Мартына Миколаюв: Судьба семьи моего дедушки Юзефа Корчиньского


Юзеф Корчиньски

Я решила описать судьбу моего дедушки, Юзефа, сосланного в Сибирь на спецпоселение, потому что эта ссылка повлияла на его минувшую и настоящую жизнь. Кроме того я хотела узнать больше фактов из жизни моих предков. Я увлекаюсь историей, особенно историей Польши, и узнала много исторических фактов, связанных с многими патриотическими деятелями Польши. Думаю, что семья дедушки тоже заслуживает на память и уважение, хотя бы только потому, что была сослана на каторгу в Сибирь и шесть лет ссылки сумела прожить. Эта работа сохранит о них память, ибо о судьбах обыкновенных людей пишут редко, а то и вовсе не вспоминают. О великих личностях пишут книги, ставят фильмы. А, на что могут рассчитывать тысячи обыкновенных граждан- сосланцев ? Эта работа сохранит их имена от забвения и обогатит семейный архив, который в будущем будет звеном традиции, которую передадут, как ценное сокровище, потомкам, которые будут спрашивать о прошлом своих предков. Когда я была моложе, я очень мало знала о судьбе и происхождению моих предков.. Только теперь мой дедушка, Юзеф, рассказал мне как это было...

Мой прапрадедушка родился в 1880 году, его фамилия Корчиньски Павел, он со своей женой, Агнешкой, занимался сельским хозяйством в деревне Тарасувка вблизи Збаража. Он поехал в Америку за хлебом и уже не вернулся. Вероятно заболел гриппом, испанкой, которая угробила миллионы жертв. Его могила является одной из многих забытых за океаном. Только некоторые члены семьи навестили её. Его жена, Агнешка, осталась с шестью детьми, которых сама воспитывала. Из деревни Тарасувка она переселилась в деревню Весолувка возле Тарнополя, вероятно там купила землю. И оттуда была в 1940 году депортирована в Сибирь. В Польшу вернулась после шести лет.

Одним из сыновей Агнешки и Павла был мой прадедушка Ян Корчиньски, который родился 15 апреля 1907 года в деревне Тарасувка. Когда ему было 20 лет, он прибыл в деревню Тарвсувка и купил здесь землю, женился на прабабушке Марии, которая жила в соседней деревне Настасув. Потом построил дом для своей семьи, отбыл военную службу в чине канонира и вернулся к семье. Самым старшим сыном Яна и Марии был мой дедушка, Юзеф, который родился в 1929 году. В следующем году родился Зыгмунт, потом Чеслав и дочь Аделя. В Сибири родился сын Казимеж.

Прадедушка занимался сельским хозяйством, у него была пасека, прекрасный сад. Кроме того он занимался коневодством. Из воспоминании дедушки я узнала, его многие приключения и проказы, в которых он принимал участие, когда был маленьким ребёнком. Эти забавные рассказы я пропущу, о них можно бы написать отдельный рассказ.

Когда дедушке было 10 лет вспыхнула Вторая мировая война. То, что наступило после трудно себе вообразить, а тем более писать. Этот рассказ произвёл на меня огромное впечатление. Морозной ночью с 9 на 10 февраля 1940 года, когда все спали, началась самая большая трагедия. Глухие, равномерные, удары в дверь разбудили в 3 часа ночи спящую семью. В первый момент казалось, что это украинцы напали на польский дом. Прадедушка, Ян, хотел защищаться, но когда услышал русские крики :- Открывай!- открыл дверь. Дедушка вспоминает, что его братья плакали от страха, когда солдаты вторгнулись в комнату. По их приказу в очень короткое время, надо было собраться, взяв только наиболее необходимые вещи. На команду : -Собирайтесь! Прадедушка упаковывал в тюки и мешки перины, подушки, одежду, обувь и пищу для себя и тройки детей. Они умоляли, чтобы позволили взять с собой 8-летнюю дочь, которая пребывала в соседней деревне у своей крестной матери. Солдаты были безжалостны. Сестра, Аделя, осталась, однако не миновала ссылки. В Польшу вернулась после долгого скитания из Комсомольска лишь в 1959 году.

Семьи с маленькими детьми ехали на санях под конвоем солдат, на железнодорожную станцию. Тут их всех закрыли в скотных вагонах и дедушка помнил, что окошка были снаружи закреплены колючей проволокой. В каждом вагоне было около 70 человек; условия были страшные, не было туалета, только дыра в полу вагона, не было воды и пищи. И потому самые слабые умирали в пути (это были дети и старики). Дедушка помнит, что русские выбрасывали их тела на снег возле железной дороги. На вопросы поляков, куда их везут, никто из конвоирующих не отвечал. Прадедушка, наблюдая месяц и звёзды, догадался, что везут их на восток. Остальное было ясно - везут в Сибирь!

После месяца прибыли в Красноярск. Здесь всех сосланцев собрали в огромном зале, где пребывали одну неделю В это время делили поляков на группы. Семья дедушки поехала в район Енисейска, 300 километров на север, в посёлок Маклаковка. Там их поместили в деревянных бараках. Каждая семья получила квартиру площадью 3х4 метра, в которой была железная печка и нары. Жизнь дедушки была очень тяжёлой. Взрослые, как рабы, работали в лесопильном заводе, где готовили строительные материалы без машин, только силами человеческих рук.

Прадедушка, Ян, стал стахановцем, то есть он вырабатывал сверх нормы. Благодаря этому мог раз в неделю купить добавочно одну буханку хлеба. Следует упомянуть, что все продукты были на карточки. У многих недоставало сил, чтобы так тяжело работать, другие не хотели, говорили, что для русских работать не будут. Дедушка запомнил старших супругов, Рафинув, которые умерли от голода, потому что отказались работать. Один из сосланцев, Кавка, отец шестерых детей, ходил на колхозное поле и собирал колосья. Он был пойман в поле энкавудистами и расстрелян. Он желал такую смерть, чем умереть от голода.

Тот, кто заболел, должен был лечиться сам. В воспоминаниях дедушки сохранилась в памяти пятилетняя девушка, которая жила в бараке за стеной в соседней избе. Она заболела воспалением лёгких. Не было ни врача ни медсестры, не было лекарств. Девушка умерла. Жертвами Сибири стали тоже близкие дедушке лица :- его крестный отец, Кароль Мруз и 13-летний кузин, Тадеуш. Польским сосланцам нельзя было уходить из посёлка без разрешения, ежедневно проверяли присутствие в бараке и на работе. С ними обращались как с рабами.

Так было до 1941 года, тогда было подписано соглашение между польской и советской властью - договор Сикорски Майски. На его основе польские сосланцы были свободны, с ними советская власть обращалась лучше чем раньше, могли ехать в другие местности. Тогда большинство поляков собирало скромный багаж и отправлялось на юг, ближе Красноярска, где была железнодорожная станция, откуда было ближе к Польше. Такое путешествие было очень рискованное. Надо было пройти 300 километров, сани тянули люди. Коня у них не было. Карточки вне района были непригодны, начиналась грозная зима. В один день можно было пройти несколько километров. Шансы на то, чтобы прожить были ничтожные. И поэтому, дедушка, чтобы сберечь семью от смерти пошёл на север в город Енисейск, там пребывали его родные, тоже сосланцы. Там прабабушка, Мария, взяла с собой самого младшего сына, Чеслава, а прадедушка, Ян, взял моего дедушку, Юзефа и дядю, Зыгмунта, и нанялся на работу в предприятии ,, Союз- золото ,, , которое нуждалось в рабочей силе для транспорта, они доставляли продовольственные продукты рабочим в рудниках золота.

Путешествие в одну сторону длилось обыкновенно один месяц. Температура зимой достигала -50 градусов. Не все возвращались с такого путешествия. Летом дорога к рудникам золота была непроездная. В транспортной бригаде прадедушка работал до февраля 1942 года. После выезда прадедушки, его сыновья, Юзеф и Зыгмунт, пробывали дома одни. Всё нужное для жизни готовили сами, а им было лишь 11 и 12 лет. Таскали дрова в дом для топки в печи, покупали хлеб и готовили еду. Я удивляюсь их хорошей самостоятельности. Когда прадедушка покинул работу в транспортной бригаде, тогда нанялся на работу в предприятии ,, Аэрогеодезия ,, отделение Енисейск и взял с собой моего дедушку, Юзефа, который тоже был принят на работу в этом предприятии. Они переселились на жительство в Иланск, где была железная дорога. Бригада этого предприятия, в котором работал прадедушка и дедушка, погрузила на подводы геодезическое оборудование, бочку топлёного масла и продовольствие на 25 подвод и отправилась в место назначения. Бригада считала 12 человек. Среди них был и мой дедушка.

Путешествие было очень трудное. Кончились запасы хлеба. Чтобы прожить, бригада меняла бельё, одежду и постель в деревнях на хлеб. К сожалению пищи недоставало. Один из членов бригады, поляк, умер с голода. Дедушка вспоминает, что он ел топлёное масло, которого запах и вкус до сих пор возбуждает в нём отвращение. Транспорт зимой ехал по льду Енисея и Ангары, а потом по суше и в апреле был в Иланске. Хотя условия путешествия были трудные, по его словам нечеловеческие, но благодаря этому он посетил необъятные окраины Сибири. А настоящая геенна была перед ним. В Иланске была огромная транспортная база и весной не было уже сена для коней. Участники бригады были вынуждены пасти коней на ближайших лугах, где была сухая трава после зимы. Здесь у дедушки было драматическое приключение, он тонул в трясине вместе с конём, ему удалось выбраться самому, а коня помог ему вытянуть с трясины прадедушка, Ян.

Вкратце работников бригады ,,Агрогеодезия,, разделили на несколько групп. Каждой руководил инженер- геодезист. Работали при нивелировке поверхности возле железной дороги. Дедушка помогал в измерениях, а его отец работал в транспорте, привозил продовольственные товары, одежду и инструменты. Там работал один год. Прадедушка старался, чтобы при помощи предприятия помочь вызвать к себе оставшихся в Енисейске жену и детей. Это был единственный выход, чтобы их спасти. И это удалось. Прабабушка с двумя сыновьями сперва плыла на пароходе, а потом из Красноярска в Иланск приехала на поезде. Это было в конце 1943 года.

Во время зимы члены бригады не работали при измерениях, они готовили корм для коней, кормили их и учили диких, степных коней, тому что исполняли уже выученные, то есть к тяжёлой работе во время лета. Дедушка рассказал мне интересную и поражающую историю. Его в одиночку выслали за овсом для коней, он должен привезти 300 кг овса, а расстояние к месту где был овёс 100 километров через тайгу. Проехав 50 километров он решил ночевать под голым небом. Такой же ночлег был и в обратном пути. Тогда он был ещё ребёнком, ему было 14 лет, а опасности были большие. В расстоянии 100 километров не было живой души. Не знаю сколько современных сверстников решилось бы на выполнение такой работы.

Весной 1944 года работники ,, Аэрогеодезии ,, наново отправились под руководством геодезистов на работу. Мой дедушка в группе с другими прибыл в окрестности гор Алтая. Здесь инженеры и геодезисты с помощью рабочих делали триангуляционные измерения, необходимые для изготовления карт этих территорий. Работу в этом предприятии считали стратегическим занятием и работников не призывали в военную службу. Дедушка рассказывал мне, что измерения проводили с помощью световых сигналов, размещённых на триангуляционных вышках. Условия работы были трудные, потому что всё время пребывали в горах, вдали от жилых территории. Каждый носил продовольствие в своём рюкзаке, это была пшеничная крупа, брезентовая шинель, геодезическое оборудование, пила, топор. С этим надо было ходить по гористым склонам и узким тропинкам.

Самые трудные для дедушки были ночлеги под голым небом. Он спал на брезентовой шинели. Вечером одежда была полностью мокрая, потому что иней таял днём и капли воды падали на них с кустов и деревьев. Ночью одежда замерзала, его ноги становились неподвижными. Ему казалось, что одежда примерзла к телу. Это было странное впечатление.

Раз в месяц бригада сходила в деревню, чтобы пополнить запасы продовольствия. Тогда можно было отдохнуть дня два в не наилучших условиях. Дедушка спал на ящике в холодной сени, потому что в комнате для него не было уже места. Это время он запомнил как время голодное. Каши давали мало, а он мечтал о кусочке хлеба. В начале зимы вся группа вернулась в Иланск. Дедушка очень простудился, заболел цингой, а на теле появились язвы. Болел он долго, потому что вернулась малярия, которая повалила его год назад перед выездом в горы Алтай. К тому он ещё заболел куриной слепотой. Он убедился, что действительность Сибири оказалась жестокой.

Наступила зима 1944\1945 года. Дедушка прожил её в одиночку в доме, стоящем на пустом, колхозном поле, расположенном 5 километров от колхоза Каха и 35 километров от базы предприятия в Иланске. Его задача состояла в том, чтобы кормить больные и истощённые лошади и стеречь сено в стогах. Дом, в котором он жил, был деревянный, в окнах не было стекла, а температура бывала и 50 градусов мороза. Большинство коней не прожило зимы. Дедушка должен был заботиться, чтобы ветеринарный врач выдал свидетельства о причине их смерти.

Кончилась зима, наступила весна, а с ней радостная весть- кончилась война. Для польских сосланцев это было самое радостное событие 1945 года. В сердцах поляков появилась надежда на скорое возвращение на Родину. Летом этого года дедушка со своим отцом готовили сено для коней, косили траву, сушили её и складывали в стога. Вместе с ними работали немецкие сосланцы с Поволжья, литовцы, латыши, эстонцы, финны и татары. Дедушка запомнил директора предприятия ,,Аэрогеодезия ,, . Его фамилия  Сердюк, это был высокий, хорошо сложенный, мужчина, инженер-геодезист, который тоже работал в тайге. Он был непререкаемым авторитетом для всех работников бригады. Решал о их дальнейшей судьбе, некоторых за провинности отправлял на фронт, другим, которые были необходимые в работе, сумел уладить дело так, что они были уволены от военной службы. И так было с моим дедушкой, его не призвали в польскую армию.

В Сибири в то время единым видом транспорта в тайге был конь. Коней люди высоко ценили, заботились о них. Но тяжёлая работа в предприятиях очень скоро истощала их силы и кони умирали. А работу надо было выполнить. Поэтому время от времени надо было пополнять количество новых, молодых коней. Предприятие ,, Аэрогеодезия ,, решило выслать самолётом два человека в Читу, где в степях жили дикие кони, поймать их и пригнать в Иланск. Выполнить это задание поручили моему прадедушке и дедушке. А в это время поляки оформляли документы в связи с выездом в Польшу и прадедушка и дедушка отказались выполнить эту работу. Дедушка рассказывал, что репатриационная комиссия находилась в их доме. Секретарь комиссии жил и работал в квартире прадедушки. Ежедневно он принимал документы поляков, проверял их и посылал в Красноярск, где работала Областная комиссия. Дедушка рассказывал, что поляки приходили в бюро и рассказывали ему свою трагическую жизнь в Сибири.

Перед выездом в Польшу в семье прадедушки родился сын, Казимеж. В 1946 году, в месяце марте, началось путешествие в долгожданную, любимую Польшу. Снова они ехали товарными вагонами, но уже без колючей проволоки на окнах и наглухо закрытых дверях. Люди были измучены, но счастливы. В пути они встречали эшелоны с солдатами, возвращающимися с фронта, они пели радостные военные песни. Брат дедушки, Казимеж, в пути тяжело заболел. Но прадедушке чудом удалось его вылечить.

После месяца они приехали в Польшу. В месяце мае прибыли в город Познань, потом их направили в Щетин, оттуда прибыли в деревню Ковалювка возле Гнезна. Прадедушка начал поиски своей матери. Лишь в сентябре 1946 года получил известие, что она находится в деревне Ежиковице возле Клодзка, в воеводстве Вроцлавском. Он тоже туда приехал и занялся сельским хозяйством. Мой дедушка пребывал вместе с ними и помогал им в полевых работах. Потом после школы стал бухгалтером и работал в разных учреждениях. Здесь он женился и живёт до сих пор. Когда ушёл на пенсию начал работу в Союзе Сибиряков, до сих пор он председатель Кружка Сибиряков в Левине Клодзком. Из этого, что я узнала от дедушки видно, что у него не было настоящего детства. Детство и первые годы молодости он провёл на ссылке в Сибири, нуждаясь во всём. Узнал, что такое голод, холод, болезни, вражество энкавудистов. Узнал, что такое одиночество и ответственность в работе и семейной жизни. Всё, что пережил в Сибири и что испытал повлияло на его характер и будущее. Несмотря на бедствия жизни в Сибири он оптимист, трудолюбивый, стойкий и самоотверженный.

Когда я писала эти воспоминания дедушки, я узнала какие жертвы несли ссыльные поляки за свою свободу и какими стойкими, упрямыми были людьми. Знаю, что очень терпели на ссылке, но верили, что на Родину вернуться. Я горжусь, что мой дедушка такой оптимист несмотря на горе, которое было участьем его и его семьи.

Клодзко 1998 год. Мартына Миколаюв ( внучка Юзефа Корчиньского )

Этот рассказ о дедушке и его семье я написала в 1998 году на конкурс : Воспоминания сибиряков, организатором которого были : Воеводское Управление Союза сибиряков и Воеводское Учреждение просвещения в Валбжихе.

Мой научный руководитель Ирена Сикорска, учительница польского языка. В то время я была ученицей седьмого класса Начальной школы № 3 в городе Клодзко.

Депортированные члены семьи Корчиньских 10. 02. 1940 года из села Весолувка р-н и воеводство Тарнополь в Красноярский Край, р-н Енисейск, спецпосёлок Маклакова, потом Иланск. В Польшу вернулись в месяце мае 1946 года.

1.Корчиньска Агнешка г.р. 1880
Корчиньски Ян г.р 1907.
Корчиньска Мария г.р. 1907.
Корчиньски Юзеф г. р. 1929.
Корчиньски Зыгмунт г. р. 1930.
Корчиньски Чеслав г. р. 1936.
Мруз Кароль г. р. 1891.
Мруз Эва г. р. 1901 ( рождённая Корчиньска ) .
Мруз Францишка г. р. 1920.
Мруз Тадеуш г. р. 1928.


01 Мария и Ян Корчыньские родители Юзефа — фотография довоенная


02 Рисунок Мартыны Миколаюв — эшелон с депортированными поляками (на основе воспоминаний Юзефа Корчыньского)


03 Рисунок Мартыны Миколаюв - «так представляю себе спецпоселок Маклаково и рабский труд поляков — спецпереселенцев»


04 Рисунок Мартыны Миколаюв


05 Фотография сделана в г. Иланский перед выездом на Родиду - в Польшу. Слева: Юзеф, Чеслав и Зигмунт Корчыньские. 1946 год.


06 Группа поляков - спецпереселенцев в г. Иланский. Весна 1946 года.


07 Юзеф Корчыньский с внучкой Мартыной, г. Левин Клодзкий (Польша), 1986 г.

Перевод Ежи Кобрынь

Источник: Wspomnienia sybiraków. Zbiór tekstów źródłowych. Cz. II, Koło Związku Sybiraków w Bystrzycy Kłodzkiej, Bystrzyca Kł, 2010
ISBN: 978–83–926622–4–2


На главную страницу