Сообщение Марии Викторовны Бальцер


Мария Викторовна Бальцер (в девичестве Греб) оказалась в Сибири вместе с родителями – поволжскими немцами Марией Федоровной и Виктором Фридриховичем. Семью Греб, как и почти всех остальных жителей Поволжья немецкой национальности, выселили в августе 1941 г. и направили в железнодорожных вагонах в Сибирь. В селе Луговое Ровенского района Саратовской области у них был дом, хозяйство, но во время выселения ничего ценного родители взять не смогли. О том, как семья жила до депортации Мария Викторовна знает только по рассказам мамы, ведь нашему респонденту было в ту пору около пяти лет, а брату Косте – три года. При выселении родственники растерялись. Родители отца – Виктора Фридриховича – его братья и сестры оказались в Башкирии (встреча с ними состоялась через много лет – уже после отмены режима спецпоселения).

Местом вселения для семьи Греб стал Еловский совхоз Балахтинского района Красноярского края. Немцев-переселенцев оказалось в деревне много. Сибиряки отнеслись к прибывшим достаточно терпимо. Мама почти сразу стала работать дояркой, а отца уже в январе 1942 г. забрали в «трудармию». Первое время жить было особенно голодно, поэтому мама, чтобы хоть как-то накормить своих малолетних детей, собирала на поле упавшие после уборки колоски, а потом сушила их на печке, что сделать после маленькие лепешки. Однако вскоре, Марию Федоровну арестовали за эти самые колоски – «кражу государственного имущества». Ее осудили на шесть лет. Именно там Мария Федоровна немного освоила русский язык. Она была неграмотная, говорила только по-немецки, но среди заключенных была русская учительница, которая не только знала немецкий, но и научила маму Марии Викторовны русскому языку. Мария Федоровна вспоминала, что все долгие шесть лет она молилась, чтобы ее дети не погибли. В лагере ей удалось устроиться поваром, благодаря чему во многом, она и выжила. Русский язык освоил в «трудармии» Виктор Фридрихович.

Осиротевшие дети были направлены в Сырский (Балахтинский) детский дом. К счастью, их не разлучили и брат с сестрой, как могли, поддерживали друг друга. Удивительное сострадание к немецким детям проявила директор детского дома Тамара Васильевна. «Она была очень добрая, очень нас жалела» - вспоминает Мария Викторовна. Женщина подкармливала ребятишек, заботилась о них. Это было особенно важно в голодное военное время, когда дети от недоедания страдали рахитом. Когда в 1948 г. вернулась мама, Тамара Васильевна устроила ее на подсобные работы (огородницей) при детском доме и выделила небольшую комнатку. «Не знаю, почему я так полюбила этих немецких детей» - впоследствии говорила директор детдома их матери.

Примерно в 1949 г. вернулся из «трудармии» отец. Жизнь постепенно стала налаживаться. Мама вновь устроилась работать на ферму – дояркой, отец заготавливал лес. Вскоре в семье Греб появилось пополнение - родились еще пятеро детей. Со временем, Виктор Фридрихович купил дом, где и поселилось все большое семейство. Правда, отношения между родителями, были сложные. Как считает Мария Викторовна, все держалось на маме, которая воспитывала детей и мирилась с непростым характером своего мужа.

По возвращении отца, старшие дети пошли в школу. Мария Викторовна и ее брат закончили четыре класса. Мария и Костя рано стали работать. В начале 1950-х гг. брат пас свиней, а сестра была дояркой. Наш респондент вспоминает о тех годах, что представители всех национальностей жили дружно.

В 1962 г. Мария Викторовна вышла замуж за Фридриха Иоганесовича Бальцера. Выбор в пользу земляка сделала мама. Именно она настояла, чтобы Мария вышла за немца. С семьей Бальцер она подружилась еще до замужества дочери и фактически нашла ей подходящую, по ее мнению, партию. У молодых родилось двое детей. Однако семейная жизнь не сложилась. В 1970 г. Мария Викторовна с детьми переехала в Казачинское. Здесь стала работать в ПМК техничкой, В Казачинском жил мамин брат – Яков Кох.

Дома с детьми родители разговаривали на немецком, но после их смерти язык стал постепенно забываться. Дети Марии Викторовны по-немецки уже не говорят. Однако католическую религиозную традицию, передавшуюся от мамы, Мария Викторовна сохранила. Еще в Поволжье их с братом окрестили по католическому обряду. Уже в 2000-е гг. Мария Викторовна хотела перейти в православие, поскольку расположенной по близости католической организации нет. Местный православный священник желание Марии Викторовны охладил, сказав, что переходить из католичества в православие все же не стоит. Дома до сих пор бережно хранится немецкая Библия, которую мама привезла с собой из Поволжья. Эта раритетная книга уже обветшала, но в ней мы с Марией Викторовной обнаружили пожелтевший листок в клеточку, где от руки была написана небольшая молитва. Библия является главной, самой ценной вещественной памятью о маме. Мария Федоровна была знатной рукодельницей – прекрасно вязала (кофты, шали) и научила этому ремеслу своих дочерей. Мария Викторовна подарила мне на память очень красивую вазочку, связанную собственными руками, показала другие свои работы.

В Сибири немцы, по мере возможности, старались сохранить приверженность национальной кухне. Мария Федоровна делала галушки, пекла штрудели и ривель кухель и передала свои знания детям. Мария Викторовна до сих пор с удовольствием занимается выпечкой немецких пирогов, угощая своих братьев и сестер. Теперь национальную гастрономическую «эстафету» приняла внучка Марии Федоровны, Валя. А еще мама была певуньей. Собираясь со своими земляками, часто пела немецкие песни. Мария Викторовна, по ее признанию, наследовала от мамы добрый веселый нрав, любовь к танцам и песням, только поет уже по-русски.

Желания уехать из Сибири никогда не возникало. «Здесь родились и выросли мои дети» - коротко объясняет Мария Викторовна. Теперь подросли и радуют своими успехами внуки. Никто из многочисленных братье и сестер не выехал и на историческую Родину в Германию.

Не смотря на свой солидный возраст, Мария Викторовна сохранила оптимизм, и жизнелюбие. Она с теплотой говорит о жизни в Сибири и людях, которые ее здесь окружают.

Опрашивала Елена Зберовская


Семья Греб. 1980-е гг.


Свадьба 1980 г. М.В. Бальцер встречает молодых с ривель кухен


М.В. Бальцер (справа) с мамой и сестрой 1980-е гг.


Письмо М.В. Бальцер


Письмо М.В. Бальцер 2


Старинная немецкая Библия, доставшаяся М.В. Бальцер от мамы


Страницы из немецкой Библии М.В. Бальцер


Запись мамы М.В. Бальцер, найденная в Библии

Опрашивала Елена Зберовская

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал") Десятая экспедиция Красноярского "Мемориала" и ЕПК, Вороковка-Казачинское-Рождественское 2014 г.


На главную страницу