Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Памятные мили М.А. Кононович

Её эмоции, впечатления и воспоминания очень ценны для нас с вами, т.к. сейчас они очень редки в таком изложении. «Я - счастливая женщина. Я прожила долгую и интересную жизнь. В ней было всё. А самое главное - была большая ЛЮБОВЬ. Вот уже 10 лет, как его нет, а любовь и память не убывают. Будучи твёрдо убеждённой в том, что ничего хорошего меня уже не ждёт, я не жила, а доживала. Потому что без Георгия Осиповича вокруг было только плохо и пусто. Пожилые одинокие люди меня поймут. Более всего угнетала невозможность прийти к могиле дорогого человека и поговорить с ним. Нет у него могилы на земле. Так тянулись 10 лет. Во мне зрела почти физическая потребность побывать на месте захоронения. Многие говорили, что я поступила неправильно, выполнив завещание мужа - похоронить его в море. Задолго до кончины Георгий Осипович взял с меня слово, что будет похоронен в море у Лофонтенских островов. Почему именно там? Дважды они с экипажем чуть не погибли в этом районе. Во второй раз Георгий Осипович, несмотря на то, что был неверующим человеком, поклялся, что если спасутся («выгребут»), то он после смерти обязательно вернётся туда. Что я должна была сделать? И что бы вы сделали на моём месте? Я сдержала слово - Георгий Осипович похоронен у острова Скомвер, одного из Лофонтенских... Все эти годы я мечтала. Мечтала о том, как однажды приду к острову Скомвер, брошу в воду розы, которые так любил Георгий Осипович, и поговорю с ним. Шли годы, менялись в пароходстве люди. Надежда на последнюю встречу с любимым становилась всё призрачней. Признаться, я боялась обращаться в пароходство: ну что для молодых значит имя Кононовича? Да, был такой капитан, но ведь их было много... Сменялось начальство, очень изменились отношения, мировоззрение. Словом, терзалась я долго. И всё же, благодаря настояниям моей доброй давней приятельницы Валентины Ивановны Кареповой, а также Юрию Николаевичу Соленову (дай им, Бог, здоровья!), я, почти не надеясь на успех, обратилась к начальнику пароходства Александру Михайловичу Медведеву с коротеньким письмом, в котором просила помочь мне осуществить мою мечту. Я испытала настоящее потрясение, когда всё почти мгновенно закрутилось! Я летела из Петербурга в Мурманск и не верила, что это правда. Как тепло меня встретил Мурманск, мой дорогой Мурманск! Как добры и внимательны были все, с кем я встретилась, и кто, так или иначе, занимался мной! Я сделала вывод, что если рыночные отношения и имеют место быть в пароходстве, то к людям, к их сердцам они, к счастью, не добрались. Моряки остались моряками... Мой скорбный день, а наступил он 16 сентября 2005 года, я выдержала только благодаря экипажу т/х «Капитан Чухчин». Все свободные от вахты-на палубе. Все с цветами и венками. Ждём. Вот точка. Гудит гудок. Зажигаются фальшфейеры. В воду опускаются венки и цветы... Доктор крепко держит меня, а я уже ничего не вижу и не слышу. Я разговариваю с самым любимым, с самым неповторимым, без которого земля-пустыня. Мы долго стоим на палубе и смотрим, как кильватерная струя всё дальше уносит цветы и венки. Вот и всё. Больше я туда никогда не попаду. Но эту встречу с мужем (я свято верю, что он нас видел) я буду вспоминать до своего последнего часа... Затем была дивная Норвегия... Последним сюрпризом, преподнесённым мне пароходством, стало сообщение - из Норвегии идём в Санкт-Петербург. Меня доставили прямо домой. Уходя, хотелось сказать несколько слов экипажу - не получилось. Поэтому говорю их сейчас. Дорогие мои! Я ушла с вашего судна преисполненная чувством глубочайшей благодарности ко всем вам, начиная от матроса-практиканта до капитана. Все вы сделали для меня этот рейс незабываемым. Я благодарю вас за заботу и доброту. Это последнее в моей жизни судно, и это последние в ней мои морские мили. Всем вам ещё долгие годы предстоит плавать. Я очень хочу, чтобы ваши мили были удачными и лёгкими. Чтобы морские боги были милостивы к вам. Чтобы ветры всегда были попутными, а под килем всегда было семь футов. Чтобы на берегу вас ждали любящие и любимые. Чтобы дома были теплы и благополучны. Большое всем вам СПАСИБО! Будьте здоровы. Навсегда ваша - Маргарита Кононович».

Приведённые эмоции, впечатления и воспоминания любящего человека, связанного с морем, контрастируют со свидетельствами таймырских спецпоселенцев. Это отличие в текстах людей разного положения в обществе можно отнести у спецпоселенцев к негативным сведениям, а у семьи Кононовичей - к позитивным, т.е. положительным по основным вопросам жизни человека. Очень хотелось бы, чтобы читатель на фоне названных выше оценок проникся бы к семье Кононовичей, как к примеру особого жизненного поведения, с глубоким пониманием соблюдения и выполнения жизненных принципов.

Маргарита Александровна Кононович прислала мне очень для меня ценный материал-«Выписку из судового журнала № 1154 стр.7 т/х «Капитан Чухчин» и записи Георгия Осиповича о работе под его началом экспедиции по спасению п/х «В.Чкалов», капитаном которого он был. Мурманское морское пароходство (ММП) по просьбе Маргариты Александровны, 10 лет спустя после захоронения в Норвежском море урны, организовало спецрейс теплохода «Капитан Чухчин» к месту погребения в 2-х км зоне от норвежского острова, где не производится рыбодобыча донными неводами и урна не будет потревожена. Здесь Маргарита Александровна возложила венки и цветы. В выписке из судового журнала приведены координаты и стрелкой указано место нахождения урны...

В присланных Маргаритой Александровной мне записях Георгий Осипович обратил особое внимание на одну семью, сосланную на «край света». Вот, что он пишет об экспедиции по спасению своего рейдового парохода «В.Чкалов»: «16 сентября 1941 года в полдень п/х «В.Чкалов» сел на рифы банки Крестовской в Енисейском заливе. Сняться не удалось. 16 суток боролись мы за жизнь нашего парохода. Пережили на нём 3 жестоких шторма, спасаясь на мостике от разъярённых волн. Корпус получил множество пробоин, все отсеки оказались затопленными. Надежды на спасение не осталось». В организации экспедиции по спасению п/х «В.Чкалов» оказал большую помощь директор Норильского горнометаллургического комбината генерал-майор Панюков и поддержку только что выдвинутого на должность зам. наркома НКВД А.П.Завенягина» (См. фото). На следующий год (1942) к месту кораблекрушения прибыла экспедиция во главе с капитаном Г.О.Кононовичем:

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу