Из воспоминаний моего детства


Поскольку моя родная мать Кириллова (Першина) Елена Васильевна умерла при родах в конце 1937 года, т.к. некому было оказать ей медицинскую помощь, мы, семеро детей (Галя, Миля, Валентин, Нина, Тамара, я и родившаяся Муза), остались с отцом – Кирилловым Андреем Павловичем. Но отец был сильно болен после истязаний в органах НКВД 1931 и 1932 годах и умер в начале 1938 года. И мы остались одни, правда с нами были наши сестры Галя 22-х лет и Миля 19 лет. Жили мы на спецпоселении в пос. Татарка на реке Ангара, примерно 35 км от впадения Ангары в Енисей.

Летом этого года за нами приехала младшая сестра моей матери Першина Валентина Васильевна 1900 г.р. Комендант спецпоселения запретил ей забирать нас. Тогда она поехала в Енисейский НКВД чтобы выхлопотать разрешение. Но тамошний начальник НКВД отказал ей, сказав, что младшие дети будут отправлены в детдом, а старшие Галя, Миля и Валентин (17 лет) останутся на спецпоселении.

Валентина Васильевна, а вся родня звала ее Кокой, снова поехала на Ангару в Татарку. Когда комендант увидел, что она снова высадилась на берегу, он, чтобы не встречаться с ней, ушел в лес. Кстати, у него было прозвище Кукша. Мне было уже более 3-х лет, кое-что я помню. Валентина Васильевна нас быстро собрала, все погрузились в лодку и поплыли по Ангаре вниз, через Стрелковский порог. Ведь нашелся же такой сумасшедший лодочник, который согласился везти всю ораву через этот порог. Мать и мои сестры (а впоследствии Валентина Васильевна меня и Тамару усыновила), рассказывали, что борта лодки возвышались над водой не более, чем на ширину ладони. Но судьба нас хранила, а скорее всего Бог не дал нам погибнуть. Да и лодочник повез нас скорее всего не из-за денег, а просто пожалел.

Хорошо помню, как мы плыли по Ангаре, а солнце светило мне в глаза, т.к. я лежал на спине. Мы плыли в лодке и боялись, что за нами будет погоня, но потом уже поняли, что комендант специально ушел в лес, чтобы мы сбежали, а ему не возиться с этой оравой.

Когда приехали в Стрелку, сели на пароход до Красноярска. Ехали 4-м классом. Это означает в коридоре около машинного отделения. Я это тоже помню, т.к. все время смотрел на огромную паровую машину. Помню, как варили яйца в кружке, заливая кипяток через кран парового котла.

Еще в 1936 году Валентина Васильевна приехала в Красноярск из Новосибирска, где в 1935 году 20-летней трагически погибла одна из моих сестер Тася. Валентина Васильевна поступила на работу в Енисейзолото и ей дали комнатушку 6 кв.м. в полуподвальном помещении деревянного дома на ул. Сурикова, д.21. Так вот в эту комнату мы все и поселились, кроме двух старших сестер. Самая старшая сестра Галя в д. Потапово близ Енисейска вышла замуж за такого же ссыльного Кузнецова Андрея Тимофеевича, а Миля каким-то образом поступила в Енисейское медучилище и там жила. Я уж не помню, как мы все (5 человек и младенец Муза) помещались в этой крохотной комнатушке. Вскоре по приезду Музочка умерла. Потом Валентин поступил в речное ФЗУ и жил в общежитии.

Жили мы в этой комнатке не очень долго. Наверху в деревянном этаже из комнаты 20 кв.м. выезжала семья. Эти люди специально из-за нас освободили комнату поздно вечером, перенесли нас и весь наш скарб в нормальную! (так нам казалось) комнату. Чтобы нас не выселили, мы с сестрой Тамарой почти полмесяца сидели под замком и не выходили на улицу. В этой комнате я прожил все детство и юность и оттуда я по окончании КШВТ (Красноярской школы военных техников) уехал в г. Темир-Тау около г. Караганда на работу по распределению. Сейчас это Красноярский техникум железнодорожного транспорта. Тогда там кормили, выдавали форму и еще платили стипендию.

Так что, когда я в 1950 году окончил семилетнюю школу №17, вопроса куда идти учиться у меня не было. Только в ШВТ. Поскольку я жил дома, а не в общежитии, я каждый месяц получал продуктовый паек. Это также было существенной поддержкой в то тяжелое для нас время.

P.S. После похорон отца, за ним, не зная о его смерти, снова приезжали из Енисейского НКВД, т.к. он был отнесен к I категории.

Я в свое время, при жизни моего брата Валентина Андреевича, не смог уговорить его написать воспоминания о злоключениях нашей семьи в те страшные времена. Он как бы вычеркнул все это из своей памяти.

30.01.06
Кириллов Николай Андреевич
1935 г.р.


На главную страницу