Иван Афанасьевич Семенов. Воспоминания


Я родился и проживал в деревне Верхняя Кежма (Мозговая) Кежемского района Красноярского края. Было в нашей деревне дворов сто или чуть больше. Когда в марте 1930 года началось раскулачивание, у нас раскулачили 13 семей:

  1. Антипин Калина,
  2. Косолапов Матвей Наумович,
  3. Косолапов Алексей Наумович,
  4. Парфенов Семен Васильевич (умер на лесозаготовках),
  5. Парфенов Касьян Васильевич,
  6. Парфенов Иван Евстигнеевич,
  7. Панов Григорий Ильич,
  8. Панов Николай Васильевич,
  9. Попов Дмитрий Васильевич,
  10. Попов Лаврентий Дмитриевич (вскоре умер),
  11. Семенов Семен Семенович (лет 50, вскоре умер),
  12. Семенов Афанасий Семенович (лет 45, вскоре умер),
  13. Ядрихин Аким Васильевич.

Возраст глав семей - в пределе 40-50 лет.

Решение о раскулачивании принимали, видимо, активисты с представителями районных властей. Затем шли по домам. Заходят два человека, спрашивают: "Где глава семьи?" В ответ: "Я.". Ему говорят: "Вам предстоит освободить квартиру". Из дома выселяли, скот уводили. Забирали крупные вещи: дохи, половики. Люди были растеряны. Шли на квартиры, если находили. Две наши семьи, Семеновы, перешли к бедняку деду Никифору Захряпину.

Дней через 15 приготовили нам выезд: из наших же конфискованных лошадей дали на каждую семью по одной хорошей лошади. А потом, на месте поселения, этих лошадей свели на конных двор леспромхоза.

Вывезли нас за 130 километров от Мозговой - на берег реки Ангары, близ скалы Косой Бык. Выгрузились в поле, у сосны. Развели костры. Мужчины стали валить деревья и рубить барак, который был готов через два или три дня. В бараке соорудили трехъярусные нары; отапливались железными печками, было сыро, с бревен текло.

В эти места на Косой Бык пригоняли людей отовсюду. Помню семью ЗАБРОДИНЫХ из Канска, у них в Канске был конный завод; я хорошо помню сына - Ивана Кирилловича Забродина. Ещё из Канска был ДОСТАВАЛОВ, у него близ Канска были поля, а сами они жили в городе. Были люди из Ирбейского района, из Тасеевского - ГУК Даниил, две семьи с Алтая, Рубцовский район - ЖВАКИН Андрей, БАРСКИЙ Семен, люди с Якутии, Забайкалья. Здесь были люди разных национальностей: буряты, чуваши, татары, мордва.

Пункт комендатуры, до 10 человек, был в деревне Дворец. Первый комендант Мартынов и его помощники Мирошниченко и Матвиенко около года пугали людей, вели себя как разбойники: неожиданно появлялись верхом на лошадях, с хлыстами, стреляли; если видели золотые украшения на людях, издеваясь, отнимали. Когда приехал новый руководитель Козлов, этот пункт комендатуры через какое-то время закрыли, предварительно распустив прежний многочисленный его состав. У нас на Косом Быке был участковый милиционер. По баракам назначались старосты, с них спрашивали, чтобы никто не сбежал.

Поставили бараков 10, потом стали ставить дома, разбили улицы. И поселение назвали - поселок Косой Бык.

Молодых и здоровых мужчин сразу же по прибытию привлекли к одному предприятию - к леспромхозу. Одновременно организовали колхоз, его начинали женщины, старики и подростки. Корчевали сосновые леса - почвы там были плодородные. На корчевание леса выходили все: и женщины, и дети. Валили вековые деревья: обкапывали корни, залезали на дерево, привязывали к стволу веревку, за которую дерево раскачивали, и валили. Машины для корчевания (трактор с подвесным приспособлением - "клыками") появились после войны. На новых землях сначала высевали рожь, старики говорили - чтобы земля родила. Для лошадей сеяли овес, но в основном выращивали пшеницу - сильная была пшеница.

"Кулаки" - народ трудолюбивый и колхоз стал очень богатый, назвали его "Путь к коммунизму". Первый председателем колхоза был Толстобров Николай, откуда-то из-под Красноярска, их называли - "Актовые".

Школу в поселке построили сразу. Года 2-3 было до 4-х классов, потом стала семилетка. Когда первая школа сгорела, построили другую. Принимали в школу без ограничения, по желанию.

Через пять лет после высылки, с 1935 года, стали принимать участие в голосовании. С 1936 года выдавали паспорта тем, кто уезжал в другой район. В основном переезжали молодые ребята, старики обосновались здесь окончательно.

Леспромхоз посылал на учебу в Енисейск - на курсы трактористов, мотористов и другие. Я закончил в 1936 году Кежемскую семилетнюю школу (в то время в Косом Быку семи классов еще не было), а в 1948 году закончил в г.Енисейске курсы рулевых-мотористов.

В 1936 году стали организовываться комсомольские ячейки, приезжали с районного центра и принимали в комсомол.

Жизнь налаживалась. Но в марте 1936 года начались аресты, шли они по всем деревушкам. Забирали ночью. Я в это время был в деревне Окуневке. Из наших, высланных с Мозговой, были арестованы:

никто из них не вернулся живым.

 

Со слов Семенова Ивана Афанасьевича   записала Дзюба К.А.,
общество "Мемориал",  г.Красноярск.
31 марта 1990 года


На главную страницу