Сообщение Циммермана Карла Федоровича


1929 г.р. Родился в Саратовской области в селе Гримм. Село было немецким, говорили все только по-немецки.

Отец – Циммерман Федор Андреевич, мать Мария Карловна.
В семье ещё были: брат Райнгольд 1931 г.р. , сёстры Ирма 1925 г.р., Эрна 1925 г.р.

Отец работал слесарем. Мама не работала. Дом был большой, каменный. Был огород, но потом его забрали и на его месте построили клуб. Были яблоки, арбузы. Держали корову, кур. С детства ездил на покос, в лес за дровами (количество дров регулировал лесник).

В детстве играли в кости (в «бабки»).

Закончил в Гримме 2 класса.

Узнали о депортации рано утром, когда дети ещё спали. Сказали, что завтра всех вывезут.

Брали мало. В основном инструменты, кухонные вещи. Взяли швейную машинку, прялку.

Ехали всей семьёй, и ещё мамина сестра.

Корову сдали, взамен дали бумажку, по которой можно было получить корову в месте ссылки (корову, действительно, дали, но не сразу).

Вечером, когда поехали, пришла корова и прибежала собачка, ей специально оставили приоткрытую дверь.

Все плакали. Отец предположил, что их повезут в Сибирь. Так и оказалось.

До Красноярска их везли по железной дороге. В поезде кормили, никто не болел и не умирал. Условия были сносные.

До Енисейска их везли по воде. В Енисейске переночевали, потом их посадили на катер и отвезли в Баженово, где они и прожили потом 9 лет. В Баженово был колхоз. Их расселили по домам.

Местные относились хорошо.

На заимке сеяли хлеб. Отца забрали туда, поставили бригадиром. Женщина, которая до него была бригадиром, обиделась и ругалась.

Зарплату не платили, были трудодни. Еды не хватало, голодовали.

Мама работала свинаркой. А дети, когда приходили к маме, ели турнепс. Перекапывали картошку, находили невыкопанные картофелины. Ели пучку.

Пошёл в школу. Русого языка не знал, как и другие немецкие дети. Русские дети научили здороваться с учителем нецензурными словами («Пошёл на…»). Учитель зашёл и сказал «здравствуйте», а немцы сматерились. Учитель сначала разозлился, потом понял ситуацию и наказал тех, кто это подстроил.

Сначала Карла посадили в третий класс, потом из-за незнания языка перевели в первый. Язык выучил быстро.

В школе не кормили.

Проучился почти год (с осени до весны),потом нечего было есть и больше не учился.

Тётка работала в колхозе сепараторщицей и на зиму уезжала в Михалёво  или Анциферово работать - шила там людям на заказ.

Отмечались в Баженово. Никто не сбегал.

Весной начал работать в колхозе. Земля только обсохла, давали плуг и пару лошадей - и начинали пахать. Сильно уставали.

Отца забрали в трудармию в Соликамск. Забрали в 1941 или 1942 году, а вернулся только в 1954. Работал там на лесоповале, потом пошёл на повышение - кладовщиком.

Один знакомый, Миллер, шел от трудармии до Анциферово пешком. Надеть было нечего, шёл запахнутый в одеяло.

Сестру тоже забирали в трудармию.

Отец сразу забрал семью в Подтёсово. Им дали комнату в бараке.

Отец работал на судоремонтном заводе в инструментальном цехе, а Карл на стройучастке.

В Гримм никогда не ездил и желания такого не появлялось. Злобы никакой не осталось.

Опрашивали Ольга Крушинская, Татьяна Джиоева.

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал")Седьмая историко-правовая экспедиция, Подтёсово, Новотроицкое 2010 г.


На главную страницу