Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Семья Гесс

«Итак, наша жизнь в экспедиции началась с моей рекогносцировки по острову Крестовскому (пишет Г.О.Кононович). Пройдя перешеек, отделяющий северную возвышенность острова от южной, я поднялся на холмик и увидел, как из избушки, что стояла на берегу раньше пустая и всеми покинутая, вышел какой-то человек и, увидев меня, вновь в неё забежал. Кто же может быть? Ведь остров с незапамятных времён необитаем? Неужели немцы? Вполне возможно, ведь видел же Панов, как они играли в футбол в бухте Лемберова, а их субмарина стояла неподалеку. Бежать? Спрятаться и наблюдать? Да нет, будь что будет - пойду и выясню. Да, действительно, немцы. Но не военные. Оказалось, что сюда поселили семью Гесс, высланную из Поволжья. Сам Гесс, мужчина лет шестидесяти с небольшим, его жена чуть помоложе, 18-летняя Ирма - дочь и 12-летний сын, Август. Они обрадовались моему приходу. Гесс-бондарь. Он будет заготовлять деревянные бочки для белужьего жира. За зиму по - соседству я убедился насколько практичней, работящей и предусмотрительней люди этой нации, нежели мы. Избушку, сколоченную лет сто тому назад, запущенную и развалившуюся, они превратили в славный домик. Настелили пол и потолок, установили большую русскую печь, вставили новые оконные рамы и двери. Изготовили отличную мебель. Рядом старик выстроил сарай-мастерскую. А к нему от дома провёл тоннель, чтобы в пургу ходить. И всё это из досок, которые они сами напилили из брёвен, валяющихся на берегу. Фрау Гесс привезла с собой прялку. Старинную, с большим колесом. -Скажите, для чего Вам эта прялка? – Да, знаете, просто было жалко её бросать. Она ещё от прабабушки, со времён Екатерины Великой. Как же бросить? Мы подружились. Договорились, что женщины каждую декаду будут к нам приходить и стирать на всех бельё: казённое - за деньги, нательное - за продукты. Промышленники (т.е. спецпоселенцы, ред.) узнав, что у Гессов есть прялка, привозили им собачью шерсть. Старушка не только умела прясть, она и вязала отлично. Теперь никто не проезжал мимо. К ним вела постоянно обновляемая тропа. Появились мясо, жир, битые гуси, рыба. И всё это в оплату за свитеры, носки и шали, что делала хозяйка. Появились и женихи прослышав о симпатичной молоденькой немочки Ирме. Я им дал карбиду и они побелили потолок и стены. Стало совсем хорошо».

Вернулся под вечер. Ребята строят каркасы и настилают полы под будущие палатки. Повар пока готовит обед на костре. Чувствуется, что все воодушевлены и работают охотно. Не дай Бог, если воцарится тот жуткий «лагерный» дух подневольности и рабского подчинения. Тогда им всё «до лампочки». Как этого не допустить? Как найти ключ к их сердцам? Не лозунгами же, не призывами?! Думаю, что главное - никакой разницы ни в чём между нами и заключёнными, никакой напускной строгости. И чтобы каждый видел и ощущал свою полезность. Нельзя людей перегружать и переутомлять без нужды, но и не давать бездельничать. Ладно, думаю, всё будет как надо!».

Так Г.О.Кононович начал работу по спасению своего парохода и создавать рабочую, дружескую и товарищескую обстановку в коллективе экспедиции. Особо обращает на себя внимание известного опытного руководителя на семью Гессов «других кровей». Можно только поблагодарить его за справедливую оценку деятельности немецкой семьи, дважды высланной на «край света» и не потерявшей в адских условиях прежний свой нормальный человеческий облик. Это было в 1942 году.

Уже работая в Гамбурге с биографическими материалами капитана Г.О.Кононовича, по совету его жены Маргариты Александровны я обратился к труду А.П.Чехова, который описал своё путешествие на о.Сахалин, где жил дед капитана. Путешествие (21 апреля 1890 г.,Москва-10 июня 1890 г., о.Сахалин) связано с всё растущим у А.П Чехова к концу 1880-х годов чувством неудовлетворённости своим творчеством, желанием расширить представление о родине, с жаждой личного гражданского подвига. Чехов был доволен выездом: «Ехать было тяжко, временами не сносно и даже мучительно...  благодарю Бога, что он дал мне силы и возможность пуститься в это путешествие (5 июня 1890). Чехов отправился : из Москвы до Ярославля - по ж.д.; из Ярославля - на п/х по Волге и Каме-до Перми; из Перми до Тюмени - по ж.д.(с остановкой в Екатеринбурге); из Тюмени до Байкала на лошадях (с остановками в Тюмени, Красноярске и Иркутске); на п/х через Байкал, а затем снова на лошадях до Сретенска; из Сретенска на п/х по Амуру до Николаевска и через Татарский пролив на Северный Сахалин. Он сделал на лошадях 4000 с лишним вёрст. Меня интересовала характеристика писателя деятельности деда Г.О. Кононовича Владимира Осиповича Кононовича, который, оказалось, в 80-х годах 18-го столетия был начальником Сахалина. Имея генеральское звание, имея много деловых и на торжествах встреч с А.П Чеховым, он оставил о себе самое хорошее впечатление культурного и образованного человека, который за своё доброжелательное отношение к ссыльным, поселенцам и каторжанам снискал у людей большое уважение. Его отличало тем, что он, занимая высокий служебный пост, ведя либеральную политику, не стал «царским жестоким чиновником». Позже он стал Приамурским генерал-губернатором. По А.П. Чехову высокая жизненная , профессиональная и культурная характеристика семьи Кононовичей объяснима уже тем, что она имеет старые заслуженные дворянские корни. Всё благородное воспитание отражалось в характере и деятельности капитана Г.О. Кононовича, с которым мне пришлось встречаться и работать (1947 г.).

Н.М. Пржевальский (1839-88) известный путешественник и исследователь центральной Азии, умирая просил, чтобы его похоронили на берегу озера Иссык-Куль. Он совершил свой последний подвиг - отдал свою могилу пустыне.

Г.О. Кононович (1915-95) известный капитан дальнего плавания Мурманского морского пароходства завещал, чтобы его урну с прахом опустили в бурное Норвежское море в районе Лофотенских островов. Что объединяет этих, живших в разные века, двух заслуженных людей? Их объединяет высшая нравственная сила! Они, скончавшись, на вечно продолжают служить своему делу. Г.О. Кононович в нравственном отношении оказался на высоте великих людей своей страны. Капитан Кононович совершил свой последний подвиг - отдал свою могилу Мировому Океану.

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу