Ляховский Николай Петрович. Воспоминания


Ляховский Николай Петрович родился в 1934 году в пос. Уяр, Кежемского района Красноярского края.

Свои воспоминания начну с 1938 года, когда был арестован мой отец Петр Петрович, работавший уполномоченным неуставной сельхозартели в пос. Уяр. (Приговором Красноярского краевого суда в ноябре 1939 г. был осужден по ст. 58-10 ч.1 УК РСФСР на 8 лет заключения, которые он отбыл полностью. В 1959 г. Президиум Верховного Суда РСФСР отменил приговор суда и дело прекращено за недоказанностью обвинения. В 1997 г. мой отец реабилитирован).

После ареста отца наша мама Федора Григорьевна осталась с пятью детьми. Старшему Виктору было 12 лет, младшей девочке Наде полтора года. Я был четвертым сыном. С четырех лет и начинается мой рассказ. Сейчас я могу утверждать, что я смутно помню, как провожали отца, как нес он меня на руках, как целовал, и как все громко плакали.

Начало войны я почти не помню, а военные годы я помню хорошо. Дело в том, что в нашем поселке не было помещения почты, почту каждый день привозил почтальон в наш дом и отдавал нам, а мы дети разносили письма, газеты и журналы по домам. С началом войны наш небольшой дом был всегда полон гостей. Почтовая лошадь была с колокольчиками. По звону всегда собирались односельчане - все ждали писем с войны. Нам нравилось разносить по домам ромбики и треугольники, но когда пошли письма-похоронки, почему-то они отличались от обычных писем. Взрослые, а в первую очередь мама, нам их не давали, они все пытались как-то подготовить получателей, однако наш дом быстро наполнялся рыданием, стонами, в ход шли какие-то лекарства, хотя все это плохо помогало. Сколько пришлось видеть человеческого горя!

Конечно, мы хорошо знали всех жителей нашего поселка. Поселок Уяр состоял из 200-220 дворов. Когда мы подросли, то подсчитали, что в войну погибли около 60 человек (столько же было арестовано в 1937-39 годах). К концу войны взрослых здоровых мужчин совсем не было, остались в нашем колхозе "Победа социализма" только старики, женщины и дети. Я хорошо помню, как мы всем поселком встречали вернувшихся с войны раненых.

Теперь о том, как жила наша семья. Отец в заключении. Мама единственный трудоспособный человек в семье. Кто жил в селе, тот знает, там много сезонных работ. Мама работала круглый год. Весна. Мама прядет веревки для колхоза, а без веревки на селе и в поле не поедешь, все делали на лошадях. В апреле надо было заготовить на зиму дрова, напилить, наколоть, сложить в поленницы, чтобы в лесу за лето просохли. Затем начиналась подготовке к севу, готовили семена пшеницы, овса. Посевная, посадка рассады капусты, поливка, посадка картошки. Там уж с сорняки пошли, опять много работы. Начало сенокоса, мать поспевает днем наработаться, а вечером надо поливать колхозную капусту. Конечно, мы все старались помогать маме, делали по дому все, что могли. Кончался сенокос, начиналась уборка. Техники не было, все вручную. Как только хватало сил, а концу войны постепенно приближался голод. К нам он пришел в конце войны, это я уже хорошо помню. И только спустя много лет начинаешь понимать, как было трудно маме, каким замечательным человеком была наша мама. С какой любовью она одно растила своих детей.

Зима для мамы не была отдыхом. Она пряла, ткала холст и шила нам рубашки и штанишки. В войну негде и не на что было купить ткани. Мне мама перешила все занавеска, шторы на рубашки, а летом мы были одеты в холст.

Мы подрастали. У нас в поселке была только начальная школа. Мама очень хотела дать нам образование. Старшего Виктора в 5-7 класс мама отправила в школу за 50 километров (еще шла война 1944 г. Виктор был призван в Советскую армию, позднее окончил военную академию и подполковником вышел в отставку). Второму - Володе помогла тетя закончить пятый класс (в Советской армии он закончил 10 классов, а позднее СибЛТИ, инженер водного транспорта леса, последняя должность - начальник производственного отдела Стреловской сплавной конторы). Третий Саша учился в 5-7 классах вдали от дома, а я к этому времени закончил четыре класса. Учить двух сынов одновременно мама не могла. Она мне сказала: "Коля, ты годик побудь дома, Саша закончит 7 классов, тогда ты будешь учиться".

Время шло. С Колымы вернулся отец. Меня немедленно отправили учиться. 5-7 классы я закончил около родителей, 8-10 - за 120 километров от дома в Кежме. Учился я хорошо, прекрасно помню своих учителей: Косолапову Анну Федоровну - математика, физика, литератора и других. Они научили трудиться, учиться.

 
Ляховский П.П. после возвращения

Затем окончил Красноярский Государственный педагогический институт по специальности учитель физики. И в институте у нас были прекрасные преподаватели. Достаточно вспомнить Киренского Леонида Васильевича, Ивлева Василия Федотовича, Дрокина Александра Ивановича и других. В институте мы прошли большую школы жизни, нас учили понимать людей и хорошо относиться к людям, любить свою профессию.

После института был направлен в Хакасскую автономную область, где проработал четыре года учителем физики и два года директором Приисковой средней школы. В школе я встретил прекрасных учителей, а в горняцком поселке внимательных родителей наших учеников.

Шло время. Появилась семья. Молодая жена в поселке работала за врача, но имела среднее медицинское образование. Пришлось ехать в Красноярск, где она поступила в медицинский институт, а я в 1963 году поступил на работу ассистентом кафедры физики Красноярского политехнического института. В 1964 - 67 г.г. обучался в аспирантуре при кафедре физики КПИ. В 1969 г. защитил диссертация на соискание ученой степени кандидата физико-математических наук и продолжил работать в институте сначала старшим преподавателем, а затем доцентом кафедры физики.

Наш институт я видел строящимся. Недалеко от дороги на поле развернулась стройка. В 1963 г. первые дни моей работы совпали с переездом кафедры физики из корпуса "В" в центральную часть корпуса "Г". В это время я познакомился со своими коллегами, хотя многих я знал по пединституту. Втюрин Николай Иванович читал нам курс теоретической механики, был с нами, студентами педвуза на уборочных работах в Новоселовском районе, а здесь заведовал кафедрой физики. Трех братьев Родичевых я знал будучи студентом (Геннадий Михайлович - преподаватель, Александр - аспирант, позднее сотрудник Института Физики, Данил - студент). Ким Петра Дементьевича знал как аспиранта, который жил в нашем общежитии. Сафонова Игоря Андронниковича знал как старшекурсника и комсомольского вожака, Зубакина Александра Михайловича как однокурсника и односельчанина, Кошманова Василия Владимировича - знал по студенческому общежитию. Так что в коллектив кафедры войти было не трудно.

Во время переезда я познакомился и приборами и оборудованием, что помогло быстро определиться с работой в лабораториях. Работы было очень много, к началу занятий на новом месте надо было установить все лабораторное оборудование. Тут и пригодились все трудовые навыки.

Как только восстановили учебные лаборатории на новом месте, сразу же начали оборудовать лаборатории для исследования тонких магнитных пленок. В мире в это время наблюдался исследовательский бум. Работа проводилась под руководством Родичева Геннадия Михайловича, Ким Петра Дементьевича, Втюрина Николая Ивановича. Сделали вакуумную лабораторию, где основным технологом был Преснецов Виталий, начали готовить измерительные установки. Мне досталась тема "Исследование импульсного перемагничивания тонких магнитных пленок". Работа шла очень тяжело из-за отсутствия современной измерительной техники, но была возможность ездить в командировки в Киев, Ленинград, Москву, Ташкент, участвовать в различных конференциях, выписывать журналы по специальности, заказывать необходимую литературу по МБА. Пришлось много поработать, только к окончанию аспирантуры появились результаты исследований, которые были годны для кандидатской диссертации. Результаты я докладывал еще при жизни нашего учителя академика Л. В. Киренского, а защищал диссертацию уже после его смерти. Я благодарен своему научному руководителю Родичеву Г.М. и всем кто так или иначе помогал выполнять работу.

После защиты пришлось много времени отдавать партийной работе. На РТФ меня несколько раз избирали секретарем Партбюро. Понятно, это работа беспокойная, отнимающая много времени, но позволяющая познакомиться со многими людьми, поучиться у них, а иногда и получать удовлетворение от хорошо сделанной работы. Я с благодарностью вспоминаю годы работы с деканом РТФ Волошенко В.В., который многому меня научил.

Посещая заседания Парткома института, я узнавал основные направления развития института, проблемы, успехи в работе института. Здесь пришлось немного общаться с В.Н. Борисовым, нашим первым ректором, сделавшим столько много для института. При нем мы осваивали новые корпуса, благоустраивали Студгородок. На наших глазах пустырь превратился в зеленый оазис, жаль, что сейчас перестали обращать внимание на озеленение и быстрый рост всякого рода свалок.

Проработал я в институте-университете больше сорока лет. Пришлось повидать много хорошего и плохого. На наших глазах под барабанный бой перестройки развалили СССР, правители разграбили государственную собственность, обман народа следует за обманом, богачи - богатеют, народ нищает. Все это выдается за прогресс.

Нашему поколению, выросшему в войну, в период восстановления народного хозяйства, в период величайших строек в стране, испытавших на себе все тяготы жизни, теперь хозяева страны устраивают все новые и новые испытания. Можно только удивляться, как в нашем крае исчезла работа для людей, появилась безработица, почему на полях, где еще недавно собирали урожай зерновых, растут молодые сосны и сорняки.

Поразительно терпелив наш народ!


На главную страницу