Л.О.Петри, В.Т.Петри. Таймырская быль


Заключение

В книге объединены правдивые воспоминания ещё здравствующих свидетелей таймырских событий. Эти воспоминания содержат материал, значительно дополняющий ранее публиковавшийся в СМИ. Сейчас время подошло, чтобы об этом сказать. Таймырцы более полвека молчали. Теперь на изломе поколений наступил критический момент, когда можно оценить таймырскую спецпереселенческую «жизнь» с двух сторон: политической и социальной. Анализ законодательных документов военного и более позднего периодов показывает, что при слабом и антипереселенческом отношении государственная, партийная и особенно местные власти к спецпоселенцам возникли для проживания на Таймыре в 1942-1944 годы, при низкой цене жизни людей, самовластии речников (вспомним Агапитово, остров у Усть-Порта и др.) гибельные условия. Однако, назвать это геноцидом будет неверно, т.к. в архивных документах власть не призывала к уничтожению таймырцев. Всё таки это были не времена красного террора 1937-38 годов, когда возник термин «враг народа» и невинных людей просто официально расстреливали, включая и многих родственников авторов книги. Власть не реабилитировала советских немцев, хотя и признала их репрессии не заслуженными, но отказала в автономии. Это политическая сторона. В гибельные условия, как указывают свидетели, попали те люди, которые оказались «лишними», т.е. в основном не рыбаки. В общем рыбаков голод коснулся только частично, т.к. они находили возможность питаться рыбой, хотя, как пишут, не всегда и не везде. Следует отметить, что рыбаки колхозов, находясь на целевом снабжении, по рулонам и деньгам за сданную на РПП рыбу имели возможность приобретать полный набор продуктов. Этого были лишены рыбаки гослова, являвшиеся фактически наёмными рабочими рыбзаводов и отоваривавшиеся через обычные рабочие карточки с оплатой труда в пределах стоимости выкупа месячной рабочей карточки. Эти рыбаки гослова находились в значительно худших условиях, чем рыбаки-колхозники и часто голодали. Таким образом, по снабжению питанием люди условно распределились по следующим категориям: 1. рыбаки-колхозники-с удовлетворительным обеспечением; 2. рыбаки-гослова, рабочие-строители-с неудовлетворительным обеспечением; 3. иждивенцы (дети, старики)-голодное обеспечение; 4. «лишние люди» (безработные)-без обеспечения.

Как видим, 3 и 4 категория снабжения питанием доводит людей до уровня геноцида да плюс к тому цинга, от которой ни кто не застрахован; даже я, будучи рыбаком, болел ею, хотя и в лёгкой форме. Что касается жилья и одежды, то эти житейские атрибуты поставили всех людей в равное положение: есть жильё и одежда - можешь выжить, нет соответствующего жилья и одежды - погибай. Такова суровая правда бытия Крайнего Севера. Это вторая сторона - социальная. По этому пункту власть совершила обман репрессированных людей и преступление, когда при отправке людей на Север не разрешалось им брать тёплую одежду, объявляя: «К зиме вернётесь!» Этот зверский пункт особенно коснулся людей из Прибалтики, прибывшие на Север буквально в летней одежде. Резюмируя сказанное, таймырскую трагедию с социальной стороны можно оценить, как результат преступной деятельности авторов высылки людей на Крайний Север на погибель. Только 30 % из них остались живы. На мой взгляд по истечении уже 70 лет и накануне Юбилея «65-й годовщины Дня Победы» (09.05.2010.) признать итог войны в качестве заслуги Сталину будет неправдой - победил не он, а Народ! К его «заслуге» разве что можно отнести только предательство с началом войны и троекратная цена нашей армией потерь относительно противника. Такую же гибельную политику к формированию контингентов спецпоселенцев повёло его окружение и к Таймыру. Накопившаяся десятилетиями в сердцах уходящего поколения за невинно погибших многих тысяч людей боль нашла сейчас своё отражение в свидетельствах не молчащих таймырцев. Как установлено, главной причиной массовой гибели людей является доставка на Крайний Север «лишних» людей, не обеспеченных рабочими местами-(в 3 раза больше необходимого числа), чем. Книга представляет собой коллективный труд бывших спецпоселенцев. В неё так же вошёл весь жизненный путь семьи Петри, как типичный случай прохода ею через все советские «университеты» ада и «рая». Работая над вторым изданием, я посчитал своим долгом объяснить читателю почему в первом издании Таймырская трагедия мной квалифицирована как гибельные условия. Некоторые читатели недоумевают: какие же это гибельные условия , если автор и некоторые другие таймырцы получили образование, даже высшее, а несколько из них даже стали учёными? Ошибки здесь нет. Мне, действительно, известны на Таймыре только трое из числа спецпоселенцев учёных, вот их фамилии: к.м.н. Альбрехт Р., доктор горбольницы, Красноярск-Дудинка; к.т.н. Госманн В., техник экспедиции Гипроречтранса, Дудинка-Новосибирск; и я, к.т.н., доцент МЭИ Петри Л., бригадир рыболовецкой бригады, Усть-Хантайка, Москва. Гибельные условия, все признаки которых описаны, власти допустили при так называемом «освоении» женщинами, подростками, детьми и стариками Крайнего Севера, когда произошёл буквально мор людей. В 1942-1944 годах был его пик , когда местная власть (читай архивы) через расселение части спецпоселенцев на голых необжитых местах по берегам Енисея с помощью природы «теряла» на Таймыре «лишних» людей. В последующие годы благодаря в основном снижения численности населения Таймырское народное хозяйство было уже в какой-то степени способно обеспечить людей рабочими местами, жизнь на станках стала стабилизироваться, потеряв до этого порядка 70 % завезённых на Север спецпоселенцев, т.е. 6400 жизней. Справедливости ради следует отметить, что отношения к спецпоселенцам во многом в те годы зависели от местной администрации колхозов, рыбзаводов, комендантов спецкомендатур НКВД и т.п., руководители которой имели разный уровень воспитанности, квалификации, руководящей способности, наличие или отсутствие карьеризма на своём посту. В приведённых в книге свидетельствах названы многие должностные лица, которые соответствуют разным характеристикам, например, Финк Генрих сообщает о совершенно бездарном не квалифицированном в Ошмарино председателе колхоза Демидове, единственная цель которого была поймать рыбака, унёсшего домой рыбу и подать на него в суд; Левин Лох свидетельствует об издевательствах над спецпоселенцами со стороны работников НКВД Аносова, Карманова и Неллина, которые в Усть-Портовской округе требовали от людей отказа от возврата на Волгу и отбирали документы об оставленном в АССР НП имуществе и скоте; Шерер Ирма сообщает о плохом, не нормальном человеческом отношении к рыбакам и детям в Никольском уполномоченного Дудинского райкома КПСС Энгельсона и председателя Дудинского райисполкома Микова. О деятеле Микове и я отметил, что при выгрузке мешков с мукой из плашкоута в Усть-Хантайке он наградил нас: «шевелитесь - фашисты». Но тут же Шерер Ирма не пропускает отметить своего доброго бригадира Алексея Верещагина, который всегда защищал рыбаков от чрезмерного напрасного и опасного в шторм труда, по человечески относился к людям. Любимова (Грош) Ирма с горечью сообщает, что в Потапово комендант спецкомендатуры Лосев без всяких на то оснований не разрешил ей выезд из Усть-Хантайки на учёбу в вечернюю школу в Дудинку. А Ваккер (Гинц) Бригитта сообщает вообще о распоясавшемся коменданте, который в Усть-Хантайке при каждой месячной отметке грозил: «Вы здесь навечно... При побеге - расстрел». Такова была в те годы действительность, окружавшая спецпоселенцев. Но, повторяю, не все видели в нас «вражеских» людей. Не могу забыть доброго человека инструктора Дудинского рыбзавода Болина, заместителя директора МРС в Потапово Миргунова, председателя Потаповского рыбкоопа образованного Бадера, секретаря партбюро Воронцовского рыбкоопа Некрасову, спасшей от голодной смерти несколько десятков людей в Орловке, председателя Усть-Енисейского райисполкома Кобзева, который дал распоряжение об авансировании продуктами людей в Орловке, управляющего Таймыргосрыбтреста Ершова, распорядившийся в Усть-Хантайке о выдаче голодающим по карточкам рыбы сданной рыбаками на РПП. И таких положительных жестов от местных работников в нашу сторону было много, гораздо больше чем отрицательных, шедших в основном от недалёких людей случайно «попавших во власть».

Данная книга позволяет в какой-то степени закрыть «белые пятна» описываемых событий. Она написана на основании свидетельских и архивных материалов, благодаря которым удалось установить «формулу» причины таймырской трагедии-«лишние люди». Кто виноват в том, что на Таймыр была собрана лишняя рабсила, состоящая только из женщин, подростков, детей и стариков? В этой трагедии виноваты те деятели партии и правительства, кто подписывал относящиеся к таймырцам Указы ПВС СССР, Постановления ГКО и СНК СССР, Приказы НКВД СССР, Распоряжения СНК СССР и местная в Сибири власть (военкоматы, спецкомендатуры НКВД, под общей эгидой Крайкома, Обкомов и местных райкомов ВКП(б) и райисполкомов). Список этих документов Правительственных органов, как примеры, приведён выше.

Как сложились судьбы тех людей, с которыми в июне 1942 года мы сошли на Усть-Хантайский берег? Это были 105 человек. Старшее поколение, т.е. родители той молодёжи, на Таймыре или позже в Средней Азии и в России полностью вымерло. Второе поколение, к которому относимся и мы, ещё частично здравствует, продолжая жить на Таймыре, или переехало в Германию. Нам известно, что уже скончались рыбаки нашей бригады Торвалд Гинц и его сестра Бригитта Ваккер (Гинц), а её муж Александр Ваккер с дочерью Эльзой Штумпф (Ваккер) проживают в Дудинке, другая же их дочь Лиля Кох (Ваккер) с мужем Владимиром Кох с их сыновьями фермером Константином и Николаем - в Потапово Дудинского района ведут в условиях Крайнего Севера большое домашнее хозяйство: 2 коровы, тёлка, бык, 2 свиньи, 100 кур, снегоход «Буран», моторные лодки, сенокосилку и лицензию на участок берега Енисея для рыбной ловли. Также в Дудинке проживают: председатель окружного немецкого общества «Возрождение» Валентина Бельман, активист этого общества и организатор окружного немецкого хора Ирма Шерер, прибывшая в 1942 году на станок Ситково, рыболовецкий бригадир Анна Гроо скончалась, а её сестра живёт в Германии, скончались первая председатель колхоза «Северный путь» Эмилия Эрдман и её сестра Мария (в 2006 году), рыболовецкий бригадир Элеонора Йорг северным морским путём выехала на Дальний Восток, Александр Маурер, Виктория Роппельд и Эля Шотт (Гаун) - в Германии, Юрий Янкович-в Латвии, нет в живых его сестры Руты (2006, Рига) и их матери и нашего врача Наталии Викторовны Янкович, которая похоронена в Риге.

Мы, бывшие репрессированные жители станка Усть-Хантайка Александр Ваккер, Лев и Виктория Петри приняли решение установить металлический крест с надписью на плате:

«Здесь в Усть-Хантайке лежат 270 немцев Поволжья и Ленинграда, латышей, эстонцев, финнов, погибшие в 1942-1944 годы от непосильного труда , холода, голода, цинги. ВЕЧНАЯ ИМ ПАМЯТЬ.
Ваккер, Петри, 2005.»

Фирма «Kramer-Schuster» в Гамбурге, выполнившая на нержавеющей стальной плате эту надпись, взяла на себя 33% стоимости заказа. Большое спасибо германской фирме за проявленную к немцам из России солидарность.

Свершилось в Усть-Хантайке долгое пожелание её бывших жителей «выпуска» 1942 года об установке знака памяти невинным жертвам сталинского режима. Крест металлический высотой 10 м, к которому приварена плата из нержавеющей стали с вышеуказанным текстом. Красная окраска креста на высоком крутом берегу Енисея символизируется с другим красным крестом высотой 12 м с выложенными на береговом уклоне канала белыми камнями годами: «1932-1937», установленным на 1-м километре 128 километрового канала Москва- Волга им. Москвы. Этот крест установлен в начале 2000-х годов в память о многих десятках тысячах, в том числе и немцев, погибших при его строительстве, репрессированных строителях в 1932-1937 годах. Оба креста являются символами-памятниками, т.к. не стоят на могилах погибших людей, а на видных местах. В Усть-Хантайке крест установлен в июне 2006 года на расстоянии 70 м от братской могилы, являясь также памятником. Установка же креста на братской могиле, на наш взгляд, сейчас недопустима, т.к. при земляной работе нарушился бы покой останков людей и крест со стороны реки был бы не виден с проплывающих судов. Сейчас он чётко выделяется на фоне голубого неба, т.к. стоит на Енисее, как и другой на Волге на высоте открытого чистого не заросшего берега. Крест смонтировали в Потапово, и на 2-х лодках доставили в Усть-Хантайку (70 км), установили и закрепили металлическую конструкцию креста с текстовой платой, бывший рыбак «Петринской бригады», Александр Егорович Ваккер с тремя помощниками: зятем Владимиром Артуровичем Кохом и внуками Николаем и Константином Кох. Поминальный у братской могилы с высокого качества рыбной ухой обед приготовила Наташа Кох (супруга Константина), которая вместе с мужем также провели на суше, на берегу и с реки удачные фотосъёмки установки креста и текстовой платы. Работу по заказу обработки фотоматериалов в лаборатории 30 снимков в 3-х экземплярах в матовом и глянцевом исполнении выполнила Эльза Штумпф (дочь А.Ваккер). Таким образом, всю эту тяжёлую и большую работу выполнили одни родственники 3-х фамилий: Ваккер, Кох и Штумпф. На участие в 2006 году установке креста в Усть-Хантайке администрация Дудинки по возрастной причине мне во въезде отказала. Было очень обидно, что я не смог в последний раз побывать на месте начавшейся 17 декабря 1943 г. у нас с Витенькой любви, взять на память кусочек земли Таймыра, оказать моим друзьям помощь в установке и монтаже креста. Мне было лишь очень приятно, что соорудили крест бывшие члены моей («Петринской») рыболовецкой бригады двух поколений. От имени всех читателей данной книги выразим общую признательность и благодарность названным патриотам Таймыра за то, что этим КРЕСТОМ они поставили на въезде на Таймыр (ведь Усть-Хантайка стоит на 1-м его километре) «Памятник» на Енисее всем безвинно погибшим (6,4 тыс. чел.) на этом полуострове в 1942-1948 годы аналогично КРЕСТУ, стоящему «Памятником» тоже на 1-м километре канала «Москва-Волга», но только на другой Великой реке – Волге погибшим (75 тыс. чел.) в 1932-1937 годы. Поэтому, установленный ими Енисейский крест мы, Таймырцы, в праве считать его общим Памятником, как и на Волге, не только относящийся к погибшим в Усть-Хантайке (270 чел.), но и как памятный ЗНАК погибших на Енисейско-таймырском побережье в целом (6,4 тыс. чел.).

Оба креста в разные периоды советской власти символизируют одно и тоже событие в стране - сталинский беспредел. Бывший посёлок Усть-Хантайка со многими выстроенными спецпоселенцами постройками и домами теперь не существует, вся его территория голая, заросшая за полвека деревьями и кустарником, осталось только в памяти людей и на географических картах МЕСТО с его названием.

Теперь, когда стоит памятный крест необходимо лишь, чтобы название места даже не существующего станка «Усть-Хантайка» - сохранилось.

Но вернёмся на родную Волгу. Какие пункты в период советской власти в жизни немцев Поволжья являлись типичными? Назовём их в первом приближении: армейская служба (до 1941года), голод, холера, НЭП, раскулачивание, ссылка, аресты, расстрелы, реабилитации, переселение, спецкомендатуры, трудовые колонны НКВД, разделение семей, врождённый страх, широкое по стране школьное, среднее и высшее образование, работа по специальности и в сельском хозяйстве, не справедливое отношение к российским немцам, лишение автономии, нация без перспективы. Все названные пункты пережила и наша семья, начиная с до переворота в 1917 году и до 1994 года.

Семья это самая первая ячейка государства, по её пережитым пунктам можно оценивать политику, проводимую властью по отношению к своим подданным. В данном случае наша семья Петри может служить примером. В книге до мелочей описаны многие из названных пунктов, например, невинные с клеветой аресты мамы в Потапово и мой в Усть-Хантайке оба в 1944 году и расстрелы папы в Астрахани и дяди Коли в Москве оба в 1938 году и дяди Карла в Москве в 1941году, преступление в 1942 году И. Чашко в Сталинграде, «теории» строительства дачи и бани и др. В итоге нас воспитала власть до уровня собственного отвержения, до обиды за державу и, наконец, - до выезда из неё в Германию. Но выезд не означает полный разрыв связей с родными местами и оставшимися людьми. Наше уходящее поколение только открыло дорогу на Запад следующему, имея при этом ввиду, что в России, как показывает история, перспективы для немцев нет. В «Московской немецкой газете» Лилия Фишер очень удачно и правильно выразила мысли немцев из России словами Х.Франка, труженика сталинских лагерей, уроженца села Бальцер на Волге лучше не скажешь: «Обращаюсь к семьям российских немцев: собирайте свою историю, записывайте рассказы стариков, храните фотографии. Рано или поздно появятся серьёзные историки, литераторы, кинематографы, которые восстановят нашу историю». Ведь это правильные слова! Данная книга в какой-то степени является примером ответа на этот призыв, раскрыв «белое пятно» судьбы народов многих национальностей в 40-е годы на Таймыре.

Для завершения заключения книги наилучший, пожалуй, способ обобщения написанного - это использование схемного представления пунктов текста. Поэтому Таймырский трагизм, что является основным пунктом текста книги, в целом наиболее доходчиво можно показать путём общей схемы пребывания спецпоселенцев там с 1942 года по настоящее время, которая позволяет читателю более наглядно визуально представить весь «технологический» процесс сотворённой властью гибель людей на Крайнем Севере. Схема состоит из следующих пунктов:

1.Предпосылки в 1941-1942 годах к гибельным условиям.
1-1. Первая депортация из Европы в Сибирь-сентябрь 1941 года.
1-2. Сибирь отвергает советских немцев - сентябрь 1941-август 1942 года.
1-3. Вторая депортация сов. немцев из Сибири на Таймыр-май-сентябрь 1942 года.
2.Гибельные условия-1942-1944 годы.
3.Выезд с Таймыра - июль 1948-1956 год.
3-1. По вербовке на остров Сахалин-июль-сентябрь 1948 года.
3-2. По вызовам в индивидуальном порядке-1950-1956 годы.
4.Выжившие и оставшиеся постоянно жить на Таймыре-1942-до настоящего времени.

1-1. Совершенно очевидно, что для того чтобы могли возникнуть гибельные условия, должны были быть предварительно созданы соответствующие условия для его возникновения, т.е. должны быть созданы предпосылки, которыми в тех условиях явились следующие: первым репрессивным шагом власти, на основании Указа ПВС СССР от 28 августа 1941 года, явилась депортация всего немецкого населения из Европейской части страны в Сибирь. Документы об этом см. во «Введении» текста книги.

1-2. С приездом в сибирские без достаточного жилья, бедные сёла и слабые колхозы многих сотен тысяч людей у местного населения не вызвало восторга, а наоборот - появилось массовое недовольство, т.к. сразу по приезду ещё осенью 1941 года возникли трудности на местах с трудоустройством и питанием. Ведь местные жители в основном жили за счёт огородов, которых у советских немцев не было. Местные партийные и хозяйственные органы образовали устойчивое общественное мнение о лишних приезжих людях да ещё к тому же немцах - вражеской национальности, от которых следует освободить местные сёла, деревни и посёлки, что явилось второй предпосылкой к гибельным условиям. Об этом подробно в своём 32-м свидетельстве сообщает Ю.Янкович. Основание: решения местных партийных, хозяйственных и военных органов о призыве части переселённых людей на Крайний Север.

1-3. Вторая в течение одного года депортация в июне-сентябре 1942 года советских немцев из Сибири на Таймыр, которая является третьей предпосылкой к гибельным условиям и подробно описана в тексте книги. Основание: Постановление СНК СССР от 6 января 1942 года. Можно только предполагать, что это Постановление Центра явилось результатом «подсказки партийных деятелей-сибиряков».

2.Гибельные условия-1942-1944 годы, описаны в тексте книги.

3.Выезд с Таймыра-июль 1948-1956 годы.

3-1.Выезд по «вербовке», проводившейся спецкомендатурой НКВД среди советских немцев летом 1948 года. «Вербовали» не всех желающих, а только из числа «лучших рыбаков». Тогда с Таймыра вынуждены были выехать около 250 человек.

3-2.В 50-е годы начался в индивидуальном порядке выезд семей по вызовам родственников на юг Красноярского края, в Среднюю Азию и западную Сибирь. Возврат на Волгу был полностью запрещён. В связи с массовым выездом людей станки и посёлки по берегам Енисея стали пустеть и к 60-м годам некоторые полностью обезлюдили. Например, постройки Усть-Хантайки были разобраны и сплавлены по Енисею в пос. Потапово. Сейчас Усть-Хантайка вся заросла лесом и кустарником, сохранив только братскую могилу, где лежат 270 (70% от числа прибывших), погибшие от непосильного труда, голода, холода и цинги немцев Поволжья и Ленинграда, латышей, эстонцев и финнов. Вечная им память. Только крест на берегу Усть-Хантайки является символом о прошедших здесь гибельных условиях.

4.Выжившие и оставшиеся постоянно жить российские немцы на Таймыре-всего 70 человек, в том числе в Дудинке-54.

Кратко в графическом виде схема пребывания спецпоселенцев на Таймыре в 1942-1944-1956...2006 годы выглядит следующим образом:

СХЕМА ПРЕБЫВАНИЯ
спецпоселенцев на Таймыре в 1942-1944-1956 и до наст. времени.

В итоге всех депортаций, гибельных условий, «вербовки» и выездов в земле Таймыра по расчётной цифре осталось лежать 6400 человек. Такова цена распоряжения СНК СССР № 197 от 6 января 1942 года «О развитии рыбных промыслов в бассейнах рек Сибири и на Дальнем Востоке».

Дай-то Бог, чтобы в России наступило время, когда Красная площадь в Москве будет очищена от большевистских останков.

Находясь под постоянным сильным впечатлением от той боли, которую вызвала у меня кончина Виктории, выше приведённую фразу «о первой ячейке государства» следует несколько перефразировать в сторону наших далёких предков: «Семья это самая первая государева ячейка, которая должна быть счастливой, тогда не будет обидно за Державу (с продолжением от Оли Мартенс),-Берегите своих любимых».

БЫЛО ДВЕ СТРАНЫ

«Время помнить наступило,
Кажется, сегодня мне,
Что у нас с тобою было
Две страны
   в - одной стране.
Первая страна вставала
на виду у всей земли,

Радостно рапортовала!
А вторую вдаль везли
В миг перерубались корни.
Поезд мчался по полям
И у всех, кто есть в вагоне,
«сто шестнадцать пополам»...».

(116/2=58- политическая статья УК).

Этими адресными строками поэта Р.Рождественского, как в зеркале отражается тот беспредельный период существования людей в ГУЛАГовской стране, где цифрой 58 все «рабы» были обеспечены в избытке.(Из книги О.П.Корнеевой и Н.А.Предтеченской «Свеча памяти», 2006). Отзыв на книгу Л.О. и В.Т.Петри, «Немцы Таймыра», Москва, 2006, в газете Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района «Таймыр» от 27 июля 2006 г. № 84 (13254) в статье заведующей отделом истории Таймырского краеведческого музея Н.А.Предтеческой «Немец слов на ветер не бросает». «В Германии не забывают про таймырсккий спецконтингент.». Текст отзыва следующий:

«Недавно в адрес Таймырского окружного краеведческого музея пришла книга «Немцы Таймыра». Её авторы-супруги Лев и Виктория Петри, бывшие спецпоселенцы с 1941 года. В 1942 году они находились на спецпоселении в посёлке Усть-Хантайка Дудинского района. Книга вышла в Москве тиражом 1000 экземпляров, и посвящена она российским немцам, которые в 1942 году были сосланы на Таймыр. В книге содержатся документальные свидетельства очевидцев-авторов книги, а также других участников событий тех лет. На примере отдельных семей предстаёт трагическая судьба немцев, латышей, финнов, воспроизводятся картины быта и жизни спецпоселенцев военного и послевоенного времени. Летом 2002 года, спустя шестьдесят лет после трагических событий, Лев и Виктория Петри приехали на Таймыр из Германии. Здесь они встретились с бывшими спецпоселенцами, друзьями по ссылке. Впечатления от встреч с людьми, с местами, где было всё - горе, смерть, отчаяние и первая юношеская любовь, а также напутствие друзей написать обо всём, что с ними произошло, заставили Льва Петри по возвращению в Гамбург обратиться через газету «Heimat» к бывшим таймырцам, проживающим в Германии. В ответ стали приходить письма-воспоминания, которые публиковались на страницах немецкой газеты «Heimat». Кстати публиковались там же и музейные материалы о спецпоселенцах из «Музейного вестника» (№ 1, 2000 г.), который таймырские музейщики подарили гостям, когда они посетили окружной краеведческий музей. Прошло несколько лет. За это время умерла друг, помощник и соавтор книги, Виктория Теодоровна Петри (Вальтер). Лев Оттович Петри выполнил своё обещание, данное таймырским друзьям при прощании. Новая книга дополняет новыми сведениями то, что мы успели узнать из архивов, публикаций средствах массовой информации, хотя многие страницы этой трагедии до сих пор остаются закрытыми. До сих пор не известно количество погибших и точное число завезённых сюда спецпоселенцев. Лев Петри полагает, что на Таймыр их было завезено в три-три с половиной раза больше, чем это было необходимо для выполнения планов рыбодобычи в годы войны, отсюда и высокая смертность спецконтингента от голода в том числе.

Автор книги Лев Петри родился 10 августа 1926 года в городе Балаково Саратовской области в немецкой семье. Он - ровестник Левина Левиновича Лоха, почётного гражданина Таймыра. Лев Петри с матерью покинули Таймыр в 1948 году. Ему удалось получить образование, в 1967году в Моковском энергетическом институте защитил диссертацию, став кандидатом технических наук, доцентом, и до выхода на пенсию тридцать два года работал, на преподавательской работе и научным руководителем аспирантуры (7 аспирантов) в том же институте в Москве. В Германию переехал с семьёй в 1994 году. Является членом правления немецкой ассоциации выпускников и друзей МГУ имени М.В.Ломоносова (Берлин)».

Глубоко признателен Нине Анатольевне Предтеченской за добрый отзыв на нашу книгу.

В заключении хотим выразить всем благодарность тем, кто прислал нам свидетельские письма. Особо отмечаем редактора издательства «Московская немецкая газета» Г.Г.Мартенса и д.ф.н., профессора РАГС Т.Иларионову, стараниями, помощью и поддержкой которых выходит эта книга. Выражаем также глубокую признательность и благодарность своим внукам-студентам университетов в Braunschweig и в Hamburg-Юлии Hilpert (Петри) и Николаю Петри, проведшие сложные компьютерные решения, своим словом и делом ускорили выход книги в свет и в срок.

Фотоматериалы (Здесь поместить)

Литература.

1.«Музейный вестник Таймырского краеведческого музея. Выпуск 1», 2001, Дудинка.
2.«Дудинка» общественно – политический журнал № 1,2, 2002, Дудинка.
3.«История российских немцев в документах (1763-1992), Международный институт гуманитарных программ. 1993, Москва.
4.А.А.Герман «История республики немцев Поволжья», «Готика», 1996. Москва.
5.Н.Сикорский «О научных открытиях на Таймыре в ХХ веке», журнал «Дудинка» № 8,9, 2002, Дудинка.
6.Г.Якушкин, В. Павлов, Э.Якубенко «Таймыр край удивительный», Изд. «Советская Россия», 1976, Москва.
7.Н.Н.Урванцев, «Открытие Норильска», Изд. «наука», Москва, 1981
8. Журнал «Volk auf dem Weg» №11, ноябрь, 2005, Штутгарт.
9.Газета «Heimat-Родина» № 3-6, март-июнь 2003; № 10, 12 окт.,дек., 2006, Böblingen.
10.«Московская немецкая газета» № 19, 21, 7 (168, 170, 182) сентябрь, октябрь, 2005,апрель, 2006, Москва.
11.Газета «Земляки» № 3,12 (25,118),март, декабрь, 1998, 2005, Kalletal. 12.Журнал «Огонёк» № 26, 1997, Москва.
12.Lomonossow DAMU-Hefte, Nr.1/2003, 2/2004, Berlin.
13Л.О.Петри, Е.В.Долбилина «К вопросу измерения напряжённости электрического поля в замкнутом пространстве» Тр./Моск. Энерг. Ин-та, вып. 580, Москва.
14.Газета Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района «Таймыр» 31января 2005, 19 июля 2006, Дудинка.
15. Газета Мурманского морского пароходства «Арктическая звезда», № 2, февраль, 2006, Мурманск.
16.Газета Норильского промышленного района «Заполярная правда», № 55 (12886)
4 апреля, № 57-58 (12889) 9 апреля, № 61(12892) 12 апреля, 2003, Норильск.
17.А.М.Пашков, И.Л. Подпечников, «Сахалинская областная Книга Памяти», Том 15, «Возвращённые имена-жертвы политических репрессий», 2004, Южно-Сахалинск.
18.D. Wierling (Hrsg), «Heimat finden», Körber-Stiftung, 2004, Hamburg.
19.А.П. Чехов, «Собрание сочинений. Остров Сахалин. Из Сибири. Записные книжки. Дневники. Том 11. Издательство «Правда», 1950, Москва.György Dalos, «Die Reise nach 20.Sachalin», Auf den Spuren von Anton Tschechow. Luropäische Verlagsanstalt/Rotbuch Verlag, 2001, Hamburg.
21.«Зона», стихи, Пермское книжное издательство, 1990, Пермь.
22.Георгий Кононович, «Законы моря», Мурманское морское пароходство, 1996, Мурманск.
23.А.М. Пашков, «Библиографический указатель», изд. «Лукоморье», 2006 г., Южно-Сахалинск.
24.О.П.Корнеева, Н.А.Предтеченская, «Свеча памяти», Таймыр в годы репрессий, воспоминания. 2006, Дудинка.
25.П.Хлебников «Крестный отец Кремля Борис Березовский или История разграбления России», «Детектив-пресс», 2001, Москва.
26.Виктор Суворов «Тень победы», «Сталкер», 2003, г.Донецк.
27.Леонид Млечин «Смерть Сталина», «Центрполиграф», 2003, Москва.
28.В.Н.Войнович «Анти-советский Советский Союз», «Материк», 2002, Москва.
29. «Московская старина», «Правда», 1989, Москва.
30.А.Приставкин «Обожжённые зоной», АСТ, 2001, Москва.
31.И.Бунич, «Быль беспредела», «Облик», 1995, Санкт-Петербург.
32.Герхард Вольтер «Зона полного покоя», В.Вебер Ферлаг,2004, Аугсбург.
33.«Таймырские чтения-2010», часть 1, часть 2, сборник докладов,2010, Норильск.

Многочисленные благодарственные телефонные звонки и письма читателей сообщают, что благодаря разносторонней информации в книге первого издания многим удалось найти в Дудинке, Красноярске, Ганновере и в Германии своих друзей, установить прежнюю связь. Делая ставку на читателей не одного поколения, мы во втором издании книги этот «информационный голод» спецпоселенцев из России решили несколько удовлетворить, поступившей к нам новой информации для разных возрастов и интересов.

Л.О.Петри, В.Т.Петри, октябрь, 2006, Гамбург.

 

На оглавление На предыдущую На следующую


На главную страницу