Дело Пелузо


«...В Украинском бюро... начал работать некий итальянец Эдмонт Пелузо. По-русски не знает ни слова. Раньше работал в качестве журналиста в Болгарии и Венгрии... По словам осведомителя, во время войны Пелузо предложил итальянцам принять на себя поручение отправиться в Австрию для взрыва мостов. Получил на это 20 тыс. франков, но сам туда не поехал, а остался в Швейцарии...»

Эта сфабрикованная «шифротелеграмма», якобы от военного атташе в Швейцарии, отправленная 15.06.17, позволила следствию под руководством Фриновского в 1938 году «разоблачить» двойного агента, работавшего, по версии следствия, с 1915 года на английскую разведку и с 1916 года – на итальянскую. Сыграть роль двойного агента выпало Пелузо Эдмондо Петровичу. Эту версию следствия прекрасно «подтверждало» его прошлое.

«...Пелузо Эдмондо, 1882 года рождения, уроженец г.Неаполя, итальянец, политэмигрант... работал печатником, судовым кочегаром, стенографом, банковским служащим, журналистом. Знал итальянский, французский, испанский, английский, немецкий и русский языки. Член социал-демократической партии Франции, Испании, Португалии, Австрии, Швейцарии, с 1919 года – член Компартии Баварии, Италии, с 1927 года вступил в ВКП(б). Делегат IY и Y конгрессов Коминтерна... Работал корреспондентом во многих странах... Арестовывался в Австрии, Швейцарии, дважды в Италии.

...Прибыл в СССР в 1927 году, перед арестом преподавал историю в испанской школе...»

26 апреля 1938 года был арестован в самый разгар борьбы с «националами», обвинявшимися в шпионаже. Первым документом, предъявленным ему следствием, была вышеприведенная шифротелеграмма, причем в процессе допросов сумма, полученная якобы за выполнение задания, менялась, и по словам Пелузо:

«...С 200 тыс. франков в начале она в конце концов снизилась до 20 тыс....»

Трудно поверить, что подобную шифротелеграмму мог послать русский военный атташе, кроме того, по показаниям Пелузо, ни географически, ни материально он не мог взрывать мосты в Австрии, так как

«...С осени 1915 года я жил во Французской Швейцарии, в Женеве и Лозанне, и находился под надзором полиции, как дезертир...»

В течение четырех месяцев он отрицал все обвинения, несмотря на нечеловеческие пытки. Позже в жалобе прокурору он описывает, что с ним делало следствие:

«...В 4 часа утра четыре человека, вооруженные различными инструментами, дико били меня в течение 40 минут, повесив меня головой вниз и ногами вверх. Результатом этого было, как потом установил врач в Лефортове, закупорка вен, серьезная контузия позвоночника и харканье кровью...»

Как показывал Пелузо, на этих допросах следователь Арсеньев кричал ему:

«...Мы вас убивать не хотим, но заставим вас писать то показание, которое хотим...»

23 августа Пелузо не выдержал и дал согласие написать развернутые показания. В них он признавался во всевозможных преступлениях, но, называя встречи, сроки, страны и ряд лиц, он специально и продуманно давал такие показания, чтобы любой знающий человек мог понять, что дело сфальсифицировано. Например:

«...Я добавил имя Сефтона-Дельмера, который считался следствием английским агентом, в показаниях для того, чтобы разоблачить методы и способы следствия... т.к. я замещал его в Женеве в течение двух недель, посылая каждый вечер газете... телеграммы, и никак не мог ехать с ним на пароходе, как записано было в показаниях... В 1918 году Сефтон-Дельмер не был больше в Швейцарии, а если бы и был, то я в это время был в руках полиции...

...Итальянским шпионом я никак не мог быть, т.к. до 40 лет я провел свою жизнь за границей, был политически осуж¬ден, как коммунист, и политически преследуем, как дезертир... Италии я обязан только цепями, тюрьмой и горем...

...Я специально ввел в свои показания, что донес на итальянских коммунистов Гриско и Дженари, которые НИКОГДА не были арестованы...»

В тот день, когда ему было предъявлено обвинительное заключение, Пелузо от всех показаний отказался. Следствие решило включить его в дело в групповое дело арестованных ранее немцев. Кроме того, он был обвинен в связях с арестованными к этому времени врагами народа: Зиновьевым, Бухариным, Радеком, Стеном и другими. На это Пелузо спокойно отвечал, что его можно точно так же обвинить в связях с Лени¬ным, Р.Люксембург, Димитровым и другими.
Первое судебное заседание по делу Пелузо было проведено 16.11.39. Пелузо потребовал приобщить к делу реабилитирующие его документы, вызвать свидете¬лей и сообщил о мерах физического воздействия во время следствия. Суд определил:

«...Направить дело Пелузо в Главную Военную Прокурату¬ру на доследование...»

Но и после второго судебного заседания дело также отправили на доследование. Тогда дело было направлено в ОСО, и Пелузо был заочно приговорен к пяти годам ссылки (14.5.40), а в 1942 году, обвиненный в участии в «контрреволюционной повстанческой организации», он был расстрелян.

«Сопротивление в ГУЛАГе». Воспоминания. Письма. Документы.
Москва. Возвращение, 1992 г., май


На главную страницу