Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Дача в Толмачёво

Но жизненные условия в нашей семье ещё раз изменились, когда в 1981 году родился второй внук - названный в честь д.Коли Петри Николаем. Начались поиски дома для дачи в деревне и он нашёлся благодаря Вали (жены Алика Лобазова - моего племянника), работавшей врачом в г. Бронницы в 60-ти км по Казанской автотрассе от Москвы. При очередной поездке к пациенту она узнала, что в д. Толмачёво, что в 9 км от Бронницы, продаётся дом за 300 рублей, хозяйка которого находилась в доме престарелых. Во время нашей встречи с ней в присутствии медсестры, мы с Витей постеснялись хозяйке дать за дом 300 рублей и предложили ей 800 руб. Она с радостью согласилась. Купля дома была оформлена в местном сельсовете, а деньги 800 рублей в присутствии медперсонала отданы хозяйке дома. На момент продажи хозяйка дома продолжала находиться в доме престарелых в Подмосковье. Вскоре там она умерла и мы из-за отсутствия у неё наследников через полгода получили право владения домом № 18 в д. Толмачёво. Дом подлежал капитальному ремонту и перестройки. Было куплено достаточно стройматериалов. Как только у меня с Виктором наступили отпуска (с 3 июля 1982 года) мы сразу занялись сменой железной ржавой крыши на шиферную с новыми высокими стропилами под 60 градусов с расчётом, чтобы образовался 2-й этаж и даже треугольный 3-й этажик. Соединение всех конструктивных элементов осуществляли болтами с шинной привязкой к срубу дома. Убрали русскую печь, вскрыли полы и осушили подвал, закрепив по периметру его стенки ж/б плитами. Все стены внутри большой комнаты обшили 10-мм фанерой и обклеили обоими. Прежние «сени» переделали в кухню-столовую и тоже обшили с засыпкой опилками толстой фанерой, сделали 2 окна: одно с выходом на веранду, а другое двухстворчатое на двор в сторону соседа Саши и Тани. Но главный наш объект был позже - это баня. Её я строил почти один в зимние субботние и воскресные выходные дни (Виктор в это время в своей новой 3-х комнатной квартире, которую получила Наташа, ванную комнату и туалет отделывал красивой плиткой и строил на балконе тёплый рабочий кабинет). Баня была пристроена к стене кухни и задумана по последнему слову «банной» науки. Для неё Женя Зеликин (мой племянник) дал мне для внутренней обшивки парного отделения необходимое количество осиновых дощечек. Для того, чтобы парная была готова с температурой 90-100 градусов в течение получасовой топки дровами чугунной печки нужно было применить «новинку», которую мне выдал Женя, как архитектор: с целью вентиляции, обшивку парной нужно сделать с 5 см воздушным промежутком между стеной и осиновыми рейками. Баня состояла из тамбура, чайной, моечной и парной. В тёплом тамбуре вешалка для одежды; в чайной две койки, стол с радиоприёмником, холодильник и топка чугунной печки, окно; моечная имеет общую пристенную скамейку, ванную с душем и стоком использованной воды в наружную яму глубиной 2,5 м, колонку с топкой для нагрева воды и окно; парная нагревается от чугунной печки, имеет 2 полки. Как в парной, так и в моечной полы покрыты оцинкованным железом, листы которого спаяны, образуя непромокаемые полы для воды высотой до 10 см. Входная дверь в парную имеет стекло на случай, если будет выключен эл. свет. Весь дом был реконструирован под теорию д.б.н. профессора Петри Виктора Николаевича моего двоюродного брата, окончившего в 1941 году МГУ, фронтовика, спецпоселенца, зав. кафедрой Уральского лесотехнического института, скончавшегося и похороненного в 1983 году в Екатеринбурге: «Воздух всегда движется от тепла к холоду». При этом движении особенно в зимнее время этот воздух всегда пересекает точку росы и тогда в строительной конструкции выделяется и осаждается влага. Чтобы препятствовать этому явлению, нужно со стороны «тепла» «вход» закрывать плёнкой или краской. Руководствуясь этой теорией, чердак дома был под пылесос очищен от листвы, являвшейся у бывшей хозяйки дома утеплителем, и застелен плёнкой, а затем засыпан 30 см слоем сухих опилок. Аналогично были все стены в доме и в бане покрыты плёнкой, затем обшиты фанерой, а в бане по плёнке рейками (вагонкой), в парной - также по плёнке осиновыми рейками. Много труда стоило нам делать завалинку утеплённой конструкции. С брошенной городской стройки набрали ж/б плит толщиной 10 мм, которыми выше уровня внутреннего пола дома на 10-15 см удалось с рубероидом и засыпкой опилками сделать по периметру дома «тёплую» завалинку. Также при вскрытии пола был сооружён с плёнкой «чёрный» пол, засыпанный опилками с цементом (против мышей). Таким образом, вся «коробка» дома оказалась под плёнкой и утеплительными опилками и дом стал таким тёплым, что зимой нормальную температуру (плюс 15-17 градусов) поддерживал масляный электрический радиатор мощностью только 0,5 кВт; теперь картофель в подвале не замерзал. Даже, накрывшись газетой, зимовал ёжик. Все в 5-ти окнах старые рамы были заменены двойными толстыми стёклами, благодаря которым в доме стало значительно светлее. Кухня-столовая и большая комната приобрели «городской» вид. Мощным тракторным домкратом веранда была поднята до горизонтального положения и подведён надёжный ж/б фундамент. Чтобы подвал дома и грунт под баней были сухими, мы везде постелили рубероид и подсос снизу влаги прекратился; мы получили в подвале сухие чёрные полы и сухое пространство под баней. Только частично была выполнена от вешних вод мелиорация с нагорной стороны дома - эту работу оставили новому хозяину дома Игорю с Анжеликой. Также оказалась не доведённой до конца работа по строительству с противоположной стороны существующего нового входа в дом. Выполнены только фундаменты под тамбур и встроенный выгребной туалет, который должен иметь под собой ж/б яму с последующим использованием её содержания для удобрения сада и огорода. В деревне снабжение питьевой водой осуществляется из колодца вёдрами. Для полива огорода и для бани действует только летом центральная водопроводная сеть, от которой по поверхности земли в каждом дворе имеется собственная разводка. Зимой в баню мы воду с 4-х метровой глубины нашей скважины качали эл. насосом. Сейчас деревня газифицирована, тогда как ранее была баллонная доставка сжиженного газа, для которого в углу у нас за верандой имелся для двух 20-ти литровых баллонов металлический шкаф. Газовая плита находилась в кухне, куда по стальной трубке подаётся газ.

Вопрос о переезде в Германию возник в нашей семье в 1991 году, когда Эльза и Николай Петри заинтересовались необходимыми документами. Затем эта идея в том же году возникла после поступления Вити по рекомендации д.т.н. проф. Владимира Финка на работу в Международный Союз немецкой культуры (МСНК), организатором и председателем которого был Генрих Генрихович Мартенс, на должность главного бухгалтера. 2 года МСНК ютился в московской гостинице «Будапешт», где проходили все международные встречи под «крышей» Г.Г.Гроута. Наша семья очень была рада, что Витя включилась в немецкое движение, стала участвовать в семинарах, концертах немецкой молодёжи, участие в устройстве новогодних ёлок (например, в ДК завода «Серп и молот»). Незабываемым остался в памяти фестиваль немцев России в ДК а/завода «Москвич». Съехались все немецкие художественные коллективы со всей России, Казахстана, Украины и других мест, весь зал плакал, когда исполнялись песни о покинутой Родине-Волге. На этот фестиваль Германия тогда прислала целый самолёт баварского пива и пляска в национальных костюмах была всю ночь. Окончательное решение о переезде нашей семьи состоялось после заявления Президента России Ельцина на встрече с жителями совхоза «Осиновский» Саратовской области 8 января 1992 года об отказе в восстановлении автономной республики немцев Поволжья. Многолетняя связь нашей семьи с российской землёй по месту жительства рвётся, хотя полная наземная, воздушная и водная связи сохраняют свою жизнь. Мы остаёмся детьми России, где лежат наши родители и родственники, за ними наш уход. Заполнив немецкий антраг (заявление) о желании переехать в Германию, мы один год находились в ожидании окончания Юлией 10-го класса, т.к. было общее решение, что Юля в Германию поедет вместе с дедушкой и бабушкой, а Виктор с Наташей и Николаем приедут позже, когда они получат приглашение. Я уволился из МЭИ 15 сентября 1994 года и немедленно начал готовить нашему дому-даче товарный вид. Полностью покрасил оконные наличники, покрыл на веранде и крыльце дома линолеумом полы. Баня была в отличном состоянии, дом был готов к продаже. Стали искать покупателя дома, пустив об этом по деревне слух. Когда покупатели интересовались домом, то я ещё при встрече у калитки спрашивал: «Вас интересует баня ?» Если отвечали, что не интересует, то я прекращал ещё не начатые переговоры. А вот, когда Игорь на полном серьёзе сказал, что очень интересует, то мы после её осмотра и поверхностного обхода огорода, сада и дома быстро сошлись в цене и через несколько дней с помощью маклера были в сельсовете и райисполкоме оформлены все документы купли-продажи. В день получения от Игоря денег и передачи от дома ключей я оставил на столе в большой комнате приветственное Игорю с Анжеликой тёплое письмо с пожеланием, чтобы дом послужил их семье на благо здоровья и воспитания их малых 2-х детей, не забывая, что через дом живёт Клава, которая детей может ежедневно обеспечивать свежим козьим молоком. Также в этот день для обеспечения безопасности я пригласил Женю Зеликина и его шурина Виктора на а/машине наш «Жигули» с деньгами сопровождать до Москвы. Витя была очень довольна, что новые хозяева получили огород со спелыми огурцами, помидорами, яблоками, чёрной смородиной, малиной и поспевающей картошкой на 3-х сотках с морковью, свёклой и капустой. Позже по телефону в Германию они звонили нам и благодарили, что собранный урожай им хватил на всю зиму. Мы остались друзьями с постоянным приглашением приехать к ним в гости.

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу