Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Бегство семьи из Баратаевки

Наш дом в 2 этажа на Волге в Баратаевке, построенный папой вместе с дядей Колей, у представителей власти в то время (в конце 20-х и начале 30-х годов) постоянно привлекал большое внимание-всё время звучал один и тот вопрос - чей этот дом? И вот во избежание раскулачивания (у нас были лошадь и корова) ночью, тайно, бросив всю собственность мы втроём выехали в Саратов, а затем в Москву к брату папы - дяде Коле.

Запомнился день 31 января 1932 года, когда отмечался день рождения моей любимой тёти Малюши (жены дяди Коли). Это та тётя, которая в начале войны в массе народа на Казанском вокзале в Москве нашла меня у ларька с газированной водой и 10 июля 1941 года через эвакуационный пункт отправила к моей маме в г. Энгельс. Этот её день рождения в 1932 году на квартире в доме на ул. Воровского 13 (теперь - Поварская), когда мне было 6 лет, запомнился мне на всю жизнь. На нём присутствовали все родственники и мои родители-папа Отто Иванович и мама Ольга Александровна, когда в разгар празднества дядя Коля обращается ко мне со словами: «Лёвушка, какой ты преподнесёшь тёте Малюше подарок?» Я вздрогнул от неожиданного вопроса. Слышу мне со спины папа шепчет: «Расскажи стихотворение Пушкина». Я ответил дяде Коле: «Да, я имею дорогой тёте Малюше подарок, но его я покажу, когда ты, дядя Коля, поставишь стул на стол, а я встану на него. Все гости зашептались: «Ну вот Лео опять что-то придумал!» Я вскарабкался на стол, а потом на стул, встал под самый потолок и говорю: «Ну вот теперь вы меня все видите и слышите. Мой подарок тёте Малюше это - стихотворение Пушкина «Утопленник», которое я расскажу» (Здесь в сокращении): Все гости поддержали меня бурными аплодисментами «Прибежали в избу дети, второпях зовут отца, тятя, тятя наши сети притащили мертвеца. Безобразный труп ужасный, посинел и весь распух. Горемыка ли несчастный погубил свой грешный дух. Рыболов ли взят волнами, али хмельный молодец, аль ограбленный ворами недогадливый купец. Мужику какое дело, он лопатой и веслом оттолкнул грешное тело за могилой и крестом.» Дядя Коля и тётя Малюша от радости со слезами меня сняли с моего пьедестала и крепко поцеловали, в благодарность за длинное и хорошее стихотворение. Об этом случае позже на даче в «Луговой» тётя Малюша не раз вспоминала этот «стул - на стол», который не забыла до конца своей жизни.

В Москве на Арбате по улице «Воровской» (теперь-«Поварской») дом № 13, где на первом этаже жили дядя Коля с тётей Малюшей и их дочь Эльза и сын Виктор, является для нас третьим СВЯТЫМ местом. Дядя Коля был самым близким братом моего папы и я его очень любил.

С работой и жильём мы устроились в свиноводческом совхозе «Будёновец» Дмитровского района Подмосковья. Директор совхоза Тутыхин был герой гражданской войны, но по ложному доносу в 1934 году был арестован и расстрелян как «враг народа». Судя по всему он соответствовал высказыванию Ден-Сяо-Пина: «Я вначале китаец, а потом коммунист».

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу