Письмо М.В.Саломатова


Редактору газеты
"Красноярский комсомолец"

Здравствуйте, уважаемые товарищи!

Я хочу поделиться с Вами тем, что пришлось пережить моему поколению, поколению людей, близкие родственники которых арестованы как "враги народа".

Я родился и вырос в нашем родном Красноярском крае. Детство мое прошло в деревне Сосновка Коростелевского сельсовета Ирбейского района Красноярского края. Учился я в Ирбейской средней школе. Помню, как в 1937 году в класс вошел сотрудник НКВД и арестовал нашего всеми уважаемого директора - Марию Григорьевну Ширяеву. Потом исключили из школы ее сына Олега Ширяева. Так же была арестована и преподаватель немецкого языка Мария Николаевна Рени. А потом к нам пришел завотделом пропаганды райкома партии некто Андриянов и объявил, что они были злейшие враги, и подобных им будут всех уничтожать. И вот все это пришлось мне пережить, как говорится, на собственной шкуре.

В моей маленькой деревне, где проживало всего около сотни жителей, было арестовано 17 человек, из которых не вернулся ни один и в числе которых были мои отец и брат.

В деревне были "активисты" типа Коботько Андрея, его сына тоже Андрея, Ивана Червякова, которые постоянно издевались над нами - семьями арестованных. Непосредственно в деревне Сосновка, там, где больше собиралось народу, или это колхозная контора или молодежная вечерка, они применяли к нам своеобразные моральные и частенько физические пытки. Был такой председатель сельского Совета Бойко. Когда нужно было пойти в магазин в Коростелево, то необходимо было переправиться через реку Кан, так этот председатель ловил людей на пароме, приводил в сельсовет и сутками держал взаперти голодом, нанося физические побои, оскорбляя, как только угодно ему одному.

Зимой я учился, а летом приходилось работать в колхозе на самых тяжёлых работах, как-то: стоговать сено, естественно, вручную вилами, косить вручную косами, отвозить мешки с хлебом от комбайнов - и все это делалось по указанию председателя сельсовета Бойко, под непосредственным "руководством" Коботько и Червякова, а за труд начисляли сотки трудодня, вместе работающие старшие получали в десять раз больше, они открыто возражали руководству, но услышали, что если подобное повторится, то они будут упрятаны, как родные этих "враженков".

Я прошу, извините меня за мою сумбурную писанину но все, что я написал, это правда, и пока жив, хочу, чтобы люди, особенно молодежь, никогда в жизни не испытывали того незаслуженного оскорбления и унижения, которое пришлось пережить лично мне и моим сверстникам. У меня имеются дети, есть внуки, я хочу, чтобы они знали всю правду об этом унизительном времени. Я не мог им об этом десять-пятнадцать лет назад сказать.

Через нашу деревню гнали целые этапы заключенных куда-то в тайгу, за реки Кунгус, Агул, а также много шло этапов через Ирбей, тоже в тайгу, где-то там была "Коха" - лагерь заключенных. Однажды гнали новый этап. Это было летом, "враги народа" не могли идти дальше. Особенно мне запомнился один, которого охранники, или как их метко называли "стрелки", били пинками и прикладами своих винтовок. Этот человек дальше идти уже не мог, и старший начальник приказал своему подчиненному, стрелку по фамилии Ракша, применить оружие. И он у всех у нас на глазах, а мы находились на расстоянии 100-150 метров от этапа, застрелил этого человека, и заключенных погнали дальше. Вечером по указанию председателя сельсовета Бойко труп подобрали и куда-то увезли, но на деревенском кладбище захоронения не было, это мы, детвора, точно знали.

Интересно не только это, но необходимо знать, куда же десятки тысяч заключенных, угнанных через Ирбей, Коростелево и Сосновку в Ирбейскую тайгу, делись. Их обратно не угоняли. Есть предположение, что их постигла судьба томских "врагов народа". Если бы за выяснение этого вопроса взялся наш комсомола надеюсь, что не только мы, ветераны, все пенсионеры, но и наша молодежь оказала бы ему Большое спасибо.

Высылаю Вам фамилии моих земляков-односельчан, пострадавших от культа личности Сталина и его приближенных и прошу Вас сделать все, что бы их имена, честь и совесть сибирского мужика, его преданность, были восстановлены. И память о них была бы воскрешена в документах, которые собирает инициативная группа г.Красноярска, а имена их вписаны в книгу памяти красными буквами. К сожалению, каких-то вещественных доказательств я выслать Вам не могу. Но, к большому счастью, моя мама сохранила фотографии моего отца и брата, они не попали в руки работников НКВД.

Все, о чем я написал вам, дорогие товарищи, это все правда. Прошу только понять: письмо мною написано в состоянии человека, который лично сам все это пережил и не мог спокойно, без ошибок грамматики все изложить.

Я обратился к вам, ребята, потому что думаю и надеюсь - нужно это знать и помнить молодежи, нашему комсомолу. Ведь вам, молодым, строить новое общество и не сходить с ленинского пути. В.И.Ленин, его соратники избрали правильный, единственно верный путь построения бесклассового общества на земле. Я был всю жизнь верен Ленину, нашему народу и считаю, что мы жизнь прожили не зря.

Если можете, то опубликуйте мои мысли в Вашей газете. Это Вам написал ветеран войны и труда, член партии с 1949 года.

8 июня 1989 года
Красноярск,

Саломатов М.В.


На главную страницу