Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Свидетельствует Шерер Ирма (1928 г.р.), из села Альт - Варенбург АССР НП.

«Кто прячет прошлое ревниво, тот вряд ли с будущим в ладу...» А.Твардовский.

В 1941 году выслана в Берёзовский район Красноярского края, а в 1942 году вывезена на станок Никольский Таймырского нац.округа, где прошла рыбацкий «университет». Осенью 1941 года мы покидали свою деревню с последней партией спецпоселенцев. Помню, как мама прощалась с домом, как поправила постель, дёрнула маятник часов, оглядела комнаты. В одной из комнат горой были навалены красные яблоки из только что собранного урожая . Так запах родного дома навсегда связался в моей памяти с запахом спелых «анисовых» яблок.

В Сибирь мы приехали 15 октября 1941 года, в день моего рождения, мне исполнилось тогда 15 лет. Ехали больше месяца в вагонах для скота. В одном вагоне – по 20 семей. В дороге многие болели, умирали. Привезли нас в деревню Горби Берёзовского района Красноярского края. В августе 1942 года нас отправили на Север. Куда, зачем везут, нам ничего не объяснили. В Красноярске на станции «Енисей» мы целый месяц провели в ожидании парохода. Жили прямо под открытым небом, на берегу реки. В течение месяца в сопровождении уполномоченных ходили на работу на военный завод. Наконец, в конце сентября 1942 года на теплоходе «И.Сталин» мы прибыли в Дудинку. Выгрузили нас вблизи рыбзавода. Попала я на станок Никольский. Там уже организовали колхоз «Полярная звезда», стали рыбачить. Председателем колхоза назначили Давида Бира. Поселили меня в бараке с маленькими детьми. Многим же пришлось самим строить землянки. Врезался в память случай. Умерла молодая 20-ти летняя женщина, оставила младенца. Её мать не знала, как спасти внучку. Чтобы успокоить малышку, она стала прикладывать её к своей груди и вдруг произошло чудо: у неё появилось молоко в груди. Все люди в бараке отдавали часть своей пайки, чтобы молоко не пропало. И девочка выжила, хотя столько смертей было вокруг!

На всю жизнь я сохранила чувство благодарности и уважения к местным жителям, которые помогали нам в трудное для нас время. В обмен на табак они отдавали мясо и рыбу, спасая тем самым нас от голода. Думаю, если бы не их помощь, в первую зиму у нас погибло бы больше людей.

Вспоминаю бригадира нашей бригады Алексея Верещагина. Он, как мог, защищал нас, бесправных, от нападок уполномоченных. В плохую погоду на рыбалку нас не посылал, старался нас не давать в обиду. Особенно страдали спецпоселенцы от посещения уполномоченных Энгельсона и Микова, отличавшихся особенной придирчивостью и жестокостью. Они следили за каждым нашим шагом. Не разрешали брать рыбу, заглядывали в кастрюли, проверяя не рыбу ли мы варим. Однажды чуть не забили до смерти двенадцатилетнего мальчика за то, что тот взял немного овса.

Чувство голода было постоянным. Особенно страдали дети. После 1948 года стало ясно, что возврата домой нет. Многие молодые люди стали обзаводиться семьями. Вышла и я замуж за своего земляка, Роота Генриха Егоровича. Появились дети: две дочери, два сына. В 1964 году муж погиб, детей помогла воспитать моя мама, Мария Яковлевна Шерер. Сама она рано овдовела. Мой отец умер в 1930 году. На плечи матери легла вся тяжесть ссылки. Скольких своих подруг, раньше времени надорвавшихся, похоронила она! Сколько горя видела!

Со временем жизнь на Севере стабилизировалась, поэтому продолжаю до настоящего времени жить на Енисее по адресу: 647000 г.Дудинка Красноярского края, ул. Горького 55, кв.34. Телефон: 007/39111 - 24789.

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу