Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Свидетельствует Фильберт Луиза (1923 г.р.)

Родилась я в селе Кинд Унденвальденского р-на АССР НП. -...19 июня 1941 года в нашем педагогическом училище был выпускной вечер, а через 3 дня началась война, которая перевернула всю нашу жизнь. 31 августа я встретилась со своими будущими учениками, а после обеда узнала о том, что немцев переселяют. В этот же день школу заняли солдаты. Ночью из Марксштадта я выехала в деревню к родным. Все были в горе, плакали.

4-го сентября вся семья-мама, брат и я - навсегда покинула свой дом... Нас выслали в Красноярский край, а в июне 1942 года нас вторично депортировали и с первой партией спецпоселенцев отправили по Енисею на Крайний Север. 1-го июля нас высадили на Насоновские острова в Усть-Енисейском р-не Таймыра, недалеко от посёлка Усть-Порт, прямо на песок. Люди лежали вдоль берега Енисея. Поднялся шторм и всех накрыло песком. В посёлке оказались магазинчик и рыбоприёмный пункт. Домов не было. Решили строить жильё из дерна. Строили, в основном, женщины и дети-подростки, т.к. все здоровые мужчины были взяты в трудовые колонны НКВД. С июля до сентября 1942 года мы жили в шалашах. К этому времени организовали колхоз «Рыбак Севера». Стали рыбачить. Нам всё время повторяли: «Ваша еда в Енисее». Рыбачили до глубокой осени босиком, уже по снегу. Среди нас первый человек умер 12 ноября 1942 года. Хоронили его в Ладыгином Яру. Одного молодого человека заживо заели вши. В декабре началась цинга, от которой у людей воспалялись дёсны, суставы. Многие лежали повально. Кто ещё ходил, как могли помогали больным. Продукты выдали только до января 1943 года. Чтобы спастись от голодной смерти, люди варили и ели леммингов - и эта человеконенавистническая политика продолжала вестись на берегу богатой рыбой реки!!! Это ли не преступление тогдашней власти! В зиму 1942-1943 годов от голода и цинги погибло 20 человек. Это была самая трудная и жестокая зима. В марте 1943 года привезли оленью кровь и хвою. Все ежедневно пили по полстакана этого горького отвара. Тяжело болели моя мама и брат, а я кое-как ходила. От голода нас с братом спасала мама. Из шерсти, которую удалось вывезти с Волги, она вязала тёплые вещи и выменивала их на продукты. Чем только ни приходилось заниматься! Заготавливали на Енисее лёд, возили на себе торф и каменный уголь. Трудно было, но жили с надеждой на то, что после войны во всём разберутся, и мы сможем вернуться домой. Думали: «Как же будет Волга без нас?». В посёлке Усть-Порт проживали представители тринадцати национальностей. Жили все дружно. В 1948 году спецкомендатура нас заставила писать расписку о том, что мы никогда не вернёмся на свою родину, что останемся здесь навечно. В 1956 году многие из спецпоселенцев с Таймыра выехали. Остались, в основном, немцы. Им возвращаться было некуда. Мне и моей старенькой мамы, Карле Терезе, часто снятся родная деревня, дом, Волга. Я бы уехала на Волгу, если бы там был наш дом...

Тереза Карле умерла на 95-м году жизни в пос. Усть-Порт осенью 1993 года. В Таймырском окружном музее хранится её прялка, доставшаяся ей по наследству от матери и чудом вывезенная с Волги. Эта прялка спасла семью в заполярной ссылке. Луиза Фильберт с мужем Петром выехала на Волгу в 1998 году.

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу