Сообщение Чураковой Тамары Павловны


Родилась 04.01.1938 в деревне Рычково, Енисейского района Красноярского края. Отец - Комогорцев Павел Никонович (1910 г.р.), мать - Комогорцева Варвара Лукьяновна (1914 г.р.). До депортации семья жила в Читинской области, на реке Шилка (речь идет о семье отца - Павла Никоновича, т.к. мать - Варвара Лукьяновна, была сослана из Украины -А.Б.). Семья состояла из 6 человек.

Жили в достатке, имели своё хозяйство и скот (коровы, овцы). Причиной ссылки стало то, что брат Комогорцева П.Н. собрал дома деньги, все до последней копейки, пообещал, что пустит их в дело и заработает много денег. Он купил старую мельницу или маслобойню (Т.П. точно не помнит) но что-то там не заладилось, и он прогорел, не сумев вернуть деньги. Однако владение мельницей привело семью к раскулачиванию.

Сначала семье разрешено было взять с собой всё, что сочтут нужным, однако через некоторое время всё имущество отобрали, а дом и урожай сожгли (? - А.Б.). Таким образом, увезли то, что успели спрятать (еда, одежда).

Семью посадили на телегу и повезли до станции, где посадили в вагоны и отправили в Красноярск. Если во время пути люди умирали, их выкидывали из вагонов, не останавливая поезд (? Маловероятно. Сами крестьяне это делать не могли, охрана же находилась снаружи -А.Б.).

В Красноярске их поселили в бараки. Приходилось спать на нарах, которые были покрыты льдом. Охранники отобрали всю еду и сложили в одну кучу, сказав, что, когда они поедут дальше, то еда будет им выдаваться, но, конечно, ничего не отдали. Так они прожили около недели. Затем их отправили в Рычково, где отец Т.П. работал в колхозе "Хлебороб". В Рычково родилась Т.П. Там она пошла в школу. Одноклассники и учителя к ним относились хорошо.

Затем их отправили в Зырянку. Первое время они жили в бараках - 5 комнат на 5 семей. Затем они переехали в дом из трёх комнат, в котором кроме семьи Комогорцевых, проживало ещё три семьи. Садили огород, держали скот (корову и теленка), которые жили в той же комнате, что и семья. Питались тем, что выращивали. Покупали хлеб, но в нём была какая-то дырка (видимо, он был непропеченным - А.Б.).

Кроме репрессированных, в селе жили военнопленные и произжие по собственному желанию в поисках работы. Приезжие люди делали гадости репрессированным, например, травили домашний скот.

Выезжать за пределы села разрешалось (? - АБ), но Комгорцевы никуда не выезжали. Раз в неделю (?) надо было отмечаться в комендатуре, которая находилась в Енисейске (насколько нам известно, комендатура переместилась в Енисейск примерно в 1949 г. - А.Б.).

В с.Зырянка дедушка Т.П. работал в леспромхозе. Мать Т.П. сидела дома и вела хозяйство.

Т.П.рассказывает, что в с.Зырянка был медпункт, а также кладбище, которое находилось на берегу. На кладбище проживали литовцы. (? - нескладуха. Зная трепетное отношение литовцев к могилам, в это трудно поверить. Со слов другого респондента, дело было как раз наоборот: кто-то уже в шестидесятых-семидесятых годах поселился прямо на бывшем литовком кладбище, и литовцы, приехав в начале 90-х за прахом своих родственников, были этим фактом поражены и проводили траурный обряд прямо на огороде, на том месте, где когда-то были похоронены их родственники).

В 1994 г. семья Комогорцевых была реабилитирована. Дедушка Т.П. умер, так и не дождавшись реабилитации. Семья имеет льготы на свет, на телефон, на дрова и выезд раз в год в любую точку России.

Интервьюеры Ямалитдинова Ю, Богдашина Е., Зырянова Е., Потапова А. (ЕПУ). Потапово, июль 2005 г. 
(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")
Вторая историко-правовая экспедиция, 2005 г.


На главную страницу