Сообщение Абрамовой (Голобоковой) Прасковьи Васильевны


Абрамова ( Голобокова) Прасковья Васильевна
24.10.1918г.

До переселения жили в с.Олдонда, Борзинского района, Читинская область

Отец Василий Глебович Голобоков был партизаном в Забайкалье
Мать Неонила Ивановна Голобокова
В семье было четыре дочери и два сына.
Сестра Скорнякова Васса Васильевна живет в п.Стрелка

Работников не было, справлялись своими силами. В хозяйстве имелось примерно 10 коней и коровы.

Отец отказался вступать в колхоз, его забрали в тюрьму. 14 июня 1931 г. по справке о реабилитации (во воспоминаниям - весной) семья была раскулачена. П.В было 12 лет. Двух замужних сестёр не тронули, брата и отца забрали в тюрьму, а мать, П.В и брата привезли в Борзю и уже там они встретились с отцом и вторым братом. С собой разрешили взять только еду и одежду, самое необходимое.

Ехали в вагонах, в которых раньше возили скот, в вагонах было много народу. Нар не было, на полу было сено. Спали сидя, для лежания мест не хватало, ели то что взяли с собой, люди делились между собой тем, что у кого не хватало. Когда останавливались на станциях, конвоиры приносили воду. Дети ходили в туалет на ведро, а взрослые на остановках. Вагон окружали военные. По дороге простудилась, а уже в поезде заразилась корью, выздоровела только приехав в Енисейск, с пристани до бараков на руках её нес брат.

По дороге много людей болело, умирали, на остановках их куда-то выносили. За дорогу в вагоне в котором ехала П.В., умерло около пяти человек.

Из Олдонды добирались до Борзи на лошадях, на поезде из Борзи в Читу из Читы в Красноярск на Злобино сгрузили, а вечером погрузили на пароход «Мария Ульянова», в трюм. В Енисейске поселили в двухэтажные бараки, всего их было 7. Они до сих пор существуют, сейчас это улица  Куйбышева. Комната была не перегорожена, на одну комнату было три семьи, кухня была общая, в ней была русская печь и плита, перегородки делали сами. Мужики пошли работать на лесозавод. Отец ходил в деревню, делал овчины, а мама шила, машинки не было она осталась дома, шила на руках. В Забайкалье в семье была швейная машинка, но её отобрали, и в Енисейске приходилось шить на руках. Держали две коровы, соседи татары подарили две овечки, потом стало шесть овец.

Жили очень дружно, делали совместные покупки: например, скинулись и купили костюм одному из мужчин. А в следующий раз скинулись кому-то другому. Когда у П.В.завелась швейная машинка, она кочевала по всему бараку.

В голод 30х годов варили суп из крапивы, ели лебеду, ягоду собирали. Рабочим на заводе выдавался паёк.

Документы были потеряны и, отправив П.В на комиссию врач решил, что она с 1922 года рождения (и до 2009 года она считалась этого года рождения). Сама П.В к коменданту отмечаться не ходила, только родители (хотя 16-летнего возраста она достигла, по документам,  в 1938 году). Родителей со спецкомендатуры сняли ещё до войны, брата П.В. на фронт взяли не в 1942 году, а в 1941.

Из бараков забирали и арестовывали каждую ночь очень много мужчин, многие не вернулись.

В школу пошла в 3 класс.

В войну отец заболел, у него был рак пищевода, 14 дней ничего не ел, не пил умер.

Как только началась война, брата Ивана Васильевича забрали на фронт, там он пропал без вести.

С 41 года вместе с мужем плавала и работала поваром. Муж был переселенцем с Омска. Жили с соседями дружно, делились друг с другом у кого чего нет, складывались деньга в один месяц покупали костюм мужчине из одной семьи, а в следующий месяц мужчине из другой семьи. П.В купила швейную машинку и этой машинкой пользовалась чуть ли не вся улица. В 46 родилась старшая дочь.

В Подтёсово проживает с 1952 года.

13 правнуков

Семья реабилитирована 28 августа 1998 г.

Опросили: Василихина Татьяна, Пономарева Елена

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")Седьмая историко-правовая экспедиция, Подтёсово, Новотроицкое 2010 г.


На главную страницу