Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Тайна Ивана Чашко. Строительство лодки

«В гости к Богу не бывает опозданий»
В.Высоцкий.

До этого я возмутился, что он как фронтовик мог бы получить хорошую квартиру и что я завтра пойду в военкомат и подниму об этом шум. На это Иван только сказал: «Тише, тише, никуда ходить не надо, я расскажу мою тайну. В 1941 году я был призван в армию и на 1 год был направлен в военное училище. Через год в чине офицера был направлен в Сталинградскую битву. После месячного участия в боях я получил серьёзное задание: с шестью солдатами на грузовой машине доставить к тракторному заводу боеприпасы, канистру водки и продукты питания. Добраться до тракторного завода, где шли тяжёлые бои, была только одна возможность - ехать вдоль берега у самой кромки воды Волги. И вот мы, найдя на берегу безопасное место, в течение целой недели пропивали водку и все продукты. До тракторного завода мы добрались, где в боях погибли все шесть моих солдат. Я был ранен, поэтому был доставлен к Волжской переправе для отправки в госпиталь. Никто тогда не поинтересовался о выполнении моего задания. Я был вывезен из Сталинграда и на этом закончилось моё участие в войне. Если бы о нашем преступлении под моим руководством стало известно начальству, я был бы немедленно расстрелян. Этот грех я ношу в себе, он не даёт мне покоя.

Теперь после нашего разговора мне будет легче. Вот почему, Лёва, я тебе не разрешил идти в военкомат, не нужно вспоминать моё прошлое, я себя сам казню.» Работал Иван шофером на ассенизаторской машине. Так печально закончилась наша встреча. На следующий год мы опять поехали в Астрахань в родные для нас места. Походили в переулке Герцена 5 вокруг нашего бывшего с 1934 по 1941 годы дома в три окна. Зашли также во двор на Курской улице 18 к Ивану Чашко. Соседка нас узнала и сказала, что Иван умер вскоре после нашего прошлогоднего визита. Иван Чашко оказался человеком, который за свой по молодости военный проступок не мог до конца жизни себе простить, сдержав своё слово - он сам себя казнил. Так, к моему глубокому сожалению, я потерял близкого друга детства, получив взамен его жестокую тайну. Да, простит Ивана Бог. Но вернёмся в 1936 год.

На 2-м году жизни в Астрахани папа начал готовиться к строительству деревянной моторной лодки, предназначенной для рыбалки и охоты. К тому же на дворе оказалось достаточно места для складирования стройматериалов и её строительства.

Долго через знакомых людей папа искал лучших мастеров по строительству маломерного флота. И нашёл двух мастеров, которые сказали, что нужно столько-то еловых досок (для подводной части корпуса), столько-то сосновых досок (для корпуса выше ватерлинии и надстройки). Тяжелее оказалось купить двигатель. Дело в том , что папа не верил в надёжность выпускаемых местным заводом нефтяных двигателей для таких лодок мощностью 4,5 л.с. Ведь нельзя допустить, чтобы двигатель при шторме на реке вдруг сам заглох. Поэтому папа сделал ставку на приобретение двигателя иностранного производства. И он его нашёл. Его продавала женщина, муж которой умер, но ещё в 20-е годы имел бахчу и с помощью этого двигателя качал воду из р.Кутум к своим арбузам. То был отлично сохранившийся двигатель шведской фирмы «Болиндер», 5 л.с., 600 об/мин, топливо-нефть, двухтактный, с шаром, нагреваемый для запуска двигателя паяльной лампой. На нашем дворе началось строительство лодки, которая к навигации 1936 г. была готова. Лодка была комбинированной, она могла ходить как под мотором, так и под парусом. В связи с этим каюта была занижена и человек мог находиться в ней сидя, впереди каюты имелось отверстие в крыше для установки мачты для косого треугольного паруса, который мы сами сшили из бязи. Таким образом, при хорошем попутном ветре «моряне» мы в последствии очень хорошо шли под парусом, выключив двигатель. Крытый нос лодки кроме якорной цепи вмещал нефтяной бак на 300 литров топлива, соединённый трубой с небольшим баком в машинном отделении. Это позволяло папе на охоту далеко к морю уплывать со своим запасом топлива. Наша моторная лодка охранялась на лодочной станции около городской ТЭЦ. Моя обязанность была постоянно следить, чтобы после дождей в лодке ниже сланей не было воды. Лодка стояла свободно на воде с заброшенным на берег на всю длину цепи якоре. Лодка имела скорость 15 км/час и благодаря отлично работающему двигателю обгоняла все другие подобные ей лодки. Если же поднят парус с работающим двигателем, то ни одна тогда плавающая посудина не могла с нами тягаться, разве только глиссеры с воздушным винтом нас обгоняли как стоящих на месте. Конструкция лодки была действительно очень удобной, так, например, крыша каюты была плоской и на ней мы с папой ставили полог от комаров и отлично спали на свежем воздухе, при этом не опасаясь, как обычно при постели на земле, всяких ползучих тварей. За время двухлетней эксплуатации лодки не было случая, чтобы внезапно в критический (штормовой) момент двигатель глох. Папа очень аккуратно за ним ухаживал, чистил, т.к. остановка могла произойти только по одной причине - засор форсунки. Поэтому вся поступающая к двигателю нефть тщательно фильтровалась специальным дополнительным фильтром. Поскольку двигатель был двухтакным, то за 60-ти килограммовый маховик двигатель можно было запустить вращаться как по часовой, так и против часовой стрелке.

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу