Анатолий Клещенко. Стихи


***

Анатолий КлещенкоМир рвется к пропасти, неистов,
Смеясь над Богом все наглей,
И четырех Евангелистов
Сладчайший ладан и елей,

Как семя доброе в болоте
Не всходит благом и добром:
Тоскуют дочери о Лоте,
Иродиада над ковром

Скользит и вьется легче тени,
Креститель смотрит, наг и бос,
Как бьют о смуглые колени
Концы тяжелых черных кос.

Теперь он знает: пламя веры
Еще могло зажечь сердца,
Пока безумец из Аблеры
Не проложил начал конца,

Покуда мраморы Эллады,
Богов Олимпа чтила власть,
Покамест с плеч Иродиады
Еще не омел платок упасть.

 

НОВОГОДНИЙ СОНЕТ

Устав от неудач, от непогод.
Надломленный,
задерганный,
измятый
Я сызнова встречаю Новый год,
Как это ни печально-тридцать пятый.

Я жизни не видал.
Один исход.
И бой часов гудит тоской проклятой,
Как в лагере - бой в рельсу на развод,
Или в могильный холм - удар лопатой.

Невесело спиваться одному,
Но я без тоста стопку подниму,
Подбросив в печку лишние поленья.
Я просто выпью
Выпью потому,
Что слишком страшно трезвому уму
Под вышками большого оцепленья.

 

ТРЕЗВЫЙ СОНЕТ

Не вытешут мне гробовой плиты,
Венков не сложат возле обелиска.
Ну, что ж, умрешь когда-нибудь и ты.
И, судя здраво, это время близко.

В печаль играя, над красивой урной
Знамена склонят, труб заплачет медь.
А надо мной, в ночи сырой и бурной,

Лишь каркнет ворон на сосне ажурной,
Завалит труп мой хворостом медведь.
Велик и славен ты.
Мою судьбину
Ни песни не прославят, ни дела.
Но мне, пожалуй, после смерти в спину
Осинового не воткнут кола.

1939-1956 гг.

 

***

Орел сказал, что лучше раз один
Напиться крови алой и горячей,
Чем доживать до старческих седин,
Но триста лет питаться дохлой клячей.

В ответ ему прокаркал ворон: - Нет!
Сумей, не поведя брезгливо бровью,
Питаться мертвичной триста лет,
Чтоб раз напиться вражескою кровью!

 

ОТКРОВЕННЫЙ СОНЕТ

Беспечный мот, транжира из транжир
Жизнь экономить начал с половины:
Вина не потребляю - рыбий жир,
Ем аккуратно поливитамины.

Жену послушав, теплый шарф ношу,
Не пью, разгорячившись, из колодца,
Стихов про дождь и слякоть не пишу
И даже подхожу к карандашу
Так, чтобы об него не уколоться.


Хочу дожить с оглядкою до ста.
Почти что сорок размотавший сдуру -
Дожить до дня, когда литературу
Вернут в "неотдаленные места".

альманах ЕНИСЕЙ. 3 за 1989 г.


На главную страницу