Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Свидетельствует Грекова (Сальфелд) Лидия(1923 г.р.).

Я Сальфелд Лидия Александровна, родилась в селе Шиллинг Краснокутского района Саратовской области. 5-го сентября 1941 года наша семья была выселена в Красноярский край, Абанский район в село Абан, которое находилось в 60 км от города Канска. Наша семья: отец с матерью, братья Давид (1920 г.р.) и Фёдор (1925 г.р.) и я работали в Абанском леспромхозе.

В начале июня 1942 года нас забрали в трудовую колонну НКВД и через Канск, Красноярск и ст. Енисей мы на лихтере № 2 в начале июля 1942 года прибыли в пос. Воронцово. Там мы несколько дней были на берегу, а потом нас погрузили и отправили на станок Орловка. Прибыло нас тогда очень много: немцев, латышей и финнов. В Орловке был всего один барак, 8х10 м без окон и дверей, полная разруха и маленькая баня по чёрному. От Орловки до Воронцово 60 км. Перед отправкой сюда нам на лихтере № 4 выдали продукты на 1 месяц.

Через месяц мой брат Фёдор Сальфелд, Роберт Кербер, Яков и Фёдор Шрайбер и Отто Неин поехали на шлюпке в Воронцово за продуктами. Через неделю они вернулись с продуктами. Всё это время начальник участка Богаткин нас ни разу не навещал и никто о нас не беспокоился. Рыбачили 250-метровым неводом, но рыбы было очень мало. Так мы там прожили до сентября 1942 года, а 15 сентября 1942 года приехал на катере Богаткин и вызывает нашу семью, Нейн Мерк, Термер, Герцог и семью Мусс для отправки в Сопкаргу на строительство из бруса 2-х квартирного дома, где работали по 12-14 часов, чтобы как можно скорее построить дом и поместить в нём 20 человек. Продукты выдавали следующие: хлеба 800 грамм, сахара 800, масла 700, а деньги нам пока не выдавали. Поэтому мы латышам и евреям продавали сахар и масло, чтобы на эти деньги купить себе хлеб.

В такой обстановке мы там прожили до апреля 1943 года, когда нас перевезли в Лайду, где мы рыбачили летом неводами, а зимой подлёдным ловом, когда сети ставили под лёд. Соль своевременно прошедшим летом на рыбзавод не была завезена. Поэтому зимой 1944 года мы, девчонки, пошли на рыбоприёмный пункт (РПП) и взяли отработанную из под рыбы соль с чешуёй, примерно, по 2 кг, которая лежала рядом с рыборазделочным отделением. Видно кто-то из этих работников нас «продал» и на меня, Иду Неин, Мерк Эмилию и Финк тётю Аду оформили «документы», по которым через 6 месяцев нас всех за соль, бывшую в употреблении, каждую осудили на 3 года. В конце сентября 1944 года нас отправили до Караула, а дальше нас выгнали пешком до Казанцево, Усть-Порта, Дудинку и далее по ж.д. в Норильск, где работали на коксовом заводе. Через год (в 1945 году) была объявлена амнистия и нас всех освободили, хотя обратно в Лайду не пустили. Итак, я ни за что отсидела 1 год.

Затем нас перевели на ж.д. станцию Октябрьская, где мы грузили в вагоны рудничные тележки, а зимой мы щиты от снежных заносов ставили, Там я познакомилась с моим будущим мужем, Михаилом Грековым, который был моим земляком по городу Хвалынску Саратовской области. В 1946 году у нас родился сын Саша. Муж мой хорошо работал продавцом. Жизнь на ж.д.станции Октябрьской шла в нормальных условиях. В 1947 году с Лайды к нам приехали мои мама и папа и мы собрались выехать на «материк» и, собрав свои вещи, выехали в Берёзовский совхоз Абанского района Красноярского края, но в пути до Красноярска мой муж оставил нас и мы доехали до с. Берёзовки без него. Позже выяснилось, что он уехал домой в Саратов по неизвестной мне причине.

В Берёзовке мы очень плохо жили, хорошо там жила только моя старшая сестра и она нас взяла к себе, имея в хозяйстве две коровы. У сестры мы жили, пока не построили себе не большой дом. Я работала скотником, жила вместе с отцом, через 8 месяцев мой муж из Саратова ко мне вернулся, израсходовав все деньги, которые я ему по его просьбе выслала. Он в письме только написал: «Вышли деньги я приеду к тебе». Я с трудом собрала деньги. Муж приехал ко мне, устроился на работу шофёром и мы быстро построили свой большой дом, в котором жили до 1967 года. За это время у нас уже было 6 детей: 4 сына и 2 дочери. В 1967 году мы переехали в Саратовскую область в село Шиверивка (25 км от Саратова), где в совхозе муж опять работал шофёром, а я в детском саде. Там мы прожили до 2000 года. Муж мой умер в 1997 году и я осталась одна с детьми.

В 2000 году я переехала в Германию, где живу сейчас в Bad - Nauheim. Здесь же живут мои 2 дочери и 3 сына, ранее сын Николай умер и похоронен на кладбище нашего города. Один из сыновей остался жить в Шиверёвке под Саратовом, а я живу здесь одна в Sinörenhaus, получаю не большую пенсию, но на жизнь достаточно. Я и дети мои рады, что живём в Германии, Родители мои умерли в Сибири, а брат Давид Сальфелд живёт в селе Шиллинг Краснокутского района Саратовской области. Я была в гостях у моего больного земляка Фёдора Егоровича Шрайбера, мы с ним рождения с одной улицы. Сейчас он очень больной человек и я ему по силе возможности помогаю, хотя я тоже не молодая - ведь 7 марта 2006 года мне исполнится 83 года.

Может быть из числа моих знакомых и друзей кто либо отзовётся на это моё свидетельство - я буду очень рада, заранее всех благодарю, мой адрес: Лидия Александровна Грекова (Сальфелд) , Lydia Grekov, Lindenstr. 8, Bad - Nauheim. Дорогой Лео Петри, рада за Вас, что Вы так за нас немцев с Севера переживаете, желаю крепкого Вам здоровья и больших успехов в жизни, с уважением -Грекова Лидия.

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу