Е.Е.Колосов. 12 августа


Очерк

Автор очерка на основании архивных данных и литературных источников попытался представить некоторые моменты из жизни дедушки, Евгения Евгеньевича Колосова, и бабушки, Валентины Павловны Колосовой (до замужества Поповой), известных социалистов-революционеров. Фамилии участников событий изменены. Прошу извинения у читателей, чьи фамилии случайно совпали с приведёнными в очерке.

14 июня 1936 года.

Сегодня меня и Валю перевели из общих камер в одиночки. Перевод в одиночные камеры, как и при арестах в 1925. 1930 и 1933 годах, означал, что следователи подготовили обвинительные заключения и передали на рассмотрение тройки.

С 8 февраля, почти 4 месяца, я с Валей находился в Тобольской тюрьме. Взяли нас, когда мы отбывали ссылку в Тобольске после трёхлетней отсидки в Суздальском политическом изоляторе. Нас в ссылке обвинили в членстве контрреволюционной эсеровской организации, проведении клеветнической агитации против руководителей партии и правительства.

Сколько дней мы проведём на содержании у тройки? Это неизвестно никому.

12 августа 1937 года.

Ночью часто просыпался, проснулся рано. Приснился сон о давно прошедшем событии – казни 12 августа 1905 года в Нижнем Новгороде молодого эсера Никифирова. Он был повешен за убийство ротмистра Грешнера. После казни жандармы тут же закопали его во дворе Нижегородской тюрьмы рядом с туалетом.

Евгений хорошо помнил, что револьвер на «дело» он лично выдал повешенному.

Через решётчатое окно пробивался рассвет, не хотелось думать о наихудшем, ну, посадят меня с Валей в очередной раз на три года в политический изолятор. Правда в 1933 году я признался, что до 1931 года был членом подпольной эсеровской группы и вёл против Советской власти агитацию.

Да, чуть не забыл, сегодня 12 августа – день, который я отмечаю как второй день рождения¸ семнадцать лет назад, в августе я чудом остался жив.

Только успел сполоснуть лицо над парашей, как вошедший в камеру охранник объявил: «Колосов на выход без вещей».

7 августа 1920 года.

Пассажирский поезд Иркутск-Омск медленно подходил к Омскому вокзалу. Евгений возвращался из Иркутска с очередного собрания единомышленников. На собрании было много разговоров, по его предложению решили сосредоточиться на агитационной работе против Советской власти.

На вокзале Евгений убедился в отсутствии «хвоста», проверил расписание дачных поездов на Барабинское направление, завтра предполагал выехать к Валентине. С собой хотел взять литературу по революционному движению в России, чтобы подготовиться к лекциям в военной школе Сибири, куда его устроили друзья из Сибревкома.

8 августа 1920 года.

Дачный поезд №13, Омск-Барабинск, медленно шёл, останавливаясь на каждом полустанке и разъезде. В основном ехали горожане в деревни, для обмена своих вещей на продукты.

Евгению надо было сходить на разъезде Озеро Карачи. А там пройти 1,5 км пешком до грязевого курорта «Карачи», где ждали его жена Валентина, сын Евгений и дочь Елена. На лето дети были перевезены из Омска на курорт, где работала мама.

Вагон мерно качало. Поезд подходил к ст.Татарская. Евгений задумался, вспоминая недавние события. В конце декабря прошлого года он отправил Валентину и детей из Красноярска в Омск. Здесь её в январе арестовали, как активную социалистку-революционерку – в Красноярске она была секретарём эсеровской газеты. Детей взяли к себе друзья Валентины.

А Евгения в феврале в Омске сняли в поезда Красноярск- Москва, в столицу он ехал в составе эсеровской делегации для согласования договорённости с Сибревкомом и командованием Красной армии об образовании Восточно-Сибирского буферного государства, подконтрольного эсерам. И вот вместо Москвы – Омская тюрьма, где уже находилась Валентина. На допросах от них требовали рассказать о подпольной сети эсеровских организаций в Сибири, а от Евгения – сознаться в участии в расстрелах большевиков. На задаваемые вопросы ответ у них был один – в настоящее время им ничего не известно о подпольной организации эсеров и ни в каких физических расправах над большевиками Евгений не участвовал. В мае Колосовых из тюрьмы выпустили, предварительно взяв с них расписку о невыезде. Валентина устроилась на работу надзирательницей на курорте «Карачи» в 230км от Омска, а Евгений - в экономический отдел Сибревкома в Омске.

Евгений очнулся от воспоминаний, когда чей-то голос спросил: - «Ваши документы». Он увидел рядом с собой чекиста и двоих солдат, посмотрел на часы – было 20.00. В вагоне шла обычная проверка документов. Проверяя документ у Евгения, чекист обратил внимание на даты и понял, что удостоверение личности Евгения Колосова за №78917, выданное председателем Сибревкома 29.06.с.г. действительно лишь до 29.07.с.г. Чекист попросил Евгения взять свой багаж – им оказался только один портфель – и проехать с ним до ст.Барабинск для дальнейшего выяснения личности задержанного.

В РТЧК при ст. Барабинск Евгений показал дежурному, что он сотрудник Сибревкома, одновременно преподаёт в военной школе Сибири, в портфеле – книги для проведения занятий, едет к жене на курорт «Карачи». Дежурный решил навести справки, а до получения ответов отправил Евгения в КПЗ, портфель задержанного приняли в кладовую.

9 августа 1920 года.

Председателю ЧК Омска утром сообщили об аресте в Барабинске Е.Колосова, бывшего лидера эсеров Красноярска. После минутного раздумья председатель приказал принести переписку с ЧК Красноярска с января, а к 10 августа оформить дело, включив в него все материалы на Колосова.

Просматривая сведения на Колосова из писем и телеграмм, главный чекист города постепенно представил роль задержанного в революционных событиях в Сибири. Колосов Е. из семьи потомственных дворян Нерчинска Забайкальской области, проживает в Омске¸ образование – три курса Санкт-Петербургского университета, член ПСР с 1901 года, считает себя одним из основателей партии, лично известен всем ответственным руководителям Коммунистического движения в России, выбран от Сибири в Учредительное собрание. В октябре 1919 года избирался председателем Земского политического бюро, образованного нелегальным Всесибирским съездом (без большевиков) земств и городов Сибири. Бюро проводило одновременно антиколчаковскую и антибольшевистскую политику и пропогандировало идею создания Восточно-Сибирского буферного государства со столицей в Иркутске. 23 декабря командующий войсками Енисейского округа генерал Зиневич, при участии эсера Е.Колосова, произвёл в Красноярске переворот против адмирала А.В.Колчака и передал власть созданному Комитету общественных организаций (без большевиков). В ночь с 3-го на 4-е января 1920 года Военно-революционный комитет Красноярска разогнал Комитет общественных организаций и захватил власть в городе. В январе Е.Колосов в Иркутске назначается эсеровским Политическим центром в состав делегации для переговоров с Сибревкомом и командованием Красной армии об образовании Восточно-Сибирского буферного государства и прекращения продвижения частей Красной армии на восток.

Да - подумал председатель – задержан известный лидер эсеров, в этот раз надо будет принять окончательное решение, что с ним делать.

На обращение Евгения к председателю РТЧК при ст.Барабинск о необоснованном содержании в тюремных условиях задержанный получает ответ, что дело находится на рассмотрении. Но Евгений почувствовал надвигающуюся опасность – его перевели в одиночную камеру.

10 августа 1920 года.

В кабинете председателя ЧК Омска на столе лежала тоненькая папка, на титульном листе было написано: Уголовное дело №6 по обвинению Колосова Евгения в части агитации против Советской власти. Эс-эр. Начато 9.08.1920г.

Взяв папку, председатель просмотрел подшитые заявления на эсера Е.Колосова, их было шесть: четыре от граждан и два от чекистов. Смысл заявлений был один – правый эсер Е.Колосов агитировал против Советской власти. Выбрав три заявления и одно донесение чекиста, он вторично начал внимательно читать.

Первое заявление.

Уполномоченному полит.Бюро Татарского уезда
от члена РКП Боготольской организации
Соманова Константина.

Заявление.
Честь имею заявить на каком основании на курорте озеро Карачи Евгений Колосов, бывший правый эсер, противник Соввласти, активный агитатор. Был в 1918г. против Соввласти. Читал много лекций на тему борьбы с большевиками и был членом областной думы в Томске в 1918г., его знали все красноярцы – есть старые члены РКП, можно показать тов. Александра Девинского. Я считаю, что Колосову место только в концентрационном лагере, а не ползать на воле, кроме того был редактором в Красноярске эсеровской програмной газеты

5.08.20г. Соманов (подпись)

Да – заметил председатель – Константин написал от души, а может быть, там и место нашему эсеру.

Второе заявление.

Свидетельство гр-на
Липчука Михаила
Корниловича.
Я знал Колосова, как члена Красноярского исполнительного комитета 1917г. Горячо отстаивал власть Временного правительства, После разделения в СР на лев. и прав. течения встал во главе правого течения СР.
Липчук (подпись).

Вот это дельное заявление – так отреагировал председатель на свидетельство Липчука М.К.

Третье заявление.

Личные впечатления о Евгении Колосове В.Севича, встречавшего Колосова в 1905-1906 гг.

Председатель на стал перечитывать его ещё раз, а обратил внимание на последние слова:
Мне казалось бы, что, если бы ему предложат самому определить своё отношение к Советской власти, то сделал бы это вполне правдиво и на выполнение им принятых на себя по отношению к Советской власти обязательств можно было бы вполне надеяться.

Что же получается – подумал главный чекист Омска – Севич предлагает договориться с правым эсером, этого никогда не будет!

Донесение чекиста.

Колосов уехал в Карачи, агитировал  против большевиков.
Разъезд Оз. Карачи.

С нашим эсером всё ясно, - подумал председатель, - не любит он Советскую власть, надо принимать меры.

На вторичное обращение Евгения к председателю ЧК при ст.Барабинск о неправовом содержании в тюремных условиях, председатель сообщил, что дело находится на контроле в Омске, вопрос должен решиться. В посещении жены тоже было отказано.

Камера Евгения, куда его вчера перевели, представляла обычную одиночку с парашей, решётчатым окном, железной кроватью.

Ночью Евгений спал плохо, совсем отвык от железной кровати – такой же как в Трубецком бастионе. А ведь тогда же по-глупому попал в Петропавловскую крепость – не проверил, есть ли наблюдение за квартирой.

И события семнадцатилетней давности встали у него перед глазами. 14 мая 1903 года нелегально он приехал из Одессы в Санкт-Петербург, сразу же направился на дачу на окраине города. Валентина в письме написала ему адрес квартиры и куда кладёт ключ в своё отсутствие. (После окончания женской гимназии в Красноярске Валя выехала учиться в столицу, где была принята в ПСР). На квартире и взяли его жандармы. В этот же день Евгений был препровождён в Петропавловскую крепость, помещён в одиночную камеру №63 Трубецкого бастиона.

На следующий день в одиночную камеру №59 была помещена Валентина, она была арестована на ст.Левашово с перевозимой из Финляндии нелегальной литературой. Колосовых обвиняли в государственных преступлениях: Евгения по делу Сормовской социал-демократической организации, а Валентину – по распространению нелегальной литературы в России. Через год их перевели в ДПЗ, суда не было, Евгения и Валентину выпустили под денежные залоги.

Да, подумал Евгений, мне, кажется, суждено всё время быть в отсидке, тогда меня сажали жандармы, а сегодня – чекисты.

Евгений задумался: как Валя с деться на курорте? Волнуется, конечно, куда он пропал. Посмотрим, что будет завтра, а сейчас надо укладываться спать на тюремную кровать.

11 августа 1920 года.

В этот день начальник отдела РТЧК при ст.Барабинск предъявил Евгению Колосову следующие обвинения:

Под обвинением Евгений написал:

«Не признаю» - Е Колосов.

«Не признаю», - повторил Евгений, - и требую сообщить о моём местонахождении на работу в Сибревком и жене. Евгений понял одно: с ним хотят расправиться.

Обвинения были фальшивыми и надуманными; он физически не мог участвовать в приписываемых ему преступлениях:

Поздно вечером председатель ЧК Омска, учитывая просмотренные вчера документы, принял решение относительно Е.Колосова. Набросав текст телеграммы, он вызвал управделами и попросил отправить её в Барабинск. Управляющий, прочитав текст, спросил председателя –«Не уйдёт ли»? Главный чекист Омска пояснил, что дело не в одном человеке, а надо захватить всю подпольную сеть эсеров. Телеграмма за№1881 была отправлена на ст.Барабинск 11 августа.

12 августа 1920 года.

Днём Евгений был вызван к начальнику отдела на допрос.

Перед допросом Е.Колосова председатель ЧК ст.Барабинск ознакомил начальника отдела с телеграммой №1881 из Омска – «Ввиду особых соображений немедленно освободите арестованного сотрудника экономического отдела Сибревкома Евгения Колосова. Об исполнении донести».

На допросе было много вопросов о ПСР. Главным вопросом, как почувствовал Евгений, был вопрос о существовании ПСР в настоящее время, на что он ответил – «на деле партии в данное время не существует, поскольку же она существует для себя, директивы её не считаю обязательными». Почему-то интересовались – являлся ли он членом ЦК? – «нет, не являлся».

По окончании допроса, к удивлению Евгения, он был освобождён, в кладовой выдали портфель, провели через двор, в углу которого был вырыт открытый туалет, и бывший арестованный оказался на свободе. Как можно скорее надо добраться до курорта, была первая мысль у Евгения.

После освобождения из Барабинского КПЗ за Колосовым было установлено наблюдение.

Ожидая на платформе станции поезда, он задумался – почему его выпустили? Член право-эсеровского подпольного центра в Иркутске Евгений Колосов понял: необходимо прекратить поездки в Иркутск, а лучше выехать из Сибири.

В 1922 году Евгений Колосов с семьёй выехал из Омска в Петроград по собственному желанию.

12 августа 1937 года бывшие эсеры Колосов Евгений Евгеньевич Колосов, 1879 г.р. и Валентина Павловна Колосова, 1880 г.р., по приговору тройки при Управлении НКВД по Омской области были расстреляны в одном из корпусов Тобольской тюрьмы. Общей могилой для Евгения и Валентины стала яма, выкопанная на территории хозяйственного двора тюрьмы.

Е.Е.Колосов и В.П.Колосова реабилитированы в 1994 году.

Принятые сокращения:
ДПЗ – дом предварительного заключения,
КПЗ- камера предварительного заключения,
НКВД – Народный комиссариат внутренних дел,
ПСР – партия социалистов- революционеров,
РКП – Российская коммунистическая партия,
РТЧК – Районная транспортная чрезвычайная комиссия,
Сибревком – Сибирский революционный комитет,
СР или эсер - социалист- революционер,
ЦК- Центральный комитет,
ЧК – Чрезвычайная комиссия.


Июль 1917 года. Красноярск. Е.Е.Колосов с дочерью Еленой и сыном Евгением.

Е.Е.Колосов (внук)
21 апреля 2010
Санкт-Петербург


На главную страницу