Сообщение Арндта Фёдора Давидовича


Родился в 1926 г. в селе Гнаденфельде Экгеймского района Саратовской области

Родители –

мать Мария Ивановна, родилась в 1903, работала в колхозе, в 1939 г. умерла.

Отец Арндт Давид Филиппович. Был колхозником, трактористом, инженером в колхозе.

Фёдор Давидович окончил 4 класса, так как надо было работать, помогать родителям содержать семью.

Семья из 9 человек жила в четырёхкомнатном доме, стены которого были обделаны кирпичами из битой глины, а крыша была деревянной.

В 1929 году бабушку и дедушку раскулачили, забрали скотину (две коровы и четыре лошади). Вещи оставили, а дедушку и бабушку увезли в разные стороны.

Во время голода в 1933 году ели мясо сусликов. Его сначала варили, а после жарили. Жир же использовали для лечения больных людей. А шкурки сдавал специальному человеку из колхоза, за шкурку платили один рубль.

Колхоз был большой, сеяли хлеб и табак. Всего в селе было два колхоза, шесть бригад, были и фермы. Бригады были только полеводческие.

Свой огород был маленьким. Там садили одно ведро картошки, арбузы, тыквы.

В последних числах августа 1941 объявили о переселении, дали три дня на сборы. Всем был объявлен указ о вынужденном переселении немцев Поволжья от 28 августа. С собой брали инструменты, жареные котлеты, муку, крупу.

До поезда ехали на телеге, после – на поезде, в скотском вагоне, на полу лежало сено. Туалета не было. Не было места для сидения. Всю дорогу людей не кормили, хотя ехали два месяца (скорее, две недели или месяц? - А.Б.). Горячей едой кормили только один раз – каким-то чаем.

В Красноярск прибыли вечером. Два дня плыли на барже до Галанино. Утром приплыли к острову в Галанино. Туда подъезжали «покупатели».

Председатель, который «купил» семью Арндт, «приобрёл» 9 семей. Сам он был из поселка Водорезово.

Их семью поселили у бабушки (баба Оля). И до нового года все они жили в одной комнате (девять человек). Отец женился.

Потом им дали небольшой дом. Старшего брата в 18 лет забрали в трудармию, а потом забрали и отца.

Отношение односельчан было вполне хорошим. Председатель колхоза Кирьян Нестерович Рипников очень помогал. Конечно, приходилось трудно из-за незнания языка. Общались «на пальцах», на жестах.

Ходили в клуб .

За работу в колхозе давали молок, хлеб, эти продукты можно было и покупать, когда были деньги. Некоторые продавали свои вещи или меняли их на продукты. На второй год по справке об изъятом имуществе дали корову, полмешка пшеницы.

В 1947 году отец уехал на станцию Решоты. Работал там, валил лес (он не мог уехать туда сам- скорее всего, речь идёт не о 1947, а о 1941 году, когда отца забрали в трудармию – и тогда он наверняка валил лес в Краслаге. Хотя, возможно, уезжал туда по какой-нибудь разнарядке именно в 1947 г. – А.Б.).

Отмечались два раза в месяц.

Фёдор Давидович в 1948 г. вербовался на три года, переехал в Момотово с женой. Жена была чувашка – Анастасия Осиповна, в 1940 г. приехала в Водорезово с родителями. В 1987 г.она умерла.

В Момотово было два лагеря, в которых содержались бывшие военнопленные.

На родину (на Волгу) больше не ездили, но им рассказывали, что дом стоит до сих пор.

В 1956 г. Федора Давидовича сняли со спецпоселения.

Судьба братьев и сестёр сложилась по-разному.

Фёдор Давидович имеет трёх детей, на данный момент дочь живёт с отцом.


Школьные фотографии Арндт-Шестоперовой Светланы Фёдоровны

Всё происходящее он оценивает не как наказание, а как вынужденную меру. Он говорит: мы были дети и просто ехали за родителями, куда они, туда и мы…»

Опрашивали: Джиоева Татьяна, Моисеева И.Н.

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")
Шестая историко-правовая экспедиция, Момотово 2009 г.


На главную страницу