Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Свидетельствует музейный вестник Таймырского краеведческого музея, (выпуск 1, г.Дудинка, 2001), в котором директор музея О. П. Корнеева и заведующая отделом истории Н.А.Предтеченская сообщают архивные данные и свидетельские воспоминания очевидцев трагедии на Таймыре в 40-х годах.

В Таймырском государственном архиве сохранилась докладная записка врача Овчинниковой, составленная после проведённого в августе 1943 года медицинского обследования спецконтингента на Таймыре. Причинами высокой смертности являлись, по её мнению, отсутствие у людей жилья и тёплой одежды, голод, непривычный климат, эпидемии болезней. Первую полярную зиму 1942-1943 годов, ставшую для них самой страшной, спецпоселенцы вспоминают как кошмарный сон. Гробы были инвентарными - их использовали от жилья до снежной могилы... Не было ни досок, ни сил, ни воли. Далее трупы складывали в штабеля. Заледеневшие немцы, латыши, литовцы, финны, украинцы; дети, женщины и старики. К выводам инспектирующего врача и свидетельствам выживших людей можно лишь добавить, что в таком же положении оказались спецпоселенцы в Усть-Хантайке и Потапово.

Далее Н.А.Предтеченская сообщает, что «в первую зиму 1942 – 1943 годов в Потапово к умиравшей от голода женщине зашёл местный оленевод эвенк Н.Куропатов. Увидев бедственное положение женщины, он предложил взять у неё дочку. Мать согласилась. Маленькой Марии повезло. Она выжила .Новый отец относился к ней с любовью и заботой. Давно уже нет в живых знатного оленевода, но добрая память о нём хранится в сердцах людей, сосланных в лихую годину на Таймыр до сих пор»... «По признанию бывшего заключённого В.Пирца спецпоселение оказалось для него наказанием более тяжким, чем ГУЛАГ. На Таймыре пришлось работать под надзором спецкомендатуры и испытывать на себе все лишения, выпавшие на долю спецпоселецев(СП), высланных на Крайний Север. Ведь в лагере «зек» обеспечен крышей, одеждой, отоплением и трёхразовой пайкой питания. Этого всего основная масса СП была лишена. Для Фриды Мусс, попавшая в Потапово, самые тяжёлые воспоминания связаны с апрелем 1943 года, когда в её семье в течение одного месяца один за другим погибли мать, двое братьев и невестка с ребёнком. В посёлке Никандровск Усть-Енисейского р-на, как рассказывает жительница пос. Усть-Порт Мария Цветцих, из 56 человек в первую зиму ушли из жизни 11. Труднее всего приходилось одиноким людям и осиротевшим детям, которых позже определяли в Детские дома и Лесные школы.

«По сути дела, мы были вычеркнуты из жизни, т.к. для тех, кто остался на Родине, СП были без вести пропавшими», - вспоминает Г.Кродерс». «Трудно найти слова, чтобы передать те страдания, унижения, оскорбления, издевательства, как моральные, так и физические, которые нам пришлось под надзором спецкомендатуры пережить на Крайнем Севере,- с горечью и болью от имени всех немцев Поволжья, высланных на Таймыр, сказал в своём выступлении на 1-м съезде немцев в Москве в октябре 1991года Л.Лох».

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу