Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Свидетельствует Швиндт Эрна (1936 г.р.).

«Закон, живущий в нас, называется совестью». Эммануил Кант.

В 1938 году 6 февраля ночью был арестован мой папа, а через 2 недели по постановлению «тройки» он был расстрелян. Мама осталась с шестью детьми: мне – младшей был 1 год и 3 месяца, а старшему брату Александру 15 лет. В 1941 году по известному указу от 28 августа нас репрессировали и из АССР НП вывезли в Назаровский район Красноярского края Сибири. В 1942 году старшего брата мобилизовали в трудколонну НКВД, а маму с нами пятерыми детьми вторично репрессировали, отправив в сентябре того же года на теплоходе вниз по Енисею почти к его устью на встречу зиме. Нас выгрузили на станке «Малышевка» Дудинского р-на Таймырского нац. округа, что примерно 100 км ниже Дудинки, всего 80 человек разных национальностей спецконтингента, в основном дети, подростки, женщины и несколько стариков. На берегу - один барак и больше ничего, даже не было встречающих местных жителей или «начальства». Все 80 приезжих еле еле разместились под крышей этого барака с выбитыми стеклами. Набрали сухой травы и застелили нары. Одна печка из железной бочки должна была обогревать всех жильцов. Позже выяснилось, что этот станок существовал посезонно для приезжих промысловиков «с магистрали» на рыбозаготовку.

Позже, подростков, какими были мои брат Виктор (18) и сестра Ольга (16) отправили на другой берег Енисея к Фунтузовским пескам на рыбалку. Мы прибыли, когда основной рыбный сезон уже закончился, остался зимний лов на Енисее. Почти весь людской состав был приписан гослову Дудинского рыбзавода; рыбкооп организовал снабжение по продуктовым карточкам. Это был жалкий паёк да к тому же привозной из Дудинки (около 100 км).Только рыбаки как-то сводили концы с концами. Остальные голодали, мёрзли, постоянно болели (медицина полностью отсутствовала). Началась цинга и к зиме появились первые покойники, с которыми рядом из-за отсутствия силы какое-то время приходилось лежать ещё живым соседям.

В итоге за первую зиму 1942 - 1943 годов из 80 человек умерло 30. Надо иметь ввиду, что это были люди в основном способные к производительному труду, а не немощные старики, но доведённые до состояния «доходяг». При этом надо себе чётко представлять, что все эти спецпоселенцы жили на берегу огромной реки с промысловой добычей прекрасной рыбы, но не имели (кроме рыбаков) права получать рыбу для нормального не голодного существования. Лозунг «Больше рыбы фронту» позволял власти оправдывать голодный режим спецпоселенцам, хотя в действительности вся добытая тогда рыба на Таймыре фактически уходила для снабжения спецконтингента (зэков) Норильского горно-металлургического комбината и в местную торговую сеть округа.

За лето 1943 года и зиму 1943 - 1944 годов смертность людей в Малышёвке продолжалась. В 1948 году маме с нами троими детьми спецкомендатура разрешила переехать в Дудинку, чтобы там продолжить учёбу и закончить 8-й класс. Мне не повезло - я заболела острым суставным ревматизмом и всю зиму пробыла в больнице и дома. К весне 1952 года я поправилась и устроилась учеником счетовода в Дудинский рыбкооп. В 1954 году меня направили учиться в Туруханскую торгово-кооперативную школу, где я сдала вступительные экзамены и проработала 2 месяца на уборке сена, но вернувшаяся из отпуска директор школы, ненавидящая немцев, меня отчислила, сказав, что я не принята в школу. Я вернулась со слезами в Дудинку, где меня перевели на работу бухгалтером. Одновременно, после работы, я занималась с 1951 по 1955 годы в художественной самодеятельности клуба порта. В 1955 году главный бухгалтер рыбкоопа Кугава Георгий Иванович направил меня в г.Абакан в торгово-кооперативную школу. Там же я начала учиться хоровому пению. После окончания (в 1956 году) этой школы я вернулась в Дудинку, получив повышение в должности, став ст.бухгалтером торговой группы в рыбкоопе. В 1960 году я поступила на заочное отделение Московского статистического техникума, а через 2 года перевелась в Красноярский кооперативный техникум на заочное товароведное отделение. В 1963 году получила диплом товароведа промышленных продовольственных товаров. В свободное от работы и учёбы время занималась в спортзале волейболом и выступала в женской сборной Дудинки. С 1963 года по 1966 год неоднократно пыталась поступить в различные Московские институты иностранных языков на отделения переводчиков, но отовсюду получила отказ. Тогда в том же 1966 году я поступила в Новосибирский институт советской кооперативной торговли на заочное отделение, которое закончила в 1971 году, получив диплом бухгалтера-экономиста. Итак, в Дудинке я прожила 42 года, из которых 20 лет проработала в системе Таймырского Окррыболовпотребсоюза в разных должностях: бухгалтером, зам. гл. бухгалтера по финансам, ст. экономист планово-экономического отдела. И 13 лет (с 1972 по 1984 год) проработала в управлении Дудинского порта ст. экономистом планового отдела. В сентябре 1984 года дудинскую квартиру обменяла на квартиру в г. Красноярске и переехала туда жить, где меня приняли на работу в Крайрыболовпотребсоюзе на должность нач. финансового отдела. Здесь я проработала до 1988 года, а затем стремясь жить ближе к моей дочери с внуками, которые жили в Риге, я обменяла красноярскую квартиру на квартиру в г.Пскове, а затем - на квартиру в г.Елгава (30 км от Риги) и туда переехала. Ради помощи дочери с детьми я устроилась на работу в Риге в киоск Союзпечать продавцом.

В бывшем СССР я вела активный образ жизни: занималась спортом, участвовала в художественной самодеятельности, летала на экзаменационные сессии и в командировки, была на курсах повышения квалификации в г.Астрахани (1965 г.), в Одессе (1983 г.), в Москве (1985 г.), в Ленинграде (1986 г.), в командировке в Иркутске. За годы работы на Таймыре я по служебным командировкам его исколесила вдоль и поперёк, побывала во всех Северных его уголках и в Сибири: Диксон, Хатанга, Волочанка, Никольск, Потапово, Усть-Хантайка, Игарка, Енисейск, Богучаны и др.. Кроме служебных дел меня всегда на местах интересовала и жизнь спецпоселенцев. Общее впечатление от увиденного на станках и посёлках - бедственное положение людей, гибельные условия и голод остались в памяти, когда в 40-е годы погибла основная масса женщин, детей и стариков: в Агапитово погибло 500 человек, в Усть-Хантайке-270, в Потапово - 1100 и т. д., печальную картину видела в Хатангском районе. Уцелели только те, кто имели дело с рыбой или с постоянной работой.

В декабре 1994 года мы с дочерью и 2-мя внуками переехали в Германию, изменив мой образ жизни. Началась беготня по разным «амтам», возник материальный недостаток, тоска по друзьям и близким, оставшимся в бывшем Союзе. В 1996 году в Штуттгарте я попала на «Встречу» немцев из России, организованную землячеством. Там я впервые услышала хор «Heimatklänge» немцев из России, под управлением Марины Бауэр. Мне очень понравилось их выступление. Я разыскала в Штуттгарте «Haus der Heimat» и записалась петь в этот хор. В июле 1997 года от профессора Мюллера из Америки (штат Северная Дакота) мы получили приглашение приехать к ним и выступить перед потомками немцев из России, предки которых жили когда-то в основном у Чёрного моря на Украине. Мы это приглашение приняли и 2 недели в июле 1997 года ездили на автобусе по штатам Северная и Южная Дакота, выступая в церквях, спорт-комплексах и клубах. Встречались с местными немцами, которые в основном все говорят по-английски и только немногие ещё (с трудом) говорят по-немецки. Мне удалось встретить несколько человек с фамилией Швиндт, но родственных связей установить не удалось, т.к. из старшего поколения уже никого не осталось, а молодые мало знают о своих предках.

В октябре 2003 года бюро путешествий «Швабен-интернациональ» организовало в честь 125-летнего юбилея прибытия немцев Поволжья в Аргентину состоялась поездка нашего хора в эту страну. Многие из хора не сразу решились на эту поездку, т.к. связана с финансовыми трудностями. Однако, в результате долгих раздумий и переговоров согласились на поездку 15 хористов, 4 родственника и 4 местных немцев. Мы вылетели из Франкфурта-на Майне 23 октября 2003 года, с пересадкой в Сао-Пауло (Бразилия), в столицу Аргентины Буэнос-Айрес, где в аэропорту нас тепло встретили президент «Швабен-интернационала в Аргентине господин Хуан М. Хайт (Juan M. Heit) и президент общества немцев Поволжья Аргентины Изабель Кесслер. Господин Хайт, сам потомок из немцев Поволжья, рассказал нам немного из истории немцев Поволжья в Аргентине, начиная с поселения в 1878 года до сегодняшнего дня. Он сообщил, что в Аргентине проживает более 2-х миллионов потомков немцев с Поволжья. Из нашей группы никто ранее не был в Аргентине, поездка была напряжённой, мы не представляли, как нас встретят и примут наши «земляки». После короткого пребывания в Буэнос-Айресе, мы на автобусе отправились в 13-ти дневное путешествие по Аргентине. Нас сопровождали поочерёдно: М.Хайт, Др. Карлос Хартманн, Др. Естелио Артуро Фолмер, Ютта Никель-директор немецкого института в г.Парана, М. Предугер и Р. Гиукитс, И. Кесслер, Р. Буксманн, Хосе и Лилиана Карейс. К ним периодически присоединялись или их заменяли: зубной врач Игнац Гетти, Хосе Даннер и католический Pfarrer Begener. Наш путь шёл через провинцию Ентре Руос (через г. Парана и поселения немцев Поволжья Алдея Шпаценкуттер, Протестанте, Валле Мария, Алдея Бразилера, Сан-Франциско, Салто, Мария-Луиза, Креспо и Санта-Мариа), Буэнос-Айрес (Сан-Мигуел, Хинойо и Коронел-Суарез) и Ла Патра (Санта-Росса). В пути 25 октября в г.Парана мы любовались природой и бескрайними просторами Аргентины. Перед г. Парана мы ехали по подводному туннелю, проходящий под рекой Парана, длиной 3300 м, шириной 8 м на глубине 800 м. В 3 часа дня мы прибыли в г. Парана и водитель автобуса нажал на сигнал, не отпуская его пока не доехали до «Дома немцев Поволжья», где люди выходили из домов и встречали нас. Перед «Домом» собралась масса людей, они встречали нас с музыкой , аплодисментами, улыбками и говорили: «К нам приехали немцы из Германии!» Было очень трогательно видеть эту радость встречи людей одной судьбы. После короткого приветствия нас распределили по квартирам, а к 20 часам нас привезли в украшенный зал, где наш хор выступил. Местный хор исполнил три песни, а затем несколько приятных часов длилось знакомство, беседы и танцы. Весть о нашем визите быстро разнеслась по всей Аргентине: по радио и телевидению. Вечер прошёл в тёплой дружеской обстановке с накрытыми столами, совместным исполнением песен. С 26-е по 28-е октября мы жили у хозяев вчетвером у Сицилии и Оресто Бауэр в Паране, откуда ежедневно совершали выезды в близлежащие селения немцев Поволжья: Алдея Шпаценкуттер, Протестанте, Валле Мария, Алдеа Бразилера, Сан Франциско, Салто, Мариа Луиза, Креспо и Санта Мариа. 26 октября, в воскресенье, в церкви Валле Марие на богослужении мы пели, после чего нас пригласили на обед. Переполненный зал ресторана нас аплодисментами приветствовал стоя. Мы поднялись на сцену и спели несколько песен, а затем за столами в зале вели беседы с потомками немцев Поволжья, танцевали и слушали их ансамбли : молодёжный - четырёх детей (11-13 лет), которые прекрасно играли и взрослые певцы исполнили несколько песен. 28 октября (в мой день рождения) мы поехали в г.Креспо, где 80 % населения города - потомки немцев Поволжья. Уже при въезде в город в глаза бросилась чистота, порядок на улице и вокруг домов. В Ратхаузе (Горсовете) нас принял бургомистр Шнейдер, потомок немцев из Кёльна, но говорит только на испанском языке. После приёма в «горсовете» нас пригласили в харчевню «zum Fritz» (к Фрицу) на обед. Здесь мы себя в телевидении увидели - накануне интервью давала наша дирижёр Марина Бауэр. Мы спели пару песен и местный ансамбль из 5 потомков немцев Поволжья (мужчины) под аккомпанемент аккордеона спели несколько смешных и трогательных песен. Последняя меня растрогала до слёз, т.к. в ней говорилось о неизвестности, которая после выезда с Волги ожидалась людьми в Америке. Там же меня поздравили с днём рождения, а уже выступавший местный ансамбль спел для меня пару песен, что было мне очень приятно. После Креспо мы отправились в Санта-Марию, где перед высокой церковью уже собралась большая масса людей и колокола звонили в честь нашего приезда, люди приветливо улыбались. В церкви наш хор исполнил несколько церковных песен, оказавшись первым хором, который пел в этой церкви. После выступления мы ещё долго общались с местными жителями-потомками немцев Поволжья. Покидая 29 октября г.Парана, расставание с нашими квартирными хозяевами было очень сердечным и трогательным. Далее мы поехали в г. Рамирец с населением в 10 тысяч жителей, где имеется несколько школ и церквей, в фирме «Гросс», выпускающей прицепы к грузовым автомобилям, был шеф Артуро Мюллер, потомок немцев Поволжья, который, к сожалению, весной 2003 года умер. Город сохраняет связь с Германией. Так, в 1973 году была построена евангелическая больница, 75 % финансов на строительство которой поступило из Германии, а остальные - от различных обществ. После обеда мы поехали в г. Лукас Концалец, где нас повторно распределили по квартирам к хозяевам. Вечером был устроен с местными жителями интересный совместный вечер, на котором выступил наш хор с телесъёмкой. Нужно признать, что телевидение нас сопровождало во всех городах страны, что для нас было приятно, как исполнителям. У нас же дома в Германии нами никакое телевидение не интересуется, несмотря на наши успешные выступления. 30 октября мы поехали в г. Гуалегуагу, находящийся в 40 км от реки Уругвай, которая является государственной границей между Аргентиной и Уругваем. Мы приехали после обеда и нас опять разобрали по частным квартирам. Мы с Леной Есау попали к зубному врачу, жена которого потомок немцев Поволжья, а сам врач из Германии. Вечером собрались в большом зале, где перед ужином выступил наш хор. Предполагали петь на улице под открытым небом, но начался ветер, дождь, гром и молния и нам пришлось выступать в зале. Вечер прошёл в хорошей, тёплой и дружеской обстановке. Переводчиком у нас был священник Карлос Нейбирт. Здесь же Фрау Риффель для землячества немцев из России передала нам 2 копии видеоплёнок празднования 50-летнего юбилея эмиграции немцев Поволжья в Аргентину. 31 октября мы на автобусе ехали в Буэнос-Айрес и всю дорогу любовались бескрайними просторами лугов, пастбищ и огромными стадами коров и лошадей. Вечером мы посетили в театре «Танго-шоу», от которого получили огромное удовольствие. 1-го ноября, т.е. на следующий день после приезда, для нас была организована экскурсия по городу - столице страны. Мы посетили «Немецкую площадь», на которой ежегодно 3 октября проходят все торжества, связанные с историей немецкого народа, с участием иностранных посольств, включая и германское. Вообще мы обратили внимание, что потомки немцев Поволжья в Аргентине проявляют к связи с Германией особые тёплые чувства памяти к прошлой истории своего народа, везде радовались гостям из Германии. А когда они узнавали, что в 2004 году будет отмечаться 240-летний юбилей отъезда немцев из Германии на Волгу, то некоторые сразу же обещали прилететь на этот юбилей. В тот же вечер в сопровождении д-ра Хартманна мы прибыли в г.Сан-Мигуел, где в 20 часов нас очень приветливо и торжественно встретили в доме «Свободное общество (российских) потомков немцев Поволжья в Аргентине», висели флаги Аргентины и Германии, в зале столы были красиво украшены символикой двух стран. Наши аргентинские земляки дали небольшой концерт с пением и танцами в национальных немецких костюмах. После них выступил наш хор и Волдемар Хергерт и Штефан Клотцел, которые играли на баяне и балалайке. После концерта за накрытыми столами мы пообщались с нашими людьми. Меня познакомили с одним из Швиндтов, с которым мы долго перебирали возможные родственные связи, но их не оказалось. Было приятно, что без крепких на столах напитков часами велись оживлённые беседы и танцы. 2-го ноября мы на автобусе поехали за 350 км в старейшее католическое поселение немцев Поволжья в Аргентине Хинохо, основанное в 1878 году с населением в настоящее время 1200 жителей. В этом посёлке 2 школы, большая библиотека и архив, католическая церковь. В поездке нас сопровождали господа Хайт, д-р Хартманн. Нас поселили в женском монастыре. В церкви мы спели несколько церковных песен. На следующий день 3-го ноября после завтрака наш путь в 260 км лежал с направлением на юго-запад в посёлок Коронел Суарец. В 14 часов нас приветливо встретили и пригласили на обед. С приветственными речами перед нами выступили: Бюргермайстер, д-р Хартианн, г-н Хайл и фрау Кесслер; затем перед нами выступил небольшой местный хор, который спел 2 немецкие песни, а мы пели в церкви, исполнив несколько песен. Однако, путешествие в этот день ещё не закончилось - в 16 часов мы тронулись дальше за 240 км в Санта-Россу провинции Ла Пампа. В пути мы проезжали мимо колонии «Dreifaltigkeit», где живут потомки немцев Поволжья из «Wittmann» на Волге; на остановку времени не хватило, т.к. только в 22 часа успели прибыть в мотель «Гарден». После распределения нас по комнатам и ужина нас приветствовал Бюргермайстер (Сата Росса) после чего наш хор (ночью!) спел несколько песен, а в заключении вместе с присутствующими слушателями спели «Du, du liegst mir im Herzen». Местные молодые люди хорошо говорили по-немецки и с удовольствием пели с нами и танцевали. 4 ноября мы уже в г.Санта-Росса с населением 150 тысяч жителей и является одним из красивейших городов Аргентины. После обеда было очень оживлённо и весело, т.к. местные наши земляки пели шуточные старые немецкие песни, а один молодой человек рассказывал немецкие старинные анекдоты. Среди присутствующих был старичок Алеандро Гуиндер 1917 года рождения. Он многие годы собирал и обобщил материал об истории немцев Поволжья в Аргентине, сумев собрать и распределить фамилии по поселениям. Нас многократно благодарили за приезд и выступления, а нашему дирижёру Марине Бауэр вручили грамоту и книги. После 19 часов мы выехали в Буэнос Айрес куда прибыли к 5 часам утра, проехав 608 км. 5 ноября у нас был свободный день и мы самостоятельно гуляли и ездили по городу и магазинам. Вечером нас пригласили в ресторан на прощальный ужин, который (по ошибке) начался в одном ресторане, а закончился в другом. Было интересно, трогательно и весело. На прощание г-н Хайт поблагодарил за приезд, сказав, что этим визитом мы не только улучшили наши связи, но и внесли лепту в сохранение нашей общей немецкой культуры. Г-жа Изабель Кесслер тоже поблагодарила наш хор за эту поездку, отметив, что они делали всё от чистого сердца. Ответное тёплое слово сказала М. Бауэр. 6-го ноября мы в 12 часов поехали в аэропорт, где нас ожидали г-н Хайтс с женой, г-жа Кесслер, д-р Хартманн и г-н Даннер. На прощание мы спели им песню: «Muß i denn...». Они не ожидали этот подарок.

Вечерами, после трогательных встреч и общения с нашими земляками, с людьми одной судьбы, я долго не могла заснуть. Я думала о судьбе нашего народа: куда нас только не разбросала жизнь!!! Кто-то в Америке, Канаде, Бразилии, Аргентине, Парагвае, Уругвае, на просторах бывшего Советского Союза!!! Большинство потомков немцев Поволжья в Южной Америке говорят только на испанском языке, не знают родного немецкого, носят испанские имена и фамилии. Как мы в бывшем Союзе больше общались на русском, состояли в смешанных браках, так и в Аргентине. Там наши люди чисто говорят по-испански, темпераментные как испанцы, привычки и обычаи испанские. Но радует то, что в последнее время создано много обществ, где стараются сохранить язык и культуру и вовлекают туда молодёжь и детей. Кто ещё говорит по-немецки, говорит с таким диалектом, как мы говорили дома с мамой, там как будто остановилось время, я услышала столько знакомых слов, которые знала в детстве и уже забыла.

В 15-35 мы вылетели из Буэнос-Айреса в Сао-Пауло, где на 1 час задержались и в 22-15 прилетели в Рио-Де-Жанейро. Там нас встретила Клаудия-переводчица из «Швабен Иптернациональ» ( немецкое бюро путешествий) и повезла в отель на пляж «Кококабана».

7-го ноября была интересная экскурсия по городу Рио-Де-Жанейро, к «Статуе Христоса» и «Цуккержуту». Вечером посетили «Самба-Шоу» с красочным и темпераментным выступлением. 8-го ноября в 21 час мы вылетели из Рио-Де-Жанейро, с посадкой в Сао Паулу и 9-го ноября в 14 часов мы прибыли во Франкфурт-на Майне, откуда поездом доехали до Штуттгарта. Так завершилась интереснейшая поездка нашего хора в Аргентину к нашим землякам. Мы обменялись со многими адресами, телефонами, иногда созваниваемся.

Актуальным в интернационном процессе немцев из России является по возможности, использовать немецкий язык. Сестра Эрны Швиндт Валерия, их дважды семейные депортации с Волги в Сибирь и из Сибири на Таймыр на станок Малышёвка в своём свидетельстве любезно описала на немецком и на русском языках.

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу