Сообщение Екатерины Александровны Чарнецкой


Семья Чарнецких приехала в Нарву из Заманья. Сам Александр Иванович в то время работал начальником Нарвинского сплавного участка, вернее конторы. Его жена Дарья Ивановна – домохозяйка Она заботилась о благополучии семьи, чтобы все были накормлены, одеты. Дети Катя, Виктор, Коля учились. Александр Иванович Чарнецкий был добр, энергичен и знающий цену слова человек. С рабочими находил общий язык. Любой конфликт устранял без споров.

Казалось, что в этой семье мир и покой на многие годы. Но тогда было не наше время, а тридцатые годы. Шли аресты. Очень много появилось “врагов народа”. Александр Иванович свою работу исполнял безупречно. В семье порядок и коммунист Чарнецкий должен бы быть спокоен. Но червь сомне6ния подкрадывался в душу этого жизнелюба. Предчувствия не обманули его. Однажды ночью постучали в их дверь. Даша побледнела, а на лице Александра Ивановича дрогнула какая-то жилка и тут же успокоилась. Все происходило по обычной схеме: не подходить друг к другу. Не разговаривать. Обыск – копание в вещах, одежде. “Одевайтесь, пойдем с нами. Вы арестованы”. “Я вернусь, Даша, - промолвил Чарницкий, выходя из дома, - Я ни в чем не виноват”. Плакала Даша. С испугом и недоумением смотрели дети на мать, на дверь, за которой скрылся отец. Дети были не маленькие. Все школьники. “Теперь и мы “клейменные” - подумал старший сын Виктор, но промолчал.

Слова Александра Ивановича сбылись: не прошло и года, как он вернулся домой. Но это был уже другой человек. Человек на грани сумасшествия или почти доведенный до того. Ни бодрости, ни смеха, ни улыбки. В нем поселился постоянный страх, которого он не мог побороть или поделиться с кем. Чарницкий много унижений перенес в тюрьме (о чем не говорил) и многому научился. Например: прекрасно вязал носки, лучше любой женщины. По ночам не было сна и Александр Иванович заново распускал свое изделие, наматывая нитки на клубок. Мотая, он что-то шептал, видимо, вспоминая пережитое и стараясь от него избавиться. Большую часть времени Чарнецкий проводил в общении с природой. Уходил в Угольный лог, в лес на рассвете, а возвращался лишь затемно, и то уходил на чердак. С семьей и людьми разговаривал нормально. Сам же в первые месяцы после освобождения беседы не начинал. За время заточения его здоровья очень подорвалось. Через некоторое время он пошел работать (Дарья Ивановна ходатайствовала о приеме мужа на работу). Вскорости началась война и Виктор с Николаем пошли защищать свою Родину. Пошли и оба пали на поле брани.

Умер Александр Иванович. Уехала в Красноярск Катя, забрав с собой мать. Теперь нет в живых и Дарьи Ивановны. Одна Екатерина Александровна из всей семьи Чарницких. Она теперь знает, что тридцатые годы коснулись не только их семьи. Но сожалеет, что отец и мать не дожили до сих дней.

Нарва, Горелова Людмила Андреевна


На главную страницу