Арнст Бернадетта Николаевна


Арнст Бернадетта Николаевна (в девичестве Булах) родилась 12 января 1933 года в Одесской области, Раздельнянском районе, селе Кандель. Отец, Николай Иванович (1904 года рождения), и мать, Доротея Яковлевна (1908 года рождения), были крестьянами, а при советской власти колхозниками. В семье кроме Бернадетты Николаевны было еще двое детей – Николай (1932 года рождения) и сестренка Тереза (1939 года рождения).

Семья Булах жила в небольшом доме, был сад, в котором росли вишневые и яблоневые деревья, было 3 гектара виноградника. Бернадетта Николаевна вспоминает, что ее отец делал виноградное вино. Было 2 коровы, поросята, куры.

Яркими воспоминаниями ее детства стали поездки отца на базар, откуда он привозил каждый раз детям гостинцы – то платьице, то пряники…

Село Новый Кандель было небольшим, но маленькой Бернадетте в силу возраста оно казалась большим, улицы широкими, люди, населяющие его, большими и добрыми, говорившими только на немецком языке. Бернадетта Николаевна вспоминала, как по воскресеньем вся их принарядившаяся небольшая семья садилась в повозку и ехала в село старый Кандель, где жили бабушка Тереза и дедушка Яков Зиттер. И там уже все вместе шли на воскресную молитву в католическую церковь. Так и жила их небольшая трудолюбивая семья.

Но тут наступил 1941 год, началась война. Немецкие войска оккупировали село Кандель, установили свои порядки, прекратили деятельность колхоза и раздали каждому колхозное имущество – кому корову, кому кур. Бернадетта Николаевна говорит, что в селах на оккупированной территории была введена «специализация»: в селе Кандель выращивали хлеб, а вот в соседней деревне, где жили украинцы, выращивали фрукты.

Отступая, войска вермахта заставили идти с собой и русских немцев, живущих на оккупированной территории. Так и попала семья Бернадетты Николаевны в Германию. Бернадетта Николаевна вспоминает, что взять с собой ничего не успели: небольшой узелок да корову. Путь их был долог и тяжел, ехали на повозках через Чехословакию, Польшу Бернадетта Николаевна вспоминала, что ее отец шел пешком и вел за собой корову, а когда она не смогла дальше идти и упала, он продал ее солдатам за булку хлеба и кусок сала. Вечерами, когда длинная колонна останавливалась, жгли костры и варили скудный обед. Немецкие войска часто меняли направление пути, а люди ехали за ними, подчиняясь приказам, так и кочевали они по всей Европе вслед за войсками вермахта и только к 1945 году вошли в Германию. Родителей определи работать на ферму и выполнять разные подсобные работы, вместе с ними трудились и два советских военнопленных. Бернадетта Николаевна вспоминает разговоры родителей с хозяевами. Хозяйка очень боялась русских и всё спрашивала родителей Бернадетты: какие они, русские; боясь, что, если придут русские, то расстреляют их. А родители Бернадетты Николаевны ей отвечали, что русские такие же люди, как и все. Разговоры эти не были случайны: в воздухе уже висело ощущение того, что победа окажется за русскими. Семья Бернадетты все ждала, когда же, когда придут родные советские люди и отправят их домой, в Одесскую область. Но вопреки всем их ожиданиям, после победы их сначала держали в лагере, а потом отправили в Сибирь...

Их привезли сначала в Красноярск, на станцию, а затем на пароходе «Мария Ульянова» по Енисею отправили в город Енисейск. Поселили в доме, который находился на месте, где сегодня расположены аптека и детский сад, а другую часть репатриированных поселили в церковь.

Каждой семье в этом бараке, где поселилась Бернадетта, был отведён уголок. Бернадетта вспоминает, что возле стены были нары в несколько рядов, в центре комнаты стояла буржуйка, но дров было мало, и поэтому по ночам очень мёрзли.. Эти годы были самыми тяжелыми: местные боялись немцев, говорили, что у них «роги растут», среди детей были частыми драки, поводом для которых были обидные и горькие слова – немец, фашист! В комендатуру ходили отмечаться раз в месяц. Она располагалась при лесозаводе, у коменданта была фамилия Сигоченко.

Отец Бернадетты, Николай Иванович, работал на лесозаводе, а мать, Доротея Яковлевна, разнорабочей в ЖКО. В то время воду возили с Енисея на лошадях, и Доротея Яковлевна проруби зимой «открывала» и печи складывать помогала. В 1947 году Николай Иванович умер от тяжелой работы и недоедания, а потом умерла и младшая сестренка Бернадетты – Тереза. Бернадетта Николаевна рассказывала, что они не кушали несколько дней, потому что нечего было, и, наконец, маме удалось раздобыть соленой черемши. У маленькой Терезы случился заворот кишок. Чтобы как -то выжить , мать продавала вещи, какие привезли с собой – платья, постельное белье.

Свой трудовой путь Бернадетта Николаевна начала рано. В школе проучилась всего 2 класса. Чтобы не умереть с голоду и помочь семье, пошла в няньки, а когда хозяйка стала к ней плохо относиться, мать забрала ее домой. Пошла тогда Бернадетта работать на подсобное хозяйство. Летом работала в поле, а зимой выполняла разные подсобные работы, приходилось и картошку перебирать, и многое другое. На подсобном проработала до 16 лет, а потом пошла на лесозавод, где работала на подаче леса, вылавливала его из воды, работала с мужчинами наравне. Тут же и познакомилась она со своим будущим мужем и 1952 году стала женой Андрея Христиановича Арнста. Бернадетта Николаевна вспоминала, что идти в загс ей было не в чем. И поэтому она попросила у соседки новую фуфайку.

В 1956 году её реабилитировали. У Бернадетты Николаевны пятеро детей, восемь внуков и восемь правнуков. И когда их большая семья собирается вместе, говорит Бернадетта Николаевна, места становится так мало, что и яблоку негде упасть.


Ольга Крушинская. Сибиряки поневоле

На главную страницу