Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Свидетельствует Рута Янкович (1922 г.р.), ссыльная из Латвии.

Записи в дневнике. «Память есть необходимое условие нравственной реальности».
Г.Вольтер.

26.10.42. Усть-Хантайка. Толщина льда уже 30-40 см. Юра перешёл на подлёдный лов рыбы. Идёт сиг и пелядь. У посёлка во льду Енисея замёрзли 2 сейнера, которые шли на зимний отстой. Но капитаны сейнеров не рискнули далее плыть до Игарки из-за возможного на расстоянии 130 км повреждения острым «молодым» льдом корпусов судов. Сейнеры очень удачно были поставлены у входа в речку рядом с посёлком с таким расчётом чтобы весной по высокой воде войти в речку и укрыться от опасного Енисейского ледохода. На следующий день обе команды сейнеров начали строить сборный 2-х комнатный дом, беря стройматериалы из вмёрзшего в лёд плота. На чердаке своей землянки-медпункта Юра нашёл сохранившиеся с 19 века лыжи, покрытые мехом-камусом, легко скользящие вперёд и не скользящие назад. Местные националы ходят только на таких. Также там оказались 2 книги: учебник по высшей математике и роман Джека Лондона «Хват бильюхат».

30.11.42. Усть-Хантайка. Уже 2 недели Юра лежит в нарывах и температурой 40 градусов. Мама режет нарывы папиной бритвой. Зима, пурга; каждое утро ждём, чтобы кто-нибудь откопал нашу дверь. От речников-зимовщиков (у них было радио) узнаём об окружении гитлеровцев под Сталинградом.

08.12.42. Усть-Хантайка. Продавец нашего магазина на оленях привезла из пос. Потапово (70км) продукты, поэтому месячная норма на декабрь стала: сливочное масло –200 гр., сахар-400 гр., оленье мясо-500 гр., белая мука-700 гр., вермишель-800 гр., тёмная мука вместо хлеба на 10 дней-4 кг.. Проклинаем местную власть, которая по воде не удосужилась по станкам сделать своевременный зимний завоз продуктов. Склад магазина пустой, а в посёлке 450 едоков. Медленно ползу в лесотундру за дровами – нечем топить медпункт. Принесла из петли 1-го зайца, а 3-х – украли.

16.12.42. Усть-Хантайка. Прибыли 2 офицера НКВД вести допрос по факту воровства рыбы из 10 сетей, установленных на Енисее для подлёдного лова. Так же они интересовались у председателя колхоза Э.Эрдман о Юре: им стало известно, что он якобы фашист. Но всё прошло спокойно, донос не подтвердился.

25.12.42. Усть-Хантайка. Юра лежит в нарывах на животе и спине. Вспоминаем с мамой и Юрой рождество прошлого года в нормальных европейских условиях. У нас по очереди на полу ночуют латышские семьи. Мама о них заботится, т.к. они абсолютно не приспособлены к этому ужасу.

01.01.43. Усть-Хантайка. С оказией привезли почту из Пировска(Сибирь), Игарки, Хатанги и Дудинки от врачей.

07.01.43. Усть-Хантайка. Приехали специалисты из Таймыргосрыбтреста и разрешили впредь рыбу продавать через магазин. С собой увезли воз рыбы. Первое появление над горизонтом на 1 минуту луча Солнца.

14.01.43. Усть-Хантайка. Наконец и у меня появилась долгожданная цинга, не держит позвоночник. Мама меня жёстко закутывает в простынь и гонит на мороз. Юра начинает строить дома с российскими «кулаками» под руководством, приехавшего из Потапово, прораба Дюкова.

17.01.43. Усть-Хантайка. Мороз ниже 50 градусов. Воробьи на лету падают. Стакан холодной воды, подброшенная с силой вверх, падает, гремя ледяными шариками. А люди? Люди замерзают в землянках.

22.01.43. Усть-Хантайка. Уже только минус 25-30 градусов. Мама с утра до вечера бегает по землянкам и поднимает людей с нар и гонит на улицу, смазывает кровавые от цинги ноги больных. Националы по маминой просьбе привезли из лесотундры еловую хвою. Все пьют горькую хвойную настойку против цинги. Но трупы, трупы... семьями каждый день. Дошёл слух, что на станках Агапитово и Никольский все люди умерли.

08.02.43. Усть-Хантайка. Юра учится выполнять работу плотника и десятника на строительстве домов. Из тундры вернулись ленинградские «бородачи» из экспедиции Академии наук. Эти трое не унывающих весёлых и образованных научных работников сразу подняли наше настроение. Однако, увидев в бараке и землянках умирающих людей, они резко высказали своё мнение. Комментировать их слова нет смысла - они ясны. Ребята вспомнили «...немытую Россию, страну рабов, страну господ и вы мундиры голубые и вы послушный им народ...».Вспомнили своего Петра и его сподвижника адмирала Лефорта, более чем 300 лет назад сказавшего: «Должно приучать россиян к уважению собственного». Только в России могут допускаться такие преступления над своим собственным народом. В российской истории не принято уважать себя, а следовательно и других. Россия всегда была страной крайностей. Здесь власть держалась на противоположности: или жизнь, или смерть. Машина уничтожения людей запущена. Её остановить может только Солнечное тепло. А пока убивает людей холод.

20.02.43. Усть-Хантайка. Из Потапово вернулась Э. Эрдман, где её ругали за «безграмотные рабочие наряды» за выполненную работу. Там возмутились, мол ничего не заработаете, хотя Юра записал правильно объём вынутого грунта 172 куб.м. Так он впервые познал необходимость советской приписки и блата. В Потапово (75км) на работу послали 6 строителей пешком. Один из них в пути замёрз.

27.02.43. Усть-Хантайка. Из Игарки (130 км) вернулись 3 финна, которые туда сбежали и за 4 месяца хорошо там заработали. Но главное - они рассказали жуткую трагедию.

«Видя в Хантайке свою безысходность и близкую от голода и холода гибель, мы в начале ноября прошлого года тайно ушли в Игарку, чтобы там заработать деньги и приобрести одежду и питание. Наш путь лежал вдоль правого берега Енисея по льду. На станке Агапитово (45км) мы увидели палаточный городок, где в 30-местных палатках лежали примёршие к жердям и подстилке люди., в основном женщины, дети и меньше - старики. В палатках нет железных печек, не видны дрова и вообще признаки жизни массы людей. Обходить все палатки нам было страшно - кругом трупы. И всё-таки «живого» скелета мы нашли и узнали, что сюда перед самым ледоставом Енисея на пароходе было доставлено порядка 500 человек в основном немцы из Поволжья и из Прибалтики. Людям дали только палатки - ни печек, ни труб для них, ни топоров и пил для заготовки дров и главное высадили без питания. По сути людей списали полностью. И вот результат - люди умерли с голоду и замёрзли.

Мы почти ползком добрались до Игарки и о виденном в Агапитово сообщили в спецкомендатуре НКВД. Комендант, выслушав нас спросил: «А есть там ещё живые?». Мы поняли из разговора, что спецконтингент, доставленный на станок Агапитово, властью был просто «забыт» и выпал из внимания. Как бы там ни было, по вине власти погибло около 500 человек.

Нас накормили и послали на работу в порт на судовые ремонтные работы. Через 4 месяца на обратном пути ни одной живой души в Агапитово мы не встретили. Возможно после нашего разговора в спецкомендатуре Игарки оставшихся в живых нескольких немцев и латышей всё-таки успели спасти».

02.03.43. Тундра. Мама в тундре у националки приняла трудные роды. Малыш остался жив.

04.04.43. Усть-Хантайка. Финны и немцы из Ленинграда из-за недостаточного питания, отсутствия тёплой одежды и цинги вымирают семьями. Куропатки, теряя белый цвет, улетают в тундру; зайцы продолжают ловиться. Приближается весна.

09.05.43. Усть-Хантайка. Весна. Енисейская вода поднялась на 2 м. Идёт интенсивное спасение замёрших осенью плотов со стройматериалами. Все на выгрузке и затаскивании брёвен на высокий берег. Из Агапитово пришёл чудом уцелевший «скелет», чуть живой, говорить не может. Сразу доставили в медпункт к моей маме. Выживет ли?

15.05.43. Усть-Хантайка. Пурга и затем мороз. Взорванный и убранный вокруг обоих зимовавших сейнеров лёд превратился в кашу и опять заледенел. Пришлось во льду вырубать канал для их прохода по высокой воде из Енисея в речку. Вот, вот начнётся на Енисее первая подвижка льда. Все хотят увидеть, как лёд толщиной в 1,5-2 метра будет «играть» с огромной аварийной баржой, стоящей на берегу, как со спичечной коробкой. Вода поднялась на 10 м.

17.05.43. Усть-Хантайка. Первая подвижка льда на Енисее. Движется всё ледовое поле шириной 3 км. Одновременно идёт подъём уровня воды. Слышен мощный скрежет льда о береговые камни. Великая мощная река Енисей - проснулась Через час всё остановилось. После второй подвижки река оказалась чистой, что означает о возникшем заторе льда выше Усть-Хантайки. Рыбаки забросили 100-метровый невод и вытащили несколько ведер корюшки (зубатки), которую тут же на берегу раздали голодающим. Невод удалось еле-еле спасти, т.к. опять тронулся лёд - затор прорвало. Наши плоты льдом вытолкнуло дальше на берег и мы тут же начали спасать брёвна, хотя это было опасно; ледоход нам хорошо помог поднять брёвна выше и выше.

20.05.43. Усть-Хантайка. Начался сильный ветер и ледоход начался без остановки. Баржа, как игрушка кувыркалась на берегу под натиском огромных глыб льда. В такой момент можно увидеть всю мощь природы перед человеком. На следующий день эта деревянная баржа на «плечах» Енисея была унесена в Ледовитый океан. Все 4 дня уровень воды повышался и сейнеры спокойно вошли в речку, ледоход им не помешал.

30.05.43. Усть-Хантайка. Енисей стал очищаться от льда и сразу же появился «птичий базар» - летят лебеди, гуси, утки и все другие водоплавающие пернатые. Стоит на реке сплошной гвалт, гомон птиц - это прекрасное зрелище.

Ещё 27.05.43., лавируя между льдинами, мы на лодке поплыли на Томский мыс (6 км), чтобы поставить для рыбаков палатку, а затем решили забросить невод. Течение воды оказалось таким сильным, что наша тоня растянулась на 4 км с рыбой на пару ведер.

01.06.43. Усть-Хантайка. После ледохода мимо нас проплыл первый караван из Красноярска в Дудинку. Началась навигация. Однако, ледоход для Усть-Хантайки не всегда проходил без жертв. Так, 08.06.48 года погибла молодая девушка Анна Майзингер, 26 лет. Узнав через 5 лет о её гибели, я записала в дневник об этой трагедии.

Парень и две девушки с ним занимались «спасением» брёвен. От берега по качающимся льдинам добрались до бревна, как вдруг началась подвижка льда. Парень и одна девушка, прыгая с одной льдины на другую, добрались до берега, а Анна двигалась медленно. За эти несколько минут между её льдиной и берегом образовалась чистая вода, её относило всё дальше и дальше от берега. В такой ситуации с берега ей помочь ничем не могли. Анину льдину всё дальше и дальше уносило на середину реки. На её крики помощь во время сплошного ледохода была не возможна; вертолётов тогда на Севере не было. По слухам Анну видели проплывающей на льдине мимо Потапово и Никольское. Очень жаль погибшую молодую рыбачку Анну Майзингер.

15.06.43. Усть-Хантайка. На боте приехала из Дудинки комиссия по установлению причин большой гибели людей за прошедшую зиму. На маму была кем-то подана жалоба. Ей было приказано собраться и ехать в Дудинку. Мы поняли что это такое в СССР, когда по жалобе ищут виновного. Кто-то прибежал из конторы и кричал этим «чиновникам» в защиту мамы. Был ужасный переполох. С ботом пришла почта с письмами - известие о гибели папы в лагере. Мама упала в обморок. Я потребовал от Э.Эрдман отпустить меня для сопровождения мамы.

В Дудинке маму 3 дня «пытали», а затем оправдали. После всего происшедшего наша семья в Усть-Хантайку не вернулась, работая на других участках по направлению спецкомендатуры».

На этом записи в дневниках Юры и Руты Янковичей заканчиваются. Материал дневников, в которых отражены исторические сведения и взгляды людей из-за «бугра», на творившийся в 40-е годы в СССР беспорядок , представляет особый интерес для читателей о переживших спецпоселенцами описанную трагедию на Таймыре.

Врач Наталия Викторовна Янкович умерла в 1985 году, а её дочь Рута - в 2006 г., обе похоронены в Риге. Юра Янкович проживает в Риге (Латвия).

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу