Одинцов Николай Васильевич. Жизнеописание


Николай Васильевич Одинцов родился в 1870 году. Первые годы жизни он провел в городах Балашове и Саратове. Девятнадцатилетним юношей он обратился к Господу через проповедь и духовную работу брата И. М. Мухина и сестры Е. В. Кирхнер.

В апреле 1891 года Николай Васильевич принял водное крещение в Саратове. Это был первый камень церкви этого города. Перед молодым человеком, вступившим в новую жизнь и давшим Богу обещание доброй совести, лежал тернистый узкий путь. Он без колебаний пошел по нему. Это крайне возмутило мать Николая Васильевича. В негодовании она выгнала сына из дому, но все же не была равнодушна к нему и наблюдала за ним. Видя его благочестивую жизнь, она переменила свое отношение к вере сына и вскоре сама обратилась к Господу.

16 ноября 1892 года Николай Васильевич вступил в брак с сестрой в Господе Александрой Степановной Смирновой, молодой вдовой, имевшей дочь. Семейная жизнь их была благословенной. Александра Степановна создавала в семье необходимые условия для того, чтобы муж мог непрестанно трудиться на ниве Божьей.

Начало духовной жизни Николая Васильевича приходится на время жестоких гонений со стороны царского правительства. Шла эпоха Победоносцева, названная так по фамилии обер-прокурора Святейшего синода Победоносцева — инициатора гонений. Верующие принимали страдания гонимых братьев близко к сердцу. Николай Васильевич вместе с И. А. Голяевым, В. В. Ивановым и С. П. Степановым посещал находившегося в борисоглебской тюрьме Леонида Демидовича Приймаченко, узника за имя Иисуса.

В 1905 году был обнародован манифест царя о веротерпимости. Николай Васильевич в это время был в гостях у верующих в Петербурге. Софья Петровна Ливен пишет:

Я помню, как в апреле 1905 года, в утро светлого Христова Вос-кресения, в доме номер 43 на Большой морской, в нашем Красном зале, перед многолюдным собранием моя мать с сияющим лицом сказала, что имеет передать всем братьям и сестрам великую радость. Громко и отчетливо брат Одинцов прочитал царский указ, излагавший подробности даруемой нам свободы веровать, как каж-дому позволяет его совесть. Собрание пало на колени и со слезами радости каждый, кто как умел, благодарил Господа за этот неоценимый подарок.
(С. П. Ливен. Духовное пробуждение в России, 1967)

В 1907 году на первом учредительном собрании Миссионерского общества русских баптистов, проходившем в Балашове, Николай Васильевич был избран кандидатом в члены правления этого общества.

Кроме деловых заседаний Миссионерского общества проходили и многолюдные призывные собрания.

В первом собрании сначала сказал проповедь на текст из Ев. Марка 1, 15 о покаянии брат Н. В. Одинцов. Говорил он плавно, воодушевленно, и слушатели с удовольствием принимали его слова.
(Баптист, № 2, 1907)

В 1908 году при Союзе баптистов была образована специальная комиссия по работе с молодежью, в которую вошел и Николай Васильевич. В этом же году на проходившем в Киеве съезде баптистов он был избран в состав правления союза. Летом этого года Николай Васильевич участвовал в I Европейском конгрессе баптистов в Берлине.

На I Всероссийском съезде баптистской молодежи, проходившем в 1909 году в Ростове-на-Дону, Николай Васильевич был избран в совет по делам молодежи. На этом же съезде Г. И. Мазаев попросил направить в церкви Сибири Н. В. Одинцова и В. П. Степанова для организации кружков молодежи.

В 1909 году на годовом съезде Союза баптистов Николай Васильевич был утвержден всесоюзным благовестником и рукоположен на это служение братом В. В. Ивановым, совершившим молитву и напутственное благословение вместе с братьями Д. И. Мазаевым, С. П. Степановым и В. П. Степановым.

В отчете правления союза на съезде в 1911 году говорилось:

Брат Николай Васильевич Одинцов из Балашова по поручению правления посещал: с. Богородск, Нижний Новгород, м. Арию, Москву, Мариуполь, Екатеринодар, Батуми и другие места - и при обильном благословении от Господа трудился среди общин и среди ищущих спасение. Посетил семь мест, имел тридцать пять собраний. В его присутствии обратилось приблизительно пятьдесят человек, крещено тридцать два, расхода сделал 100 рублей.

Любезный брат Н. В. Одинцов в этот раз надолго останется в па-мяти у бакинских братьев и сестер. Он пел чудный гимн «На небесной перекличке» и сказал много назидательных проповедей из Слова Божия в общих призывных собраниях и много речей и рассказов о китайских баптистах.
(Баптист, № 9-10, 1914)

В 1913 году Николай Васильевич вместе с Г. И. Мазаевым совершил поездку по Сибири до Благовещенска, посещая церкви и группы верующих с ободрением и назиданием.

В начале 20-х годов Николай Васильевич со своей семьей переехал в Москву, хотя в то время участия во всесоюзной работе не принимал.

На проходившем в Москве пленуме Совета Союза баптистов в декабре 1924 года было предложено вместо сосланных в ссылку М. Д. Тимошенко и Н. А. Левинданто ввести в правление союза И. А. Голяева и Н. В. Одинцова. От пленума тут же была послана делегация к Николаю Васильевичу с приглашением на совещание. На этом пленуме было принято решение перейти от коллегиального руководства союзом к руководству посредством председателя и двух помощников. Председателем союза был избран И. А. Голяев, помощниками председателя — П. В. Павлов и Н. В. Одинцов.

В мае 1925 года Николай Васильевич участвовал на IV Всеукраинском съезде баптистов как представитель центра. С октября того же года он стал редактором союзного журнала «Баптист». В декабре он участвовал в работе пленума Совета Союза баптистов.

20 июня 1926 года брат Одинцов участвовал в торжестве по случаю тридцатипятилетия Саратовской общины, в которой он был первым камнем. Осенью этого года он принял участие в работе Рижской групповой конференции баптистов, проводимой Всемирным союзом баптистов, где сделал доклад о состоянии дела Божьего в России, рассказав о жизни и потребностях общин Союза баптистов в стране.

В сентябре 1926 года в Москве проходил так называемый Совет пятнадцати, на котором было принято решение освободить И. А. Голяева от служения председателя союза. Ответственность за дела союза до намечаемого XXVI съезда фактически лежала на Н. В. Одинцове.

С 16 по 25 ноября 1926 года Николай Васильевич принимал участие в работе XIV Северо-Кавказского краевого съезда баптистов в Пятигорске.

Таково далеко не полное описание его служения в братстве. Он был тесно спаян с народом Божьим, вместе с которым нес все скорби и радости духовной жизни и борьбы. Он был принципиальным христианином, стремившимся к полному единству детей Божьих не только организационно, но и по духу. Он писал:

Мне часто задают вопрос: «Что нужно сделать, чтобы два союза отошли в область предания, а был бы один единый союз детей Божьих? Какие меры принять для этого?» Я отвечаю: «Нужно позаботиться о том, чтобы извергнуть из среды нашей все неугодное Господу, чтобы нам быть без пятна и порока, как подобает истинной

Церкви Божьей, чтобы не было среди нас порочащих нас членов. Затем нам нужно обновить жертвенник Господу - наше сердце, чтобы всегда горел на нем огонь святой хвалы Господу. Не будем никогда нарушать общение с Господом, и Он, мало того что даст нам покой, даст нам ощущать Его присутствие с нами. Он даст это почувствовать нашим соседям.

(Баптист, № 9, 1927)

XXVI съезд Союза баптистов проходил в Москве 14-18 декабря 1926 года. На всех заседаниях этого съезда председательствовал Н. Б. Одинцов. Он же сделал краткий обзорный доклад о трехлетней жизни союза в межсъездовый период.

На этом съезде Всероссийский союз баптистов был преобразован в Федеративный союз, то есть в союз, состоящий из нескольких местных союзов. Первоначально в состав Федеративного союза вошли следующие союзы баптистов: Дальневосточный, Сибирский, Среднеазиатский, Северокавказский, Закавказский, Всеукраинский с вошедшей в него немецкой секцией, Крымский и Союз баптистов Северной России с латышской секцией. Вскоре было организовано и введено в Федеративный союз еще три союза: Белорусский, Центральный и Волго-Камский.

Николай Васильевич был единодушно избран председателем исполнительного органа Федеративного союза баптистов.

В 1927 году под председательством Николая Васильевича прошли многие съезды местных союзов. В этом же году власти наконец дали разрешение на открытие библейских курсов. Ответственность за курсы поручили П. В. Иванову- Клышникову. 1 декабря 1927 года состоялось открытие библейских курсов. Николай Васильевич преподавал на них экзегетику и гомилетику.

После открытия библейских курсов Николай Васильевич выехал из Москвы на Дальний Восток, куда уже давно его настоятельно приглашали. Это посещение длилось с 11 декабря 1927 года до 23 января 1928 года. За время своего пребывания на Дальнем Востоке он посетил Никольск-Уссурийский, Владивосток, Благовещенск, дважды Хабаровск и многие группы верующих вокруг этих городов.

Во время своего пребывания на Дальнем Востоке Н. В. Одинцов, будучи проповедником Евангелия, на многолюдных собраниях в переполненных молитвенных домах произносил много благословенных проповедей, изящных по форме изложения и глубоких по содержанию. Кроме того, он устраивал целый ряд специальных собраний, на которых задавались ему всевозможные вопросы, которые охватывали и выясняли все стороны домостроительства, жизни и деятельности братства как во всем СССР, так и на Дальнем Востоке. На все эти вопросы с захватывающим интересом, при мертвой тишине слушатели получали исчерпывающие ответы.

Будучи опытным старшим передовым братом, он умел за облаками праздничных, восторженных, оказываемых ему со стороны народа Божия чувств ясно различать и внимательно рассматривать будничную деловую жизнь. Потому везде, где бы ни находился, кем бы ни был окружен, он быстро ориентировался и давал всему должную оценку. Мягкий по характеру, он среди лжебратьев проявлял непреклонную волю и твердость духа, подобно кремню, тогда как среди истинных детей Божьих он был весьма доступен, добр и прост.

(Баптист, № 7, 1928)

В мае 1928 года Николай Васильевич участвовал в работе V Всеукраинского съезда баптистов. С 23 по 30 июня он в числе 10 братьев, представлявших баптистов России, присутствовал на IV Всемирном конгрессе баптистов в г. Торонто (Канада). Там Николай Васильевич говорил приветственное слово от Союза баптистов России.

В конце 1928 года началось тяжелое время для верующих в Советском Союзе. Служителей Божьих стали арестовывать одного за другим. Журнал «Баптист Украины» был закрыт в конце 1928 года; «Баптист» выходил до седьмого номера 1929 года, после чего тоже был закрыт. Библейские курсы в Москве были запрещены, а заведующий курсами П. В. Иванов-Клышников отправлен в ссылку.

В 1930 году прошел пленум Совета Союза баптистов. Николай Васильевич был вновь утвержден председателем союза. Но возможности совершать служение в братстве были ограничены. Тревожная обстановка постоянно угрожала служителям арестом.

Судебной расправе над братом Н. Б. Одинцовым предшествовал день, который можно назвать кульминационным и героическим в его жизни. Рассказывает об этом престарелый брат М. К. Авдеенко из г. Днепропетровска:

Пресвитер Днепропетровской церкви баптистов Н. И. Зюбанов, заменивший в руководстве областным объединением брата А. М. Букреева после его мученической кончины, напомнив историю Есфири из Библии, предложил мне, свободному от семейных уз, поехать в наш союз в Москву в качестве представителя областного объединения, так как Всеукраинский союз баптистов был закрыт. Я поехал и видел своими глазами аресты наших братьев. И вот, в один из дней, возвратившись после очередного вызова к властям, брат Н. В. Одинцов попросил всех нас, местных и приезжих братьев, собраться в канцелярии для очень важного сообщения и обязательно иметь при себе Библии. Когда все собрались, он сказал: «Высокие власти решительно потребовали перестроить работу союза по-новому, учитывая интересы государства. Возвращаясь, я рассуждал по дороге и пришел к выводу, чтобы мы все, положив руку на свою Библию, перед Богом и друг перед другом дали торжественное обещание во всех вопросах церковной жизни поступать только по Слову Божьему».

Положив руку на свою Библию, многие помолились. Особенно сердечно и взволнованно помолился брат И. В. Одинцов.

В ночь с 5 на 6 ноября 1933 года Н. В. Одинцов был арестован. Его осудили на три года тюремного заключения и отправили в ярославскую тюрьму, где и содержали в течение всего срока. По отбытии тюремного заключения Николая Васильевича отправили в ссылку в село Маковское Красноярского края.

Его спутница Александра Степановна рассказывала после, что из ярославской тюрьмы Николай Васильевич прислал ей в письмах серию проповедей, полных утешения и ободрения. В 1937 году ей разрешили встретиться с ним. Она поехала к нему в далекую Сибирь и увидела его изнуренным, физически слабым и часто роняющим слезы, но полным веры во Всемогущего. Их совместное пребывание продолжалось недолго.

В 1938 году Николая Васильевича снова арестовали и увезли в неизвестном направлении. Больше Александра Степановна не имела о нем никаких сведений.
После войны некоторые верующие рассказывали, что были свидетелями, как в 1939 году во время этапа в Красноярском крае брат Николай Васильевич был истерзан собаками, которых спустил на него конвой.

Николай Васильевич после этого случая написал следующее письмо:

Мир... всем любящим Господа! Для всех вас я нахожусь в неизвестности... Я не буду описывать тех ужасов, которые испытывают на себе заключенные... Скажу одно: ужас, бесподобный ужас! Можно ли представить звероподобный вид специально подобранных конвоиров, которые... могут подстрелить обессиленных больных, затравить злобными псами упавшего на дороге заключенного?.. Можно ли выносить ежедневную нудную, мерзкую деятельность провокаторов, шпионов, которые тянут за язык, выворачивают душу заключенного?..

Что касается возврата к семье, то я буду ждать мою и нашу семью там, на небесах: «Да, мы встретимся с тобою над чудною ре-кою, там с неумолкаемой хвалою Иисусу мы будем служить...»

Телом ослабел, но не духом. Иисус Господь мой поддерживает меня... Тело насилия не выдерживает... «Ибо я уже становлюсь жертвою, и время моего отшествия настало...» Ничего атеистическо-го ко мне не пристало. «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил...». От измены Богу отказался. «...А теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия...». Всегда избегал я всякой неправды. На этом кончится земная жизнь моя...

Особенно тоскует сердце мое о молодежи... так как на вас скоро обрушатся ужасы гонений... Хула на Бога... возрастает, появятся «отступники от святого завета». Их коварство и трусость, угодничество атеизму приведет к измене и подрывной деятельности в Церкви Христовой... С помощью отступников атеизм введет своих верных людей в общину для руководства делами церкви... Атеизм «войдет в соглашение с отступниками от святого завета»... «...Но люди, чтущие своего Бога, усилятся и будут действовать» (Дан. 11, 32)...Многих и многих верных своему Господу братьев и сестер безжалостный по своей бессмысленной жестокости и бесчеловечности атеизм бросит в тюрьмы и лагеря. Верные же своему Учителю, Иисусу... никогда не встанут на путь компромисса с безбожием-атеизмом.

Несколько дней тому назад во время переконвоя я, как один из самых слабых заключенных, не смог стоять и в это время услышал за своей спиной крик и почувствовал мгновенный укол чем-то острым в спину, затем удар ниже головы, и я был брошен на землю. В следующее мгновение я услышал брань и почувствовал на себе двух злобных псов, которые, рыча, топтали меня, рвали на мне уже изодранную грязную одежду... Затем я почувствовал острую боль внизу живота, где зубы пса терзали мое исстрадавшееся, старое и изнуренное тело... Очнулся я в бараке, где мои товарищи (узники в Господе) перевязывали мои раны...

Только через три недели меня выгнали и погнали в конвое на работу...

Что будет дальше? Господь знает! Да будет Ему вечная слава! Радуйтесь, дорогие братья и сестры, как и я радуюсь - ваш брат, до конца дней не забывающий вас всех. И да будет благословенно и прославлено имя Бога нашего и Сына Его Господа Иисуса Христа! Аллилуйя! Аминь!

Как видно из этого письма, Н. Б. Одинцов не умер от того, что его терзали собаки. В последнее время из секретных архивных документов стало известно, что Николая Васильевича привезли из Красноярского края в Москву. По решению Военной Коллегии Верховного суда СССР от 7 марта 1939 года он был приговорен к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор был приведен в исполнение в тот же день.

Во время встречи с женой в Сибири, в 1937 году, брат Одинцов, подводя итог своей жизни, сказал словами апостола Павла: «Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь, праведный Судия...» (2 Тим. 4, 7-8). При этом, указав на небо, он сказал: «Хочу домой!»

И он ушел от нас, ушел, не сказав «до свидания», не прислав прощального письма и не оставив какого-либо духовного завещания. Путь его закончился в неизвестности.

Александра Степановна вспоминала о том, что она думала о Николае Васильевиче, когда он был еще на служении. В то время она восхищалась его неутомимой деятельностью и думала, что в случае его смерти все страницы журнала «Баптист» будут заполнены громкими статьями о его деятельности, что похороны его будут известными до края земли.

«Много замыслов в сердце человека, но состоится только определенное Господом» (Пр. 19, 21). Вместо известности до края земли брату предстояла полная неизвестность, вместо лаврового венка — шипы, терны, колючая проволока и мученическая смерть.

В одном письме из заключения Николай Васильевич писал:

...Так называется борьба с религией в СССР, которая со временем превратится в позорное дело для руководителей этой борьбы перед всем миром. Так как эти варварски жестокие люди применяют к верующим и церквам насильственное закрытие молитвенных домов, будут применять репрессии к служителям церквей и даже физические истязания и уничтожение некоторых из братьев. Будут создавать «дело» в результате порочных, основанных на клевете следствий, верующие поголовно будут осуждаться в тюрьмы и лагеря. «Добрая слава» о неправедных судьях, прокурорах, следователях, о тюремных и лагерных администрациях распространится по всему миру. Будет дана оценка всем их действиям, также и тем, которые являются инициаторами, вдохновителями и руководителями...

Исполнение этих пророческих слов мы видим в настоящее время. И нам особенно интересно вникнуть в прошлое, чтобы увидеть, что наполняло жизнь этих верных тружеников Божьих.

Здесь терпение и вера святых. Книга  1.
Издательство «Христианин» МСЦ ЕХБ 2010


На главную страницу