студии «Пигмалион» вылетела в Норильск. Я уже представлял, как я приду на заветное место, и очень волновался: сохранилось ли то небольшое здание в наши дни? В горном массиве за горой Шмидта мы обследовали все, что еще сохранилось со времен ГУЛАГа. Увы... Все, что могло гореть, сгорело! Железные изделия покрылись внушительным слоем ржавчины, а колючая проволока рассыпалась в руках.

На третий день поиска мы определили место нахождения той тепловой подстанции. Но это была уже груда кирпичных блоков и бетонных плит, обвалившегося перекрытия. Создавалось впечатление, что это результат работы бульдозера. Разобрать этот завал вручную было невозможно, тогда Александр Кравченко пообещал вернуться сюда и сделать все, чтобы вернуть документы партии к жизни. Тогда же в Норильске состоялась встреча с молодыми специалистами управления подготовки кадров Заполярного филиала «Норильского никеля». Договорились, что общими усилиями доведем дело до успешного конца следующим летом. Но поиски сорвались: 10 июня 2004 года журналист Александр Кравченко погиб в автомобильной катастрофе под Тулой, он ехал на очередные съемки.

23 августа 2005 года я прилетел в Норильск один. На следующий день вместе с Зинуром Шакуровым (мы с ним принимали участие в телепередаче «Как это было» в 1999 году) посетили развалины подстанции в «Западном». Убедились, что за два года здесь ничего не изменилось. Была достигнута договоренность с управлением кадров ЗФ «Норильского никеля» о предоставлении необходимой техники для поиска капсулы с партийными документами. 29 августа газета «Заполярный вестник» сообщила норильчанам, что начинается поиск капсулы, заложенной в лагерные времена 52 года назад. Во второй половине этого же дня в моем гостиничном номере раздался телефонный звонок. Мужской голос спросил: «Вы ищете капсулу?» Я подтвердил это и услышал: «Напрасно ищете, ее там нет. Она изъята органами». Описать свое состояние я не в силах. Я попросил о личной встрече, и она состоялась.

Оказалось, что звонивший мне Виктор Борисович Филлипов, коренной норильчанин, много лет жил в поселке Западном. Он рассказал мне такую историю. Примерно 15 лет назад его дядя Леонид Иванович Жидков открыл ему тайну, которую хранил более тридцати лет.

Горняка Леонида Ивановича Жидкова, сына главного инженера шахты Ивана Никитовича Жидкова, в один прекрасный день пригласили в МГБ. Ему предложили стать понятым при изъятии из тайника некоторых документов. При этом он понял, что его согласия не ждут, все уже решено без него. Три офицера МГБ, один человек в гражданской одежде — то ли заключенный, то ли недавно освободившийся (как решил про себя дядя) — и он вошли в помещение тепловой подстанции на территории производственной площадки рудника «Западный». Разобрали кирпич в стене и извлекли из ниши предмет, похожий на булыжник. Леонид Иванович тогда поинтересовался, что за документ там спрятан. Ему ответили: списки руководителей норильского восстания. Жидков дал расписку о неразглашении выполненной операции, после чего все разошлись. Леонид Иванович об этом эпизоде своей жизни никому ничего не говорил многие годы. Виктор Борисович Филлипов, прочитав сообщение в «Заполярном вестнике», решил, что, видимо, поиск капсулы с документами связан с откровением дяди. И тогда он решил мне позвонить.

На вопрос, где сейчас Леонид Иванович, я получил ошеломивший меня ответ: «Дядя умер в сентябре прошлого года». Значит, мы могли бы в 2003 году, когда начали поиск капсулы, услышать рассказ об изъятии документа от самого Леонида Жидкова! Может быть, он описал бы нам человека в гражданской одежде, который указал место нахождения тайника. Возможно, что-то еще. После нашего разговора В.Филлипов позвонил в Красноярск двоюродному брату: не говорил ли ему отец об этом случае? Оказалось, нет. Дядя раскрыл свою тайну только племяннику.

Возникает вопрос: каким образом органы узнали о спрятанных документах? Версий может быть несколько, остановлюсь на своей. Михаил Бережанский достаточно подробно мог рассказать о тайнике кому-нибудь в своей новой цепочке членов ДПР. Это в принципе было допустимо. Возможно, что кто-то из них оказался предателем. В.Б.Филлипов успокаивал меня: в истории поисков есть и положительное. Теперь стало ясно, что документы ДПР, как таковые, находятся ныне в целости и сохранности в органах, которые их изъяли и, должно быть, зарегистрировали как свой трофей. Ну что ж, продолжу поиски теперь уже в другом месте...

ДПРовцы

Прошли годы. Каждый из нас, кто прошел сталинские лагеря, трудно приспосабливался к привычной для других работе. Нас реабилитировали, но многие чувствовали к себе настороженное отношение. Мы переписывались, иногда связь обрывалась, и только спустя годы я узнавал о причинах этого... К Тихону Ивановичу Петрову, члену ДПР, я приехал в Ростов-на-Дону в 2004 году. Только тогда я услышал от него, как ему «шили политическое дело» после кровавых событий в Новочеркасске (он тогда там работал). КГБ пытался связать их с норильским восстанием, что сегодня кажется нелепым и даже смешным, а тогда звучало зловеще (Подробно об этом можно прочитать в воспоминаниях Т.И.Петрова в 6-м томе издания «О времени, о Норильске, о Василий Иванович Ковалевсебе...»). За ним следили, вскрывали почту, и он перестал писать друзьям, мне в их числе. Василия Ивановича Ковалева  я нашел через «Мемориал», а встретились мы в 2004 году в Москве, он здесь был проездом в Магадан. Он младше меня на 5 лет (1930 года рождения), в Норильске сидел во 2-м лаготделении Кайеркана, потом отбывал срок своего заключения в Магадане.

После освобождения здесь же остался жить, хотя его родные живут в Одесской области. Он частенько их навещает, поэтому его путь, как правило, лежит через Москву, где мы с ним и встречаемся. Это Василий Иванович Ковалев через общество «Поиск», которое возглавляет Иван Паникаров, прислал мне адрес Сергея Дмитриевича Соловьева, автора устава и программы Демократической партии России, написанных в Норильске. И сам текст этих документов. Сергей Дмитриевич Соловьев после подавления сопротивления норильских заключенных был этапирован в Магадан, здесь он сразу восстановил по памяти партийные документы. Много позже их обнаружили в архивах КГБ. Когда я приехал к Сергею Дмитриевичу Соловьеву в 2005 году и показал ему программу и устав Демократической партии, он сказал: «Мой текст! Мне его тоже прислал Ковалев». Я вспомнил рассказ Василия Ивановича. Заключенных в Магадан везли в трюме судна. Огромная людская масса запела:

...Царя изгнали из Кремля,
другая власть сидит на троне,
Россия, родина моя,
от дней Петра до наших дней
ты все сильнее стонешь...

Охрана стала стрелять по трюмам, а люди продолжали петь. И тогда охрана стала лить воду и пускать вниз пар. Брезентом даже закрыли дырки от пуль в трюме. Здесь скопилось много воды, в ней плавали погибшие от пара и убитые. Так для норильских бунтарей начались магаданские круги ада.

...В октябре 2006 года Сергею Дмитриевичу Соловьеву исполнилось 90 лет. Он крепок, бодр, работает по хозяйству. Удивительно: столько пережить (он ведь сидел до горбачевских времен!) и, несмотря ни на какие невзгоды, сохранить силу не только духа, но и тела!

Он родился в 1916 году в пос.Вышегар Сафоновского района Смоленской области. Воевал в армии, которой командовал генерал Власов, оказался в плену у немцев. Впервые был осужден военным трибуналом Московского военного округа по ст.58-1, срок лишения свободы — 25 лет. Отбывал его в норильских лагерях. Второй срок, и тоже 25 лет, получил 11 марта 1955 года в Магадане по ст.82-1 (побег), ст.182-1 (изготовление, хранение взрывчатых веществ), ст.58-2, 10.

...В колымском лагере готовился групповой побег. Малая группа ДПРовцев должна была прорваться на волю, чтобы подготовить восстание: напасть на военный гарнизон, обезоружить его и освободить заключенных. Сначала в одном лагере, потом в других, чтобы создать на Колыме новую Российскую Республику. 1 апреля 1954 года Ковалев, Соловьев (оба попали на Колыму из Норильлага) и Антонов в шахте, которую знали вдоль и поперек, подготовили укрытие. Одни з/к помогали им, другие добывали продукты, патроны, гранаты. Предполагалось, что с ними будут еще четверо, но их сдали сексоты. А эти трое, замурованные валунами в штольне на площадке шириной два метра и длиной пять, продержались пять месяцев. Из-за побега в лагере остановили работы, беглецов долго искали.

Они держались мужественно (по ночам морозы доходили до 30 градусов). В.И.Ковалев сшил «коммунистическое одеяло» (его слова) из проволоки и кусков стекловаты. Запасенных продуктов хватило только на три месяца — потом они тонко строгали дерево и жевали стружки. При этом С.Д.Соловьев при свете шахтерского фонаря изучал французский...

В постановлении следственного отдела УКГБ по Магаданской области записано: «...13 июня 1954 года в помещении электроцеха участка «Заманчивый» Утканского горно-рудного комбината Ягоднинского района Магаданской области был обнаружен и изъят антисоветский рукописный документ, представляющий из себя программу и устав антисоветской организации так называемой «Демократическая партия России», начинающийся словами: «Программа (краткая) Демократической партии России...» и оканчивающаяся — «...рекомендации даются без ведома вступающего в партию».

Соловьев С.Д.Как установила графологическая экспертиза, антисоветский документ изготовлен Сергеем Дмитриевичем Соловьевым и Александром Яковлевичем Белоусом. Его приобщили как вещественное доказательство к следственному делу № 844 по обвинению Соловьева и Антонова. Это постановление подписал ст. следователь следотдела УКГБ при СМ СССР по Магаданской области майор Рязанцев.

...Они все-таки вышли из своего подземного убежища и, несмотря на дополнительные вышки возле шахты, сумели незаметно уйти на волю. Тут они разделились: Ковалев решил идти в Магадан, чтобы потом добраться до Охотска, а Соловьев с Антоновым остались в сопках «на зимовку». Их потом выследил лесник и сдал чекистам. Ковалев тоже попал к ним, правда, случайно — при ночной облаве, когда он ночевал у знакомого. (Об этом побеге писали местные газеты, в том числе в 2005 году «АиФ-Магадан», № 8.)

Дальнейшая судьба Сергея Дмитриевича Соловьева стала известна только в 1991 году. Ягоднинское отделение «Мемориала», председатель общества «Поиск» Иван Александрович Паникаров по своему запросу получили ответ из Информационного центра УВО Иркутского облисполкома:

«...с 1958 года до 10 апреля 1960 года Соловьев отбывал наказание в местах лишения свободы Иркутской области;
10 апреля 1960 года переведен в Дубравлаг (Мордовская АССР), от 30 декабря 1961 года признан особо опасным рецидивистом;
освобожден из мордовских лагерей 8 сентября 1979 года по отбытии срока наказания».

На родной Смоленщине Соловьев не нашел никого из близких родственников и уехал в Алтайский край, где ждала друга Анастасия Павловна Шеруденко.

Ветеран ГУЛАГа отказался от получения паспорта и как не имеющий регистрационной прописки опять был судим. Он отсидел еще один год.

В ноябре 1992 года Сергей Дмитриевич Соловьев был реабилитирован (справка о реабилитации № 4/1828-91 от 22 февраля 1993 года).

Еще до побега из зоны лагеря «Холодный» в 1954 году Сергей Дмитриевич Соловьев с верными друзьями замуровали в штольне рудника документы партии. Найти этот «огонь» свободы через многие годы попытался Василий Иванович Ковалев вместе с членами общества «Поиск». Но попасть в ту штольню они не смогли. Она оказалась крепко заваленной грунтом. Даже мощный бульдозер, который выделили старатели, не смог разрыть вход. Но партийные документы нашли в архивах ФСБ, те самые, которые майор Рязанцев изъял в 1954 году. В.И.Ковалев в феврале 2005 года привез их в Москву.

Осиротели...

С тревогой прочитал в «Московском комсомольце», что Георгий Степанович Жженов сломал шейку бедра. И вдруг ошеломляющая информация: в 10.45 наш любимый актер скончался в медико-хирургическом центре имени Пирогова... 2006 год мы будем жить уже без него, до своего 91-летия он не дожил чуть больше трех месяцев.

Я пошел проститься с замечательным Человеком в театр имени Моссовета. Здесь стояла скорбная тишина — в зале сидели люди, на сцене стоял гроб для прощания, вокруг было множество цветов... Тяжело давались слова панихиды Сергею Юрскому. Все, кто говорил о Георгии Степановиче, боролись с комком в горле, со слезами, с переполнявшим их горем. Не было громких слов — их не любил Жженов, впрочем, как и близкие ему по духу люди, которые пришли проститься с ним.

И на Новодевичьем кладбище не было длинных речей. Спросили: «Кто еще хочет слово сказать?» Вышел высокий человек лет под пятьдесят, низко поклонился Георгию Степановичу: «Вы всегда будете с нами!» Началось прощание...

Я взял горсть земли и бросил на гроб — это как последнее рукопожатие с Г.С.Жженовым. Отошел и тут же столкнулся с Эллой Памфиловой. Я еще в театре заметил венки от власти, но ее самой не было. Не считать же ее представителем Жириновского, который сказал, что в последнее время Георгий Степанович якобы чувствовал, что жизнь в стране налаживается. Я воспринял это как очередную утку депутата. Власть и Г.С.Жженов всегда не любили друг друга, хотя в последнее время он и был ею обласкан. А о власти он откровенно говорил и в своих книгах, и в документальном фильме С.Мирошниченко «Русский крест».

Я прочитал в «Новой газете», что Георгий Степанович среди огромного числа профессиональных наград одну ценил особенно — «Нику» в номинации «За честь и достоинство». Когда ее вручали, зал стоя аплодировал «отважившемуся не сгибаться».

И вот теперь мы все осиротели...

Эти документы сохранились, потому что в 1954 году были «арестованы» УКГБ Магаданской области. Они были опубликованы в местной газете г.Ягодное. Л.А.Нетто их привез И.А.Паникаров, председатель общества «Поиск». А из Центрального архива ФСБ России Л.А.Нетто получил такой ответ: «Ваше обращение о местонахождении документов конспиративной организации заключенных Норильского ИТЛ - так называемой «Демократической партии России» - рассмотрено. Сообщаем, что проведенной проверкой по материалам Центрального архива ФСБ России, УФСБ по Красноярскому краю, а также УМВД Красноярского края сведений об изъятии в 1953-1957 гг. этих документов не выявлено. Ю.А.Трамбицкий».

Программа (краткая) Демократической партии России (ДПР)

Мы не должны ждать милости от природы.
Мы не должны ждать свободы от поработителей.
Мы сами должны взять ее!

Введение

Демократия

Демократия — это всенародная свобода, участие всех граждан в управлении государством. Демократия — это многопартийность. Демократия — значит воспитание человека свободного в духе гуманизма, в духе человеколюбия; воспитание такого человека, который, не считаясь ни с чем, борется за свободу.

Сущность демократизма: не будь рабом и не позволяй закабалять других. Борись за свободу.

Диктатура

Диктатура и демократия — два противоположных полюса, две диаметрально противоположные формы жизни. Одно исключает другое: при наличии диктатуры не может быть демократии, и наоборот, при демократии не может быть диктатуры. Диктатура — это отсутствие свободы. Демократия — это свобода, без свободы она невозможна, как жизнь без воздуха. Бороться за демократию — значит бороться за свободу.

Коммунизм

Творцы марксизма не могли убедиться в фантастичности своей идеи. Социальная надежда прошлого оказалась утопией настоящего. Советский Союз — это марксизм на практике, это претворение в жизнь идеи коммунизма.

Страна миллионов заключенных, страна варварской эксплуатации человека государством, страна нищеты и бесправия рядового гражданина (таков СССР) — не может быть страной передовой социальной мысли.

Призрак Маркса сбросил свой саван — перед нами предстало государство-тиран, государство диктатуры кучки политических фанатиков.

СССР — детище большевизма — страна рабства.

Коммунизм тянется к нам из советских подвалов миллионами костлявых рук — жертв диктатуры.

Государство

ДПР предлагает на территории бывшей России организацию Демократических федераций России — ДФР.

Окончательно политическую структуру определяет народ. Форма определения общего мнения — всенародный опрос.

ДФР — добровольное объединение демократических федераций, основанное на исторической общности, политическом единстве и экономической взаимосвязи.

Предлагаемый состав ДФР:

  1. 1. Русская демократическая фракция
  2. Украинская.
  3. Закавказская.
  4. Балтийская.
  5. Белорусская.
  6. Средне-Азиатская.

Каждая демократическая фракция делится на области и национальные округа. Область и национальный округ делятся на районы, район — на участки, участки — на комплексные и простые хутора.

Каждая федерация определяет себе самостоятельно образ жизни, оседлость, религиозные культы, обычаи и т.п.

Каждая федерация определяет самостоятельно, быть или не быть в ДФР.

Законодательной властью ДФР является съезд народных посланников, в период между съездами страной руководит Президент, избираемый народом на 4 года.

Президент назначает исполнительную власть — Совет Министров. Как каждый посланник, так и Президент могут быть в любое время (по заявлению двух третей избирателей) переизбраны. Выборы прямые, равные и тайные.

ДПР считает неоспоримым законом, что государственная власть — слуга народа. Ее обязанности:

  1. Охранять демократию и целостность государства.
  2. Гарантировать правильное исполнение законов.
  3. Охранять и укреплять частную собственность.
  4. Регулировать экономику.
  5. Отчитываться перед народом.

Законодательство

Законодательство основывается на принципах:

  1. Каждый гражданин свободен от рождения: он волен в своих поступках, но среди людей он не должен преступать нормы поведения человеческого общества.
  2. На столкновении противоречий рождается истина (т.е. многопартийность).
  3. Частная собственность — основа государственной безопасности. Чем выше благосостояние граждан, тем прочнее государство. Укрепление частной собственности — священная обязанность государства.

Суд

Суд открытый и выборный. Народ избирает:

  1. Суд федеральный.
  2. Областной суд.
  3. Суд национального округа.
  4. Районный суд.

Верховный суд назначается собранием народных посланников. Весь состав суда или отдельные члены его переизбираются при желании 2/3 избирателей.

Свобода

Все граждане ДФР имеют право:

  1. Организовывать различные общества — политические, научные, экономические, благотворительные и другие, т.е. свобода организаций.
  2. Свобода печати. Учреждение печатных заведений, издание книг, газет, журналов и т.д.
  3. Свобода митингов, собраний, демонстраций.
  4. Свобода слова. Гарантия неприкосновенности за высказываемые мысли.
  5. Свобода передвижения как по своей стране, так и выезда в другие страны.
  6. Свобода вероисповеданий.

Равенство

Все граждане ДФР независимо от национальностей, политической принадлежности, пола, образования, занимаемой должности, вероисповедания равны перед законом.

Частная собственность

Частная собственность — основа благосостояния граждан, показатель прочности государства и уровня культуры граждан. Частная собственность — основной стимул повышения производительности труда.

Частная собственность:

  1. Не ограничена — на продукт человеческой деятельности (машины, заводы, предприятия и т.д.).
  2. Ограничена — на землю, воду, леса и природные ископаемые. Частная собственность охраняется законом.

Труд

Труд — физиологическая потребность организма человека. Способности людей к труду различны. Нормирование, определение форм или вида труда.

Нормирование, определение форм труда противоестественно. Труд является добровольным занятием каждого гражданина.

Определение места, вида и объема труда — дело совести каждого гражданина.

Наемный труд разрешается. Оплата и условия труда устанавливаются законом.

Устанавливается продолжительность рабочего дня:

  1. В промышленности — рабочие и служащие от 30 часов в неделю.
  2. В сельском хозяйстве — до 60 часов в неделю.

Земля

Земля выдается всем гражданам ДФР в частное личное пользование бесплатно.

Размер земельных участков устанавливает собрание народных посланников по федерации и области. Пользование землей обязывает владельца обрабатывать ее. В целях лучшего использования силовых установок, машин, обучения, проведения дорог и т.д. рекомендуется как наиболее рентабельный (выгодный) вид землепользования — хуторская система (отруба).

Хутора состоят от 3- до 4-дворового состава, как исключение, возможны отдельные однодворовые хутора. Наряду с этим граждане по своему желанию могут выбирать любую форму землепользования (общины, артели, кооперативы и т. д.). Земля не продается.

Торговля

Торговля — один из видов труда. Гражданам ДФР разрешается на всей территории демократических федераций продавать как продукт своего труда, так и продукт труда других граждан.

Торговля регулируется, гарантируется и контролируется государством.

Воинская обязанность

Воинская обязанность отменяется.

При возникновении опасности целостности государства чрезвычайным законом собрания народных посланников вводится воинская повинность на период опасности.

Государство содержит наемную армию, служба в которой подобна службе в других государственных учреждениях.

Образование

Все граждане ДФР обязаны иметь среднее образование. Начало образования — с семилетнего возраста. Образование ведется по специальным программам, мальчиков — в мужских школах, девочек — в женских. За образование детей перед государством ответственны родители. Среднее обязательное образование бесплатно.

Женщина

Равноправие женщины в Советском Союзе приняло самые уродливые формы. Женщины вынуждены работать в шахтах, молотобойцами, пахать землю плугом и т.д.

Женщина в СССР превратилась в рабыню. Подобно тому, как если бы работников интеллектуального (умственного) труда принудить копать землю, объясняя это равноправием рабочих и интеллигенции, также и использование женщины на тяжелых физических работах не является равноправием женщины.

Призвание женщины — воспитание подрастающего поколения, создание домашнего уюта, но женщине предоставляется право самостоятельного выбора любого вида деятельности. Женщина равноправна с мужчинами во всех видах политической, общественной и экономической деятельности, а также и в правовом отношении.

О благосостоянии и быте

Все должны быть имущими (зажиточными). Пролетариата, нищеты (наследие диктатуры и национальной отсталости) не должно быть.

Каждому гражданину будет оказана материальная помощь государством. Каждый должен иметь необходимое [для] быта: участок земли, свои дом, автомашины, электромоторы, мотоциклы, велосипеды и т.д.

Изменить архитектурный общий ансамбль городов; вынести за черту города в промышленные пояса все предприятия.

Изжить из практики скученное расквартирование семей — общежития, казармы, многоквартирные дома — места, где у человека развивается отрицательный коллективизм, стадность, где разрушается человеческая здоровая мораль, где происходит опошление человека.

Создать условия воспитания [у] граждан демократической морали, человека самостоятельного, независимого мышления, но не раба коллектива.

***

Дело демократии победит! Россия будет свободной! Помни! Начиная улучшать общество, улучшать мораль человека, начинай с самого себя. Ты должен быть примером в этом!

Дополнение

Для построения жизни в демократии создан революционный комитет Демократической партии России. Задача революционного комитета ДПР:

  1. Свержение Советской власти.
  2. Освобождение политзаключенных: политзаключенный Советского Союза — почетный гражданин Демократической Федерации России.
  3. Освобождение уголовных заключенных с полной реабилитацией (уничтожением) — аннулированием дел.
  4. Поддержание порядка и создание условий для установления демократии.
  5. Материальная помощь гражданам (питание, одежда, местожительства).
  6. Обеспечение безопасности бывшим советским работникам независимо от занимаемой должности, пожелавшим быть честными гражданами ДФР.
  7. Гарантия всеобщего прощения. Каждый должен простить все обиды, пережитые им за весь период существования Советской власти.

Устав демократической партии России

1. Введение

Для дела демократии — для дела возвращения России на путь демократического развития — необходим боевой, жизненный и эффективный орган. Этим органом является ДПР. Чтобы существовать и работать в условиях советского подполья, необходима железная дисциплина. Для установления и поддержания дисциплины, для определения функций и взаимоотношений членов ДПР и составлен настоящий устав.

Устав является законом для кандидатов и членов как на территории России, так и в других государствах.

2. Структура

Высшим руководящим органом партии является съезд ДПР. Съезд выбирает центральное управление партии (ЦУП).

Центральное управление партии состоит из председателя и шести его заместителей.

  1. Партия делится на территориальные организации, возглавляемые председателем территориальной организации.
  2. Территориальная организация состоит из участковых организаций, возглавляемых старшиной участковой организации.
  3. Участковая организация делится на группы. Во главе группы стоит старший группы — групповой.
  4. В состав группы входят ячейки. Ячейкой руководит старшина ячейки. Деление партии не связано с административным делением Советского Союза.

3. Членство

Каждый гражданин, принимающий программу партии, участвующий активно в работе партии и платящий членские взносы, считается членом партии.

В партию принимаются граждане независимо от пола, национальности, вероисповедания, подданства, социального происхождения и положения, достигшие 24-летнего возраста.

Для вступления в партию необходимо иметь кандидатский стаж. Необходимый кандидатский стаж устанавливается:

  1. Для граждан СССР — 6 месяцев.
  2. Для остальных граждан — 1 год.

Для вступления в партию необходимы две рекомендации. Рекомендации даются без ведома вступающего в партию.

4. Обязанности

Каждый член и кандидат партии обязан:

  1. Не нарушать устав партии.
  2. Быть активным антибольшевиком.
  3. Отчитываться за свою работу.
  4. Хранить партийную тайну. К партийной тайне относятся программа, устав, намерения, клички, действия, то есть вся работа, весь смысл партии. Выдача партийной тайны — тягчайшее преступление.
  5. Помогать кандидатам в члены партии духовно, материально и физически на территории Советского Союза и за границей.
  6. Помогать членам семей членов партии.

5. Права

Каждый член партии имеет право:

  1. На духовную, материальную и физическую помощь со стороны партии.
  2. На защиту со стороны партии членов семьи.
  3. На первоочередность получения работы в государственных учреждениях ДФР.
  4. На получение почетной государственной (ДФР) пенсии при достижении 55-летнего возраста.

Член ДПР борется за свободу своей личности и за свободу других граждан — он почетный гражданин Демократической Федерации России.

6. Работа

Деловая партийная связь ведется только с лицом, от которого получено задание. При необходимости получения совета или нарушения связи обращаться к лицу, оформлявшему прием в партию.

Отчет о выполнении поручений дается только тому лицу, которое давало это поручение.

Вступление в деловую связь с другими лицами только по поручению по нисходящей партийной линии.

7. Финансы

Для членов партии устанавливается следующий размер членских взносов:

  1. Политические и уголовные заключенные — 10 рублей.
  2. Колхозники — 15 рублей.
  3. Служащие СССР — 2 процента от ставки.
  4. Советский административный персонал — 10 процентов от ставки.
  5. Советский карательный и высший партийный состав — 15 процентов от ставки.
  6. Остальные — 20 рублей.

От уплаты освобождаются лица, у которых установлено отсутствие средств. Уплата членских взносов производится лицу, с которым установлена деловая партийная связь, или лицу, производившему оформление. Задержка выплаты членских взносов более чем на два месяца недопустима.

8. Клятва

На путь борьбы с большевизмом становлюсь сознательно и добровольно. Клянусь быть верным делу борьбы за демократию. Клянусь, не щадя ни сил, ни жизни, выполнять все поручения, задания партии. Если нарушу мою клятву, если изменю делу победы демократии, то пусть покарает меня презрение моих товарищей и ненависть моего народа.


 На оглавление "О времени, о Норильске, о себе..."

На главную страницу