Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


ПАМЯТИ ВИКТОРИИ ПЕТРИ

4 октября 2005 года после тяжёлой болезни скоропостижно скончалась моя жена, мать нашего сына «Витюшки»-Виктора и любимый, верный и незаменимый мой друг, одна из авторов данной книги, прекрасный, обаятельный, добрый, активный и доброжелательный человек, много лет в Гамбурге работавшая в инициативной социальной группе с немцами из СНГ, а также в интернациональной группе родительской школы, участница немецкого движения в России, всеми уважаемая моя дорогая и любимая жена ВИКТОРИЯ ПЕТРИ, с которой совместно счастливо прожиты 56 лет. В последнее десятилетие мы с Витенькой практически не расставались, с утра до вечера вместе: и в поездках по Гамбургскому порту и по городу, или в родную Москву, в МЭИ, в его гостинице на его 75-летнем юбилее в 2005 году, на вечерах в Лефортово. Вместе были на Всемирном форуме выпускников иностранных студентов в Москве в 2003 году, были в «Золотом ресторане» гостиницы «Россия», в номере против гостиницы «Балчуг», красотой которой мы любовались, и на званном балете «Жизель» в «Большом театре» на его новой сцене, вместе всегда в отпускное время и в путешествиях. Нам не было вдвоём никогда скучно, мы могли просто молчать и нам было хорошо. Мы никогда за более чем полвека друг с другом не скандалили, не ругались плохими словами (которые в нашей семье в обиходе вообще не назывались и не произносились). У Витеньки было особое воспитание, она не допускала опуститься до всяких бытовых мелочей, она мыслила масштабно, с перспективой, беря на себя те заботы, которые ей легче выполнить. Мы всегда с ней находили по любому вопросу общее решение. Какое было счастье летом 2005 года с ней провести из Москвы по воде на теплоходах «Крылов» и «Иван Кулибин» туристические рейсы в С. Петербург, где в Екатериненском дворце в «Царском селе» мы вместе любовались «Восьмым Чудом Света»-Янтарной комнатой, и в Астрахань и всё время вместе и вместе - это было счастье, которое теперь не вернуть. Витенька была довольно сдержанным человеком –она никогда не повышала голоса, она умела щадить собеседника, не доводя беседу до расстройства и тем более к стрессу. Никогда не воспитывала, в том смысле, который вкладывают в это слово некоторые люди, - не читала нотаций, не вдалбливала истин, тем самым не унижая собеседника. Но она была очень нежной. И ещё - с ней всегда было интересно быть. Витенька много рассказывала о пережитых тяжёлых событиях, свидетелем которых она была. Очевидно, человек, видевший в жизни большие страдания людей, чаще бывает добрым. Таким человеком была моя Витенька.

Привожу некоторые статьи из литературных источников, опубликовавших памятное слово о Виктории Петри.

«Не стало среди нас жизнерадостной женщины и прекрасного человека Виктории Петри. Её судьба полностью отражает жизнь поколения немецкого народа, жившего в сталинские времена. Уже известно, что в Гамбурге из числа немцев из России нет женщины, прошедшей спецпоселение на Таймырском Крайнем Севере. Родившаяся на Волге и репрессированная в 1942 году, в свои 17 лет она попала на берег Енисея выполнять программный лозунг: «Больше рыбы фронту». Условия - невыносимые, в ледяной воде грели ноги, т.к. на берегу - снег. Только за 1942-1944 годы на станке Усть-Хантайка, куда её выслали, из 450 человек от цинги, морозов (30-40-50 градусов) погибло 270 человек, т.е. 70% от числа завезённых репрессированных спецпоселенцев. Люди были лишними, т.к. не было рабочих мест, завезено было в 3 раза больше людей, чем требовалось. О тех таймырских годах пишутся книги. Виктория сама является одним из авторов написания о пережитом. «Магистральная» жизнь Виктории (в Сибири и Европе) сложилась как у человека, живущего в постоянном поиске активной жизни. Работа, вечерние школа и техникум, постоянное повышение квалификации по бухгалтерскому учёту, заслуженная карьера на производстве и постоянная общественная работа с людьми в разных формах и, наконец, счастливая семейная жизнь. Виктория Петри была прекрасной домохозяйкой, она умела очень вкусно готовить и печь дома, что в свои годы она хорошо переняла от моей мамы - своей свекрови Ольги Александровны Петри. В Москве Виктория долгие годы работала главным бухгалтером электромонтажного управления и позднее в той же должности в- «Международном союзе немецкой культуры», её деятельность была известна и положительно оценивалась, в частности, Ландсманшафтом в Германии. Приехав в 1994 году в Гамбург, Виктория Петри сразу же начала работать в инициативной группе и до последнего времени продолжала оказывать приезжим людям из СНГ помощь в оформлении документов для различных немецких организаций. По приглашению руководителя Виктория Петри на протяжении 10 лет посещала Elternschule, где проводила занятия и беседы с молодыми родителями разных национальностей на политические, исторические и социальные темы. Дома телефон у Виктории был постоянно «горячий». В 1999 году Виктория Петри счастливо отметила «Золотую свадьбу». Большое счастье у Виктории всегда были внуки: Юлия -дипломантка университета в Брауншейге и Николай - студент Технического университета в Гамбурге. Память о любимой, доброй и всегда доброжелательной Виктории, маме и бабушке сохранится навсегда.»

Эмилия Кляйн, Валентина Маурер. 06. 10. 2005

ПАМЯТИ ВИКТОРИИ ПЕТРИ

Эмилия Клейн, Валентина Маурер и Эрих Клюдт опубликовали в журнале «Volk auf dem Weg» следующую статью, посвящённую памяти Виктории Петри.

Eine lebensfrohe Frau ist nicht mehr unter uns. Ihr Leben war von Stalins grausamer Herrschaft geprägt,von der die deutsche Bevölkerung in der Sowjeunion gtrofen wurde. An der Wolga geboren, wurde Viktoria Petri, geb. Walter, 1942 mit 17 Jahren an die Mündung des Jennisej verschleppt und gezwungen, mit ihren Leidensgenossen unter extremsten Bedingungen Fische zu fangen. Von 1942 bis 1944 war sie Zeugin, wie allein in der Sidlung Ust-Chantaika von 450 verbannten Deutschen 270 wegen Hunger, Skorbut und Kälte bis minus 50 Grad starben. Es gab keine Arbeit für alle Häftlinge am kahlen Ufer des Jennisej, und so bekamen auch nicht alle Lebensmittel. Den Ort aber durften die nicht verlassen, der Tod war ihnen vorbestimmt. Die Tragödie im hohen Norden der Sowjetunion, wo Zehntausende unserer Landsleute ihr Leben lassen mussten, wurde lange Zeit verschwiegen. Jetzt wurde darüber ein Buch geschrieben, an dem sich Frau Petri beteiligte.

Viktoria Petri war immer aktiv. Sie arbeitete zuerst in tiner Abendschule und dann in einer Berufsschule bildete sich gleichzeitig als Buchhalterin weiter. In Moskau war sie lange Jahre als haubt Buchhalterin in einer Elektromontageverwaltung, später dann deim Internationalen Verband deutscher Kultur.

Zuletzt leistete sie auch für unsere Landsmannschaft wertvole Arbeit. Nach der Ankunft in Hamburg 1994 bot Viktoria Petri ihren neu angekommenen Landsleuten bis zu ihrem Tod am 4. Oktober 2005 ehrenamtlich Hilfe. Auf Einladung der örtlichen Elternschule war sie ausserdem zehn Jahre lang jungen Eltern verschiedener Nationen behilflich, sich in sozialen, geschichtlichen und wirtschaftlichen Fragen zurechtzufinden. Ihr Telefon zu Hause war viel beansprucht.

Viktoria Petri war eine ausgezeichnete Hausfrau: sie konnte sehr gut kochen und backen, was sie von ihrer Schwigermutter Olga Petri übernommen hatte. Eine grosse Freude waren für sie immer ihr Ehemann Leo, mit dem sie 1999 glücklich ihre goldene Hochzeit feierte, und ihr Sohn Viktor mit seiner Ehefrau Natascha und den Kindern Julia und Nikolai.

Das Gedächtnis an die herzensgute Gattin, Mutter, Grossmutter und Freundin wird uns immer erhalten bleiben.

Emilia Klein, Valentine Mauer, Erich Kludt

ПРОЩАНИЕ С ВИКТОРИЕЙ ПЕТРИ

Похороны состоялись 17 октября 2005 года в 12 часов на кладбище Бергедорфа в Гамбурге. Открытый гроб Витеньки стоял в капелле «2» в окружении 27 горящих свечей и 16 венков и букетов цветов; проститься с ней пришли как знакомые российские люди, так и местные, хорошо знавшие Витеньку. На кафедре со стороны слушателей была надпись: «Ich lebe und ihr sollt auch Leben»(Я живу и вы должны тоже жить). Четыре женщины в течение полутора часов времени прощания 70 человек с Витенькой исполняли немецкие погребальные песни.

Виктор всем объявил приглашение после похорон посетить кафе у входа на кладбище на поминки.

Моя речь на похоронах в капелле №2 .

Дорогие друзья!
Не стало среди нас моего любимого друга-жены, мамы и бабушки, жизнерадостной женщины и прекрасного всеми уважаемого человека Виктории Петри. Впервые с Викторией Вальтер я встретился на Таймыре на станке Потапово в июле 1943 года, когда я на боте ей от её мамы и брата привёз письмо. Позже выяснилось, что ещё тогда мы обратили друг на друга внимание. Дружить мы стали с 17 декабря 1943 года, когда она дала согласие на моё предложение. Эта полярная ночь мне запомнилась на всю жизнь. Светлая яркая ночь с полнолунием, а на небе играло северное сияние, температура около 40 градусов мороза. Мы долго гуляли по спящему посёлку Усть-Хантайка пока ноги в ботинках после субботних танцев не окоченели полностью, задавая друг другу «глупые» (в кавычках) вопросы. Это была счастливая пора нашей юности, молодости. После 6 лет дружбы женились мы в 1949 году, а в 1950 году родился сын Виктор, получивший имя в честь его мамы Виктории. Позже, будучи всегда главным бухгалтером она успешно работала со своим коллективом, её глубоко уважали и любили, как человека и как руководителя. Ведь уже 20 лет c прошлым местом работы держит связь, а с последним «Международным союзом немецкой культуры» в Москве уже 11 лет и тем не менее она с ними связь не потеряла, а её шеф Генрих Генрихович Мартенс вместе со своей женой Олей прилетели из Москвы в Гамбург на следующий день после смерти Вити, т.е. 5-го октября, чтобы проститься с ней. Витя была человеком не для себя, а жила для других, всегда была в заботах о людях, к ней тянулись люди, как на работе, так и в кругу семьи. Являясь прекрасной и заботливой домохозяйкой, она очень чтила немецкие традиции, которые соблюдала моя мама Ольга Петри и продолжала соблюдать Виктория. Например, на семейный день рождения она всегда юбиляру пекла рибелкухен в виде буквы «В», а также мясной немецкий пирог «пастейдэ». Сколько добрых дел успела она сделать в этом мире! Своих внуков Юлю и Николая она очень любила и, прервав работу посвятила их воспитанию 8 лет. Каждый вечер она рассказывала им изумительные интересные сказки собственного сочинения и никогда не кончала на интересном месте, заставляя тем самым Юлю и Николая с нетерпением ждать завтрашнего вечера. Даже мы взрослые иногда заслушивались её сказками. Очень теперь жалеем, что не записали тогда на плёнку её сочинения.

Виктория была настоящим преданным моим другом в полном смысле этого слова. Она согласилась на 3 года мне уехать из Красноярска в Москву на учёбу в аспирантуру Московского энергетического института. Двух других претендентов с моей работы жёны не пустили. Этот её поступок был высоко оценён вышестоящей организацией - Новосибирским трестом «Новсибэлектромантаж», который позволил ей 2 раза в году командировки в Москву. Но это для нас было далеко недостаточно - мы вдвоём организовали между собой ежедневную переписку - письма авиапочтой между Красноярском и Москвой шли ежедневно, каждый день письмо. За три с половиной года друг другу было отправлено более двух тысяч писем. Так мы с Викторией за время моей учёбы взаимно не прерывали прежнюю жизнь. Она на много лет вперёд предвидела, что моё пребывание в МЭИ принесёт семье счастье. Так оно и получилось. Но самое интересное было позже в Москве, когда Виктория придумала для семьи и внуков к семейным дням рождения и большим праздникам (рождество, новый год и др.) на большом листе ватмана выпуск стенной газеты. В её выпуске принимала участие вся семья, родители-Виктор и Наташа и, главное, дети - Юля и Николай. Клеили фото, рисунки, писали стихи и юмор, всё в красках. Получалось красивое произведение, дети приучались к творчеству. И то, что сейчас Юля и Николай учатся в германских университетах, есть не малая доля заслуги и Виктории. Такие газеты выпускались несколько лет. Викторию иногда я называл «великим дипломатом и психологом», т.к. она имела удивительную способность, не задевая интересы человека и его самолюбие решать различные вопросы, она не вела беседы, если предвидела, что общего мнения не будет.

И вот наступило 4 октября 2005 года. „Krankenhaus Adolf stift“ in Reinbek,

Station 6, Zimmer 14.

Как будто мне Бог подсказал, что предстоящая ночь будет последней. Я попросил у врача разрешение ночевать в комнате с Викторией. Он разрешил, медсёстры поставили мне кровать со свежим бельём. Всю ночь я следил за состоянием Витеньки, она глубоко дышала, не разговаривала, мои вопросы оставались без ответа. Рано утром приехал Виктор и мы сели у её кровати. Вдруг в 9-30 утра Витенька открыла глаза, они были большие, чистые. Она в упор посмотрела на меня и на Виктора. Я позвал: «Витенька, золотая!» Ответа не последовало. Она медленно стала закрывать оба глаза. Мы поняли, что это конец. Я быстро нагнулся ухом к её груди и слышу, что сердце ещё бьётся, но время между ударами всё растёт и растёт, увеличивается и вдруг тишина. Жизнь Витеньки длилась 80 лет, 5 месяцев и 7 дней.

Хотелось криком кричать: Бог верни нам нашу Витеньку, не забирай её себе на небеса !!!

Такова участь нас всех. Такую смерть я пережил впервые. Можно ли Викторину смерть назвать лёгкой? Думаю хуже смерти ничего не бывает. И тем не менее, Виктория умерла без мук, а это для обречённого больного, пожалуй, самое главное.

Память об этом моём любимом друге и человеке Виктории Петри (Вальтер) мы сохраним на вечно и в последующих поколениях.

ВИТЕНЬКА БЫЛА ЗОЛОТЫМ ЧЕЛОВЕКОМ
Семья Петри: Лео, Виктор, Наталия, Юлия, Николай, Фальк

Моя речь была произнесена мной в капелле 2 с кафедры, стоящей рядом с открытым гробом Витеньки, в её присутствии на русском языке. Поэтому считаю будет справедливым эту посвященную ей памятную речь воспроизвести и на немецком.

Andenken an Viktorija Petri.
Hamburg, den 17. Oktober, 2005. 12.00 Uhr
Dr.Leo Petri
Meine Rede bei dem Begräbnis in der Kapelle N2 auf dem Friedhof in Bergedorf.
Meine liebe Freunde!

Meine liebe Ehefrau Viktorija lebt nicht mehr. Sie war für mich die beste Freundin, für unsere Kinder sehr gute Mutter, für die Enkelkinder- sehr nette Oma, sie war sehr lebensfrohe Frau. Viktorija war sehr gute, geehrte Frau für alle Leute.
Ich traf Viktorija Walter zum ersten Mal in Taimyr in Potapowo im Juli 1943, als ich mit einem kleinen Boot für sie einen Brief von ihrer Mutter und ihrem Bruder brachte. Später war klar, dass wir sofort einander bemerkten.

Ich schlug ihr vor, zusammen zu sein. Seit dem 17. Dezember 1943 waren wir ein Paar zusammen. Diese Polarnacht bleibt in meinen Erinnerungen immer. Der Vollmond stand am Himmel. Das war die Jahreszeit des Polarlichtes. Es war sehr kalt, - 40° unter Null. Wir gingen sehr lange durch das Dorf Ust-Hantajka spazieren. Das ganze Dorf schlief schon lange. Wir gingen zusammen nach den Samstagstanzen sehr lange spazieren, bis unsere Füße in den Schuhen völlig gefroren waren. Wir sprachen mit einander sehr viel und stellten uns „dumme“ Fragen. Das war die glücklichste Zeit unserer Jugend.

Nach dem wir sechs Jahre lang zusammen waren, heirateten wir im Jahre 1949.

Und im Jahre 1950 wurde unser Sohn Viktor geboren. Er wurde Viktor im Namen der Mutter genannt. Sehr lange arbeitete sie erfolgreich als Hauptbuchhalterin mit ihren Kollegen und Kolleginnen. Sie liebten und ehrten Viktorija sehr, nicht nur als Leiterin, sondern auch als ein Mensch. Mehr als 20 Jahre vergangen, als sie zur Rente ging, aber die ganze Zeit stand sie mit ihren Kollegen in Verbindung. Und mit ihrer letzen Arbeitstelle „Internationale Union der deutschen Kultur“ in Moskau hatte sie 11 Jahre lang sehr gute Kontakte. Der Chef dieser Union, Heinrich Martens mit seiner Frau Olga kam am 5. Oktober 2005 nach Hamburg, am nächsten Tag ihres Todes, um von ihr Abschied zu nehmen.

Viktorija lebte nicht für sich, sie lebte für die anderen Menschen, sie kümmerte sich um die anderen Menschen. Die Leute fühlten sich zu ihr nicht nur bei der Arbeit, sondern auch in der Familie hingezogen. Sie war eine sehr gute Mutter und Hausfrau. Sie achtete die deutschen Sitten und Bräuchen hoch. Diese Bräuche schätzte meine Mutter Olga Petri sehr und Viktorija machte auch so weiter. Zum Beispiel buk sie immer für ein Geburtstagskind einen Riwelkuchen zum Geburtstag in der Form des Buchstaben „B„ und machte auch deutsche Teigtaschen mit Fleisch - so genannte „Pasteide“.

Sie tat so viele gute Sachen in dieser Welt. Sie mochte ihre Enkelkinder Julia und Nikolaj sehr, sie unterbrach ihre Arbeit und widmete acht Jahre ihres Lebens der Erziehung der Enkelkinder. Jeden Abend erzählte Viktorija den Enkelkindern ihre eigenen interessanten Märchen und machte nie Pause in den spannenden Stellen, damit die Kinder bis zum nächsten Abend nicht warten mussten. Die Erwachsenen hörten auch mit großem Interesse ihre Geschichten. Es ist wirklich schade, dass wir ihre Geschichten nicht auf die Kassette aufgenommen haben.

Viktorija war wirklich meine treuste Freundin im Leben. Sie war einverstanden, als ich die Familie wegen der Promotion verlassen sollte. Ich verlass Krasnojarsk und fuhr nach Moskau. Ich machte im Moskauer Institut für Energetik Promotion. In dieser Zeit waren noch zwei Bewerber, ihre Ehefrauen erlaubten ihnen nicht nach Moskau zu fahren. Es war sehr schwer, ohne Mann in der Familie zu bleiben. Diese Tat von meiner Frau wurde sehr hoch von meinen Vorgesetzen vom Novosibirsk Trust geschätzt und sie durfte zwei Mal im Jahr Dienstreisen nach Moskau machen.

Aber das war nicht genug für uns, deswegen standen wir immer im Briefwechsel. Jeden Tag schrieben wir Briefe für einander. Jeden Tag wurden die Briefe zwischen Krasnojarsk und Moskau geschickt. Innerhalb von dreieinhalben Jahren haben wir mehr als zwei Tausend Briefe geschrieben. Und nur so haben wir unsere Beziehungen nicht unterbrochen. Sie sah voraus, dass mein Studium in Moskau nur Glück für die Familie war. Und das war genau so.

In unserem Leben hatten wir sehr viel Interessantes. Zum Beispiel in Moskau, als Viktorija Redakteurin der Familienzeitung war. Sie schrieb die Zeitungen für alle in der Familie zum Geburtstag und zu den anderen Festen (Silvester, Weihnachten).

Dabei nahm die ganze Familie teil: Kinder – Viktor und Natascha, Enkelkinder – Julia und Nikolaj. Sie klebten Fotos und Bilder, schrieben Gedichte und Witze. Die Enkelkinder studieren jetzt in Deutschland an den Universitäten und auch dabei hat meine Frau Viktorija eine große Rolle gespielt.

Solche Familienzeitungen wurden viele Jahre gemacht. Ich habe manchmal sie „Diplomat und Psychologe“ genannt, weil sie eine sehr gute Fähigkeit hatte, mit den Menschen zu reden. Sie konnte die Probleme lösen ohne jemanden zu beleidigen. Sie führte keine Gespräche mit den Leuten, wenn sie verstand, dass sie nie zu einer Meinung kommen können.

Und da begann 14 Oktober 2005. „Krankenhaus Adolfstift“ in Reinbek, Station 6, Zimmer 14. Ich hatte ein Gefühl, als ob der Große Gott mir sagte, dass diese Nacht für uns die letzte gewesen sein wird. Ich habe den Arzt gebeten, es mir zu erlauben, diese Nacht im Krankenhaus zusammen mit meiner Viktorija zu verbringen. Er hat erlaubt. Die Krankenschwester haben ein Bett mit frischer Bettwäsche ins Zimmer gestellt. Die ganze Nacht habe ich sie beobachtet, sie atmete sehr tief, aber sagte nichts. Meine Fragen waren nicht beantwortet.

Früh am Morgen kam der Sohn Viktor und wir saßen neben dem Bett. Plötzlich um 9 Uhr 30 machte sie die Augen auf. Sie waren groß, tief und klar. Sie schaute uns an. Ich habe sie gerufen: „Vitenka, Schatz!“. Sie antwortete nicht und schließ langsam die Augen.

Wir haben verstanden, dass es das Ende war. Ich beugte mich schnell zu ihr und hörte, ob sie noch atmete. Das Herz schlug noch, aber sehr langsam und ihre Herzschläge wurden immer seltener.

Ihr Leben dauerte 80 Jahre 5 Monate und 7 Tage.

Ich wollte laut schreien: Oh! Gott! Lass Vitenka bei uns. Nimm sie nicht in den Himmel!“ Aber dorthin gehen wir alle. Solch einen Tod habe ich erstes Mal gesehen. Ich weiß nicht, ob ihr Tod leicht war? Ich denke, es gibt nichts schlimmes als den Tod. Aber sie starb ruhig, und das ist nicht schlecht für einen sehr kranken Menschen.

Wir werden immer an unsere liebe, gute und fröhliche Viktorija Petri (Walter) denken.
Wir vergessen sie nie.
Viktorija war ein Gold-Mensch.
Familie Petri: Leo, Viktor, Natalija, Julia, Nikolaj, Falk.

Статьи памяти Петри Виктории

В ГАМБУРГЕ НА 81-м ГОДУ ЖИЗНИ СКОНЧАЛАСЬ ВИКТОРИЯ ТЕОДОРОВНА ПЕТРИ (ВАЛЬТЕР)

Как и большинство российских немцев, она пережила много тягот и лишений, выпавших на долю людей этого поколения.

Виктория Теодоровна родилась 28 апреля 1925 года в немецкой семье в селе Гнадентау в Республике немцев Поволжья. Сейчас в издательстве «МСНК-пресс» готовится к выходу в свет книга воспоминаний супругов Петри-Виктории Теодоровны и Льва Оттовича «Немцы Таймыра». Она посвящена практически неизвестным страницам трагического периода репрессий, рассказывает о спецпоселенцах - российских немцах, сосланных в этот далёкий суровый край.

В последние годы (перед отъездом с семьёй в Германию в 1994 году) Виктория Теодоровна работала главным бухгалтером МСНК Помним. Скорбим.

Сотрудники «Международного союза немецкой культуры», «Немецкого молодёжного объединения, «Московской немецкой газеты», октябрь 2005, Москва.

БЕСКОРЫСТНАЯ НАША ПОМОЩНИЦА

Как хорошо, когда приехав в другую страну, сразу встречаешь человека, который проникается твоей судьбой, искренне и бескорыстно помогает осваиваться в новой жизни. Для многих немцев из России в Гамбурге такой помощницей стала Виктория Петри - человек необычайной доброты. Её судьба-это сама история репрессированных немцев Поволжья. В 1942 году, семнадцатилетней девчонкой, она оказалась на берегах другой великой реки-Енисея, где в лагерных условиях тяжело трудились немцы из России. Людей буквально косили холод и голод. За 1942-1944 годы в посёлке Усть-Хантайка, где находилась Виктория, от цинги и морозов погибло 270 человек-70 % всех высланных сюда спецпоселенцев. Только оптимизм и невероятное жизнелюбие помогли девушке выстоять в этом аду.

После войны Виктория закончила вечернюю школу, затем техникум, долго работала главным бухгалтером электромонтажного управления в Москве. Она вышла замуж за очень хорошего парня, с которым она познакомилась ещё 17 декабря 1943 года и дружила с ним до замужества 6 лет. Много времени уделяла общественной работе. Международный союз немецкой культуры - это был её «третий родной дом», которому она посвящала себя с не меньшим энтузиазмом, чем дому родному, семье и профессии. Деятельность её на этом поприще была известна и положительно оценивалась в Германии, куда она с семьёй переехала в 1994 году.

Здесь фрау Петри вскоре начала работать в инициативной группе помощи переселенцам. По приглашению руководства Elternschule стала помогать молодым родителям разных национальностей в проблемных семьях и оказалась для них надёжным другом, умным советчиком. Бывали дни, когда телефон в доме у супругов Петри надолго становился «горячим». И придти к ней можно было без всякого «термина», зная что всегда тебя встретят с теплом и пониманием. Как не вспомнить гостеприимство и радушие хозяйки! И каким добром всегда вспоминала она свою свекровь Ольгу Александровну, научившую её вкусно готовить, вести домашнее хозяйство. Благодарность - признак благородства души. Этому принципу всегда старалась следовать Виктория Петри, этому учила молодёжь, строившую свои семейные гнёзда и новые отношения с людьми. Она, казалось, никогда не уставала, ей многое было интересно, важно и нужно. Можно было только удивляться: откуда в этой хрупкой и столько пережившей на своём веку женщине берутся силы для всех, кто к ней обращается за помощью.

Она и для нас стала большим другом с первых дней нашей жизни в Германии. У каждой из нас сейчас есть своё дело, своя устроенная жизнь. Во многом это стало возможным, благодаря поддержке фрау Петри. Кажется, совсем недавно, в 1999 году, мы поздравляли супругов Петри-Викторию и Лео-с золотой свадьбой. Кажется, только вчера слышали её слова о том, что её счастье и гордость-это внуки, студенты Юлия и Николай. И радовались вместе тому, как многие наши переселенцы успешно осваиваются на новой земле, уверенно шагают в будущее.

А сегодня нет с нами фрау Петри. Недолгая, но неумолимая болезнь унесла от нас этого человека. Трудно привыкнуть к мысли, что угасла согревавшая и светившая в тени любых проблем яркая жизнеутверждающая свеча. Но мы - те, кому выпала радость узнать этого человека - всегда будем хранить добрую память о Виктории Петри.

Эмилия Кляйн, Валентина Маурер. Гамбург.

Во время похорон Витеньки на кладбище ко мне подошёл не знакомый мне местный гражданин, который, выразив по случаю траура соболезнование, сказал: «Я бывал на похоронах ваших людей и мне кажется, что немцы из России «больше немцы», чем мы, потому что у вас сегодня женщины (не специальный хор) пели немецкие траурные погребальные песни целых полтора часа, заполнив всё прощальное время при открытом гробе. Недаром местные наши немцы приглашают на свои похороны ваших женщин петь». На что я ответил: «Вы правы, действительно, мы «больше содержим немецкого», чем вы, т.к. вы по сути не являетесь «немцами» в полном смысле этого слова, а «европейцами». В СССР даже за время сталинского режима власть не смогла полностью вытравить то родное немецкое, с чем 200 лет назад наши предки приехали из Германии в Россию. Поэтому можно только быть довольным, что сейчас Германия получает свою возвратную прежнюю культуру». На этом мы разошлись, обменявшись национальными немецкими мнениями.

В жизни многие события происходят многократно, а некоторые одноразовые - трагичные. К такому случаю я могу отнести кончину Витеньки 4 октября 2005 года. Теперь в первых числах января 2006 года можно сказать, что прошедший 2005 год для нашей семьи Петри был самым печальным, трагичным с несчастным случаем в самые последние его часы. Нет большей силы горя, чем уход из жизни Витеньки с её жизнеутверждающими мечтами, с которыми она шла впереди текущей жизни, опережая её. И вот, её не стало. С этим горем мы провожали уходящий год. Но не тут-то было. За 4-5 часов до его конца к нам на веранду залетает, пущенная «Idioten», как сказал Hausmaister, ракета и поджигает мягкий диван - возникает пожар! Кругом в это время вокруг дома происходила праздничная в небо стрельба, но один выстрел оказался в нашу сторону. Я с Виктором и с -соседями водой сумели затушить огонь, который потрескал два стекла в окне, сжёг все картины на стене веранды и диван с мягким креслом, а также 4 кв. м напольного покрытия. Приехавшие очень быстро пожарные и полиция составили протокол о случившемся. Кто бы мог подумать, что так неудачно в последние часы завершится несчастный 2005 год, прямо скажем, для нас проклятый. Ведь хорошо, что я, работая с компьютером, оказался в это время 31 декабря в 7 часов вечера дома. И вдруг погас свет (сработал автомат) и я пошёл из спальни в большую комнату и вижу всё окно снаружи в огне. Это Бог меня задержал за работой, т.к. я собирался уйти к Виктору. Разве для нас не проклятый год? Смерть и пожар! Больших напастей ожидать было трудно. Находясь после Витеньки под постоянным впечатлением о ней, когда всё время мысли возвращают меня к самым счастливым временам юности на Таймыре, где впервые в жизни возникло до боли в сердце чувство любви к любимой девушке, объяснение в любви и её согласие на дружбу, первый поцелуй. Есть, что вспомнить. И вот теперь передо мной её кончина, но что-то напоминает настоящую боль в сердце с прошлым. И вот тут для себя я сделал «открытие»: оказывается боль в сердце от любви в начале нашей дружбы и боль в сердце от потери на всегда дорогой мне Витеньки одинаковы по своей силе. Природа чувств начала и конца сомкнулись.

На приложенной мной к гробу ленте написано: «Zu grosser Liebe, Dein Leo» (С большой любовью, твой Лео). Эта лента с изображённым на ней рисунке букета её любимых роз вместе с гробом ушла в могилу, защищая моей любовью любовь Витеньки навечно.

По случаю кончины дорогой Виктории в её семью поступило множество письменных и телефонных глубоких соболезнований. Семья искренно благодарит всех, кто сохранил о Виктории добрую память.

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу