Пояснения по делу Попова Ивана Дадовича, репрессированного в 1937 году, а реабилитированного в 1966 году


Из письма Поповой Ф.Н. в прокуратуру:

«Я, Попова Фекла Нестеровна, рождения 1890 года, села Пировское, Пировского района Красноярского края. Муж мой Попов Иван Дадович по клевете был арестован в 1937 году, за то, якобы, что он участвовал в карательном отряде во время колчаковщины и расстреливал красных партизан.

Муж во время ареста работал бригадиром старательской бригады на прииске Викторовский Северо-Енисейского района, Красноярского края, арестован был прямо на работе (в это время он находился в шурфе на глубине 15-18 м). Во время ареста был произведен в квартире тщательный обыск. Все фотографии, на которых был он сфотографирован, были изъяты.

После ареста так и не вернулся. Умер в спецлагере на р.Вятка. Умер и как будто бы делу конец. Но ведь у меня 6-ро детей: 4 сына и 2 дочери. Ефим, Петр и Павел - участники Великой Отечественной войны. Все трое были на фронте ранены, имеют правительственные награды. Вот поэтому прошу Вас пересмотреть дело моего мужа со всей серьезностью, да не так как оно рассматривалось до этого, когда верили разным слышаниям, а в суть дела не вникали. Делали так, лишь бы очернить человека.

Я хочу ввести Вас в курс дела, из-за чего все это началось. В 1908 году меня сватал замуж Попов Александр Максимович, который являлся односельчанином моего мужа Попова И.Д. В этом я ему отказала и вышла замуж за Попова И.Д. И тогда Попов А.М. всячески старался нарушить нашу семейную жизнь. Он так и сказал мне, что я всю жизнь буду помнить его.

И вот началась гражданская война. По Сибири проходил Колчак и муж мой был мобилизован Колчаком, как и многие другие. Еще не окончилась гражданская война, но дело уже близилось к взятию окончательно власти Советами. Муж мой в это время был дома.

И вот примерно в Октябре 1920 года он был арестован. По какой причине, мне в то время было неизвестно. Вскоре за неимением фактов виновности, его освободили...»

«Далее описываю то, как обстояли дела в дальнейшем. После ареста отца, старший его сын, Попов Яков Иванович, от отца отрекся, не желая быть сыном врага народа осужденного по ст.58 (8 лет).

То же самое сделала его дочь, комсомолка Попова Клавдия Ивановна, перед которой были поставлены условия: если не отречется от отца, то её исключат из комсомола».

До ареста отца, как имеющего больную семью, с меня (Попова П.И.) брали в интернате Викторовской школы за питание и проживание 25% от стоимости путевки. А когда отца арестовали, то сразу стали брать все 100% за то, якобы, что я являюсь сыном врага народа и никаких поблажек в чем-либо мне не должно быть.

После ареста отца моих братьев Петра и Ефима из старательской бригады сразу же выгнали. Они вынуждены были пойти работать на производство. Ефиму в то время было 19 лет, а Петру 18 лет. Якову 27 лет, Клавдии 15 лет, Агнии 8 лет, а мне 13 лет....

После того как началась Великая Отечественная война, мы три брата оказались на фронте. После войны все трое стали инвалидами Великой Отечественной войны.

Мать на работу во время войны не принимали по той причине, что является женой врага народа. Ходила по домам дрова пилила, летом сено косила и т.д.

Мать наша, Попова Ф.Н., три раза делала запрос на пересмотр дела её мужа Попова М.Д., однако каждый раз получала отписки такого содержания: «Ваш муж, Попов И.Д., осужден правильно, дело пересмотру не подлежит...»

Что же заставило написать жалобу в Краевой суд по пересмотру дела нашего отца Попова Ивана Дадовича???

Выписки из моего личного дневника:

31 августа 1955 года. На партийном комитете был утвержден членом редколлегии многотиражной заводской газеты «Сталинец». На собрании при виде членов парткома немного заволновался, но потом все прошло.

17 сентября 1955 года. Получил удостоверение внештатного инспектора гостогинспекции по Красноярскому краю.

21 сентября 1955 года. Помаленьку начинает осуществляться моя долгожданная мечта. На общем собрании первичной партийной организации был принят кандидатом в члены КПСС. Осталось пройти еще три стадии: партком, собеседование и бюро партийное... Какая все-таки радость на моей душе. Кандидат в члены КПСС. Я волнуюсь и радуюсь...

23 сентября 1955 года. Трудно будет забыть мне этот день. Только позавчера я так гордился в душе, что буду носить в своем кармане билет кандидата в члены КПСС и вдруг на тебе. Не приняли, потому что отец враг народа и до сих пор не реабилитирован. Эх, отец, отец! Горько мне сейчас, горько. На всю жизнь мы теперь остались детьми врага народа, а наши дети - внуки врага народа. Так понимать надо...

7 декабря 1955 года. ...На вторичном парткоме завода я был принят кандидатом в члены КПСС. Ой, кто бы знал какая у меня радость на душе.

14 декабря 1955 года. Ну, вот и всё. Вот и сказке конец, как бывало говаривала моя бабушка. На бюро райкома по рекомендации бывшего секретаря кандидатом в члены КПСС утвержден не был. Причина: карьерист - слишком много выполняю общественных нагрузок. Летун. В 1947 году сумел поработать: инспектором Тасеевского раймаслопрома, старателем, чертежником и вот сейчас умудрился устроиться на з-д им.К.Е.Ворошилова. Успел уже окончить техникум. Однако отец до сих пор не реабилитирован. Как был врагом народа, так и остается им.

На этом вся эпопея у меня быть в рядах КПСС закончилась. Я дал себе слово не лезть в неё, пока эта сволочь будет у руля райкома партии.

В конце пятидесятых годов работники КГБ, пользуясь случаем того, что мой отец не реабилитирован, решили из меня сделать своего стукача. Вызывают как-то в одну из комнат отдела кадров и заявляют:

- Павел Иванович, ваш отец до сих пор не реабилитирован, а работаете вы на каком предприятии, прекрасно знаете. Мы с неба звёзд не ловим, сами должны это знать. Нам постоянно помогают, многого от вас не требуется, напишите, что добровольно согласны у нас сотрудничать.

- Как это сотрудничать с вами? Ведь у меня отец враг народа.

- Вот именно, если будете с нами работать, то будете работать и на заводе. А если нет, то мы вас уволим.

- За что?

- Найдем за что.

- Я должен подумать.

- Думайте, а через недельку в такое же время мы с вами здесь встретимся.

Прошла неделя, на свидание я не пошел. Тогда меня снова вызвали прямо с работы. Боясь того, что действительно могут уволить с работы, я согласился быть стукачом.

Пользы я им никакой не приносил своей работой. Всё думал что отстанут, но не тут-то было. Чтобы избавиться от них, я решил пойти на подготовительные курсы для поступления в институт. Как только поступил, на том свою "карьеру" в органах КГБ и закончил.

Из-за отца не приняли в партию и мою сестру Клавдию. А дело было так. Работала она в те годы в г.Норильске. Была хорошим и вполне грамотным пропагандистом. Вела кружок по изучению истории КПСС. Сменился парторг, где она работала. Однажды спрашивает её:

- Клавдия Ивановна, вы где стоите на партийном учете?

- Я же беспартийная, - ответила она. - Если примете, то я с большим удовольствием вступлю, это давняя моя мечта.

Однако дело обернулось по-другому. Когда узнали, что в дополнение ко всему у неё ещё и отец враг народа, сразу же устранили от работы пропагандиста и чуть не уволили с работы.

После всего этого приезжает она как-то в отпуск, собрались мы все вместе и решили написать письмо с требованием о пересмотре дела нашего отца.

Когда краевые судебные органы занялись делом отца, то было выявлено, что основным аргументом его виновности были то, что, якобы, он в 20-ом году лично расстрелял работника милиции Игнатова Василия. Игнатов Василий в то время жил и здравствовал в Первомайском поселке г.Красноярска. Когда мать обо всем этом узнала, на допрос был вызван Игнатов В. Суду сразу стало понятно, что осужден отец был по чистой клевете. 6-го февраля 1966 года отца реабилитировали.

В адрес матери председателем Красноярского краевого суда А.Рудневым, письмом исх. 44-Y-9С от 9 февраля 1966 года была выслана справка такого содержания:

Справка
Дело по обвинению Попова Ивана Дадовича Президиумом Красноярского краевого суда пересмотрено 5 февраля 1966 года.
Постановление Тройки УНКВД Красноярского края от 25 ноября 1937 года отменено и дело в отношении Попова Ивана Дадовича, до ареста работавшего в бюро старательских работ Северо-Енисейского ЗПУ треста "Ензолото" старателем, производством прекращено.
Попов Иван Дадович реабилитирован.

Через 29 лет правда все же восторжествовала. С данной справки было снято 6 копий, заверены у нотариуса и вручены матерью всем нам, как охранная грамота от тех, для кого мы были вражьими детьми.

Вот так, вместо живого отца мы получили справку, которой должны довольствоваться до скончания своей жизни...

Правильно и делают сейчас, что публикуют материалы о деспотизме "горячо любимого вождя И.В.Сталина".

О Сталине писали и будут писать, правда нужна людям какой бы она тяжелой не была. В мощном фундаменте нашей 70-летней истории проще заменить один-два камня (пусть - глыбы, какой был Сталин), чем подмалёвывать фасад из года в год красивыми лозунгами, делать вид, что все у нас хорошо.

Настало время посмотреть правде в глаза. Вершится суд истории, имя которому – ГЛАСНОСТЬ. Иметь или испить горькую чашу разочарования в низвергнутом с пьедестала «вождя» - необходимо сейчас, пока еще не канули в небытие те, кто прошел Бутырку и Колыму, Вояжель и Соловки.

Правда нужна одинаково всем и тем, что доживают свой век, тем, кому продолжать дело, начатое Октябрём...»

Член КПСС с 1968 года, инвалид Великой Отечественной войны
П.И.Попов


На главную страницу