Воспоминания З.Р.Лопатиной


Лопатина Зоя Романовна, 1929 года рождения, место рождения – Красноярский край, Балахтинский район, деревня Большая Лопатино. Родители: Лопатин Роман Георгиевич (1900-1986) и Лопатина (Зыкова) Пелагея Алексеевна (1899-1951) жили в деревне Б.-Лопатино, были крестьянами.

В 1931г. были раскулачены, суда не было, конкретных обвинений предъявлено не было никем. Просто выгнали из дома, отобрав земельные угодья, сельско-хозяйственную технику (плуг, молотилку) и инструменты, скот, кур, гусей и т.п., а также личные вещи, которые были в доме вплоть до обуви, одежды и посуды. Сначала их переселили в другую деревню в Балахтинском районе, но вскоре погрузили на пароход и высадили в д.Ворогово Туруханского района. Некоторое время все привезенные семьи раскулаченных были расселены в домах местных жителей. В течение лета 1931г. раскулаченные построили в тайге, в 3 километрах от Ворогово, избы, в которых и поселились по 3-4 семьи в каждой избе. Впоследствии в каждой избе проживали по 2 семьи. Эти избы образовали деревню Стрелка.

Ни родителям нашим, ни нам, их детям, не разрешалось выезжать из деревни. За этим следил приставленный к построенной кулаками д.Стрелке комендант, проживавший в этой же деревне.

Бывшие кулаки работали либо в организованном колхозе, либо в леспромхозе: заготавливали в тайге лес, который затем сплавляли по Енисею в Дудинку. Наш отец, Лопатин Р.Г., работал в леспромхозе. Они жили в избушках в тайге (от д.Стрелки расстояние до этих пастбищ – так назывались места, где шла заготовка и трелевка леса, - было от 10 до 20 км).

Работали без выходных в течение всего светового дня. В деревню приходили пешком не чаще одного раза в месяц, чтобы помыться, постирать и сменить нательное белье и увезти на плотбище картошки (еду они варили сами в тех же избушках, где и спали, там же сушили промокшую от снега или дождя одежду и обувь).

В д.Стрелка построили ссыльные школу, где учились все их дети. Школа была семилетняя, по окончании ее детям кулаков разрешалось поехать либо в районное село Ярцево (не помню, в каком году наши деревни Ворогово и Стрелка были включены в Ярцевский район), либо в город для продолжения обучения, без предоставления паспорта или свидетельства о рождении.

Я закончила 7 классов в д.Стрелка, затем 10 классов в с.Ярцево (в 1947г.), затем поступила в Красноярский педагогический институт, который закончила в 1951г. Паспорт (помнится, это был временный паспорт) получила, будучи уже студенткой. В 1947г. осенью нашим родителям разрешили выехать из ссылки, выдали временные паспорта, и они переехали в г.Красноярск. Отец наш стал работать на трикотажной фабрике коновозчиком, а с 1949г. – плотником в ремонтно-строительной конторе, где работал до выхода на пенсию в декабре 1960г. Наша мама была домохозяйкой, в 1951г. она умерла.

Я всю жизнь, после окончания института в 1951г. и до настоящего времени работаю преподавателем французского языка на факультете иностранных языков. В 1965г. защитила кандидатскую диссертацию по французскому языку.

В 1994г. судом Центрального района г.Красноярска я была реабилитирована. Свидетельство о реабилитации №297105 выдано 16.09.1994 Центральным районным отделом социального обеспечения.

Архивных свидетельств о раскулачивании и высылке из д.Б.Лопатино наших родителей не было обнаружено ни в Балахтинском архиве, ни в краевом. Решение о реабилитации суд вынес на основе свидетельских показаний лиц, которые тоже были в ссылке в д.Стрелка с 1931г. по 1947г. и которые также были реабилитированы.

В 1961г., когда я была аспиранткой в Московском педагогическом институте им.Н.К.Крупской, меня пригласили в Министерство образования РСФСР и предложили поехать переводчиком в системе ООН в Париже или Нью-Йорке. Но когда я сказала, что мои родители были раскулачены (нас обязывали об этом сообщать в автобиографиях, анкетах и т.д.), моя кандидатура была снята с дальнейшего рассмотрения. После 1947г. наши права иногда ущемлялись под всякими предлогами, открыто причины не формулировались. Когда мы жили в д.Стрелка, нас называли «спецпереселенцами». Часто и наши родители, и мы, дети, наталкивались на недоброжелательное отношение жителей д.Ворогово, которые нас называли: «спецы». Поскольку в д.Стрелка не было магазина, стрелковские дети ходили в д.Ворогово по поручению своих родителей, а там местные дети могли их преследовать, бросать камни, гнать из своей деревни.

Одно из воспоминаний моего детства – пароходы на Енисее, заполненные заключенными, которых везли в Норильск, а в годы войны – из Норильска на фронт.

Отец моего отца, Лопатин Георгий Семенович (1870г.) и мать моего отца, Лопатина Наталья Дмитриевна, были выселены вместе с их сыном, нашим отцом. Дед Георгий был одаренной личностью. Не обучаясь в школе, он самостоятельно выучился читать и писать, был как бы деревенским ветеринаром (лечил коров, лошадей), слагал песни и сам их пел. Георгий Семенович начинал торговлю зерном, мукой, лошадьми, то есть мог стать купцом, но пришла советская власть, и он лишился всего, что создавал сам и его два сына (наш отец и его брат), работая от зари до зари. Дедушка не смирился и уехал нелегально из ссылки (позднее к нему уехала и бабушка) – не помню, в каком году. Он поселился в колхозе «Элита» под Красноярском. Он умер в 1948г. Наш отец рассказывал, что когда началось принудительное «вступление» в колхозы, некоторые крестьяне, среди них был муж его сестры Иванов Дмитрий, решили не подчиняться этому. Они собирались в домах этих крестьян и планировали открыто выступить против коллективизации. Наш отец тоже иногда участвовал в этих собраниях, но потом по настоятельным мольбам своей матери в открытых действиях не участвовал. Его зять, Иванов Дмитрий, и другие участники были арестованы и расстреляны, а его жена Ирина Георгиевна (сестра нашего отца) с тремя детьми была сослана в Туруханск. Позднее, перед 1941г., ее старший сын, будучи в Красной Армии, перестал писать письма своей матери. Лишь после 1956г. она узнала, что он был арестован и расстрелян как «враг народа». Ее младший сын воевал в годы Великой Отечественной войны, был ранен и умер в госпитале от ран.

Брат нашего отца, Лопатин Александр Георгиевич, избежал репрессий, уехав перед коллективизацией из д.Б.Лопатино в г.Минусинск.

Все эти так называемые эксплоататоры-кулаки были великими тружениками, людьми, жившими по правде. В сибирской деревне, где было земель достаточно для всех крестьян, люди, обрабатывавшие эти земли в поте лица, были за это жестоко наказаны, объявлены «врагами трудового(?) народа».


На главную страницу