Озерлаг. Стихи


Миниатюрное издание «Озерлаг», стихи, г.Братск, 1992 г.
Братская городская типография
г.Братск - 1992

Посвящается памяти
жертв политических
репрессий.

В этой маленькой книжечке стихи поэтов, чья судьба так или иначе связана с печально известным Озерлагом.

Некоторые из них верили в Бога, другие — в «измы», но я убежден, что выжить им помогла Вера в Любовь и Поэзию. Выжить и сохранить душу чистой.

Сборник «Поэты Озерлага», куда вошли стихи сорока известных и безвестных поэтов, ждет своего издателя. Он нужен нам сегодня.

Виктор Сербский


Валерий АЛЕКСЕЕВ

ВАЛЕНКИ

Дважды Герою
Советского Союза
генерал-майору В.Крюкову.

Там было много брата нашего.
Что говорить о мелочах?!
Со мною рядом чуть не маршалы
Таскали бревна на плечах,

Там живописцы и ваятели,
что знали славу и почет,
и знаменитые писатели
со мной делили табачок.

Там все мы жить учились заново.
Не думал я и не гадал,
но как-то раз саму Русланову
на клубной сцене увидал.

И генералы, и ученые,
уняв волнение свое,
и рядовые заключенные
внимали голосу ее.

Забыв дела лесоповальные,
я, сгорбясь, у стены стоял
и слушал песенку про валенки,
весь срок в которых щеголял.


Анна БАРКОВА

***

Хоть в метелях душа размоталась,
Все отпето в мертвом снегу,
Хоть и мало святынь осталось, -
Я последнюю берегу.

Пусть под бременем неудачи
И свалюсь я под чей-то смех,
Русский ветер меня оплачет,
Как оплакивает нас всех.

Может быть, через пять поколений,
Через грозный разлив времен
Мир отметит эпоху смятений
И моим средь других имен.

1954

***

Как дух наш горестный живуч,
А сердце жадное лукаво!
Поэзии звенящий ключ
Пробьется в глубине канавы.

В каком-то нищенском краю
Цинги, болот, оград колючих
Люблю и о любви пою
Одну из песен самых лучших.

1955


 Вадим БОГОРОДСКИЙ

***

С.В.Строкину

Для голодных, битых, безодежных,
Чей удел в молчаньи умереть,
Были Вы единственной надеждой,
Медики особых лагерей.

И в конце последнего причала
Тлевшим в джунглях двухэтажных нар
Песней избавления звучало:
- Надо положить в стационар.

Где, уравновешивая подлость
тех, что карцером душили стих,
Вы творили самый высший подвиг –
Доходяг спасая средь больных.

И когда потомки многотомьем
Будут говорить о "той поре",
С гордостью они о Вас напомнят,
Медики особых лагерей!

1947, 4-я больница,
Тайшет.


Сергей БОНДАРИН

ЗВЕЗДА

Звезда играет над тайгою,
Над снежно-искристой замлей, -
Воспоминанье дорогое -
О чем? И точно ли - зимой?

Да! Драгоценное, живое
Очарованье навсегда:
Пахучая - с мороза - хвоя,
Снег, Вифлеемская звезда...

Волхвы... Прости кощунство, Боже, -
Каким волхвам, кому повем?
Скажи: Ты на Голгофе тоже
Сквозь слезы видел Вифлеем?

...Звезда Халдеи над тайгою.
И над снегами, в звездах, - Ты...
Ты, Боже, Ты!..
Кто б мог такое
Излить сиянье красоты!


Григорий ВОРОЖБИТОВ

Мамке на женской
колонии ст. Видим,
которой исполнилось 14 лет.

Смотрю в глаза и - жалость,
жалость!
Дитя, совсем еще дитя,
А матерью уже назвалась
Не как-нибудь и не шутя –

Законно.
Ты имеешь сына,
Но не имеет сын отца…
Достойна наших дней картина,
Не знающая образца.

1952

***

Моя больная муза не могла
Петь громко там, где горько
плакать надо.
Она себя ревниво берегла,
Не требуя ни от кого награды.
Зато порой неистово и зло
Секлась сырыми прутьями
березы...
Моей негромкой музе повезло
На слезы...


Борис ВАЙЛЬ

***

Испуган взгляд обиженных детей.
Не шлет улыбок неба это лето.
Не верь здесь никому! Ни чьей воды не пей!
К устам не подноси кусок чужого хлеба!

И страх на лица положил печать,
И брат готов предать из страха брата.
Здесь иль не жить, а жить - так уж страдать,
Цветы увидишь здесь - беги их аромата.

...Но ждут в мольбе кого-то вечерами.

1959, Вихоревка.


Николая ДОМОВИТОВ

***

Наш начальник, умный вроде,
Говорил нам на разводе:
- Убегать вам нет резона -
Ведь вокруг сплошная зона.

Ни за что не убегете,
Ни к какой едреной тете,
Все равно мы вас поймаем,
Поздравляю с Первым маем!


Юрий ДОМБРОВСКИЙ

***

Пока это жизнь, и считаться
Приходится бедной душе
Со смертью без всяких кассаций,
С ночами в гнилом шалаше.

С дождями, с размокшей дорогой,
С ударом ружья по плечу.
И с многим, и очень со многим,
О чем и писать не хочу.

Но старясь и телом и чувством
И весь разлетаясь, как пыль,
Я жду, что зажжется искусством
Моя нестерпимая быль.

Так в вязкой смоле скипидарной,
Попавшей в смертельный просак,
Становится брошью янтарной
Ничтожный и скользкий червяк.

И рыбы, погибшие даром
В сомкнувшихся створках врагов,
Горят электрическим жаром
И холодом жемчугов.

Вот так под глубинным давленьем
Отмерших минут и годов
Я делаюсь стихотвореньем –
Летучей пульсацией строф.


Анатолий ЖИГУЛИН

СТИХИ

Когда мне было
Очень-очень трудно,
Стихи читал я
В карцере холодном.
И гневные, пылающие строки
Тюремный сотрясали потолок:
"Вы, жадною толпой стоящие
у трона,
Свободы, Гения и Сливы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда
- все молчи!.."
И в камеру врывался надзиратель
С испуганным дежурным офицером.
Они орали:
- Как ты смеешь, сволочь,
Читать
Антисоветские
Стихи!

1963


Анатолий КЛЕЩЕНКО

БЕССЛАВНЫЙ СОНЕТ

Что говорить, гордиться нечем мне:
Не голодал в блокадном Ленинграде,
И пороха не нюхал на войне,
И не считал взрывателей на складе.
Я даже дружбы и знакомства ради –
Причин к тому достаточно вполне –
Представлен не был
ни к одной награде,
Но, видит бог, не по своей вине.

Иных покрыла славою война,
Иные доставали ордена
За нашу кровь,
Не оскверняя стали.
Мы тихо умирали в темноте,
Бесславно умирали - но и те,
Кто убивал нас, - славы не достали!


Серго ЛОМИНАДЗЕ

СОН

Нет, я не знал, чем пахнет слово "бой":
Болотной тиной, ржавчиной и тифом,
А может быть, серебряной трубой
И на коне гарцующим комдивом.

В полях, где пули не на нас косились,
Не наши кости птицы растаскали,
Но к нам сюда оттуда не просились,
А нас туда отсюда не пускали.

Нет, я не знал, чем пахнет слово «дом»:
Жилплощадью, соседями и дустом,
А может, непригубленным вином
И женщиной, не выдуманной Прустом.

В домах не наша отсиделась смелость,
Не наша трусость вдосталь отстоялась.
Но к нам сюда оттуда не хотелось,
А нам туда отсюда не мечталось.

И я не знал, что есть такая твердь,
Что тверже нашей вытвердила мерку.
И я не знал, что есть такая смерть,
Страшнее рельсы, бьющей на поверку.


Семен МИЛОСЕРДОВ

***

Стражник, выйдя из лагеря, в речке
отмывает от крови сапог,
Курит, дым завивая в колечки...
... Жив палач: не казнил его бог.

Он живет, от людей обособясь,
ходит к речке все той же курить,
моет руки, но душу и совесть
палачу-старику не отмыть.


Борис ЧЕТВЕРИКОВ

***

Смешные создания - люди:
Все то, что хранят, берегут,
Назавтра и топчут и жгут,
А после по тлеющей груде
Блуждают, мечтая о чуде,
Сплетают из небыли жгут.

Их радует, их умиляет
Открытый в золе черепок...
И кто-то уже прицепляет
Музейный к нему номерок...

А где был ваш разум, рассудок,
Когда на ура, на фу-фу
Вы сами же били посуду
В своем же фамильном шкафу?


 Платон НАБОКОВ

КОНВОИРУ

"Вологодский конвой не любит шутить".
Фраза из поминальника "ангелов"

Шаг вправо - тьма, шаг влево - бездна,
И наседают сзади псы,
И ты - из Вологды, известно:
Будь мне - родитель или сын,

Но по уставу, вне рассудка,
Ты вскинешь автомат не зря.
Я ж за тебя на фронте, сука,
Таскал, сгибаясь, "дегтяря"...

Патрон в казне не осекнется.
Ты чистеньким придешь домой.
Нет, кровь - не кровью отзовется,
Но - впредь... прострелянной судьбой.

1952
013. Вихоревка


Ида НАППЕЛЬБАУМ

***

Ты - номер, ты - не человек,
АК-709.
Но это же двадцатый век,
Как можно этому поверить?

Не тщись понять, напрасный труд
Решать подобные загадки,
Крепи скорей с клеймом лоскут
Себе же на лопатки.

Но время шло, ровняя борозду,
Позор стал общий обиход
И номера, что дали на беду,
Девчата тонкой строчкой
гладью шили,
Чтоб, идя на проверку и развод,
Одна перед другой форсили.

1952
Тайшет-Братск


Майя УЛАНОВСКАЯ

МОЛИТВА

О Боже, я в Тебя не верю,
Не славлю мудрого Творца,
И для меня закрыты двери
В страну, где счастью нет конца,

Закрыты двери в край забвенья,
Где нет ни горя, ни утрат,
Где людям радость утешенья
Сулит Твой мудрый, кроткий взгляд.

Душе усталой, одинокой,
Слабеющей в мирской борьбе,
Так сладок веры сон глубокий,
Молитва жаркая к тебе.

О Боже, дай блаженство веры,
Неверью моему прости,
И дух, измученный без меры,
Направь по верному пути.


Владимир ФИЛИН

ВИНА

Хотя вина и не доказана,
Но вот опять они кричат,
Что если был тогда
посаженный,
То значит в чем-то виноват.

Я славы культу не оставил,
Признавши тяжкую вину
Свою и тех, кого ославил
Тот культ на целую страну.


Арсений ТИТОВ

1949

Щелкнул затвор у конвоира.
И выстрел, как хлопок бича.
Когда-нибудь заплачет лира
По убиенному сплеча.

Без имени и отпеванья
Нас зарывали в мерзлоте.
Воздай им, Боже, всем по званьям
Теперь за злодеянья те.


Лидия ЧУКОВСКАЯ

***

Слово "мир** - а на душе тревога.
Слово "радость" - на душе ни звука.
Что же ты, побойся, сердце, Бога,
Разумеешь только слово: "мука"?

Все стучишь: страшна зима в Нарыме.
Бухенвальд, Тайшет,
Норильск, Освенцим.
Если б можно было память вынуть,

Не рассказывать про это детям!
Но без ладанки стучится в грудь –
Память, трепет, пепел: не забудь!

май 1945


Виктор СЕРБСКИЙ

СВЯЗЬ ВРЕМЕН

Те, кто стреляли в моего отца,
Заслуженные ныне ветераны
По вечерам на лавке у крыльца
Душевные залечивают раны –
Не от вины...
Без палки и свинца
Толкают в гроб их внуки-наркоманы.


На главную страницу