Сообщение Прохоровой (Даммер) Клары Ивановны


Прохорова (Даммер) Клара Ивановна. Год рождения 1938, уроженка села Найбайдел Саратовской области.

Родители работали в колхозе. Семья жила в кирпичном доме. Держали большое хозяйство: коров, свиней, овец. Садили огород. Отец - Даммер Иван Петрович, также уроженец с. Найбайдел, родился в 1908 году. У отца образование - три церковных класса. Мама Мария Яковлевна родилась в 1907 ,была безграмотна, чуть позже научилась ставить роспись.

В семье четверо детей, четыре девочки. Старшая сестра умерла 20 лет назад.

На данный момент одна сестра живет в Галанино, другая в Казачинске.

В сентябре 1941 года всю семью депортировали. На момент депортации Кларе Ивановне было три года, к сожалению она мало что помнит.

Из вещей они забрали с собой только то, что на них надето, посуду и немного муки. Хорошо помнит, как их перевозили на поезде и на остановках отец выбегал из вагона с чайником, за кипятком или просто водички набрать. В вагонах было очень много народа.

Зиму 1941 пережили в Челноках (Казачинский район). Отец был механизатор хороший, его отправили в  Вороковку молотить зерно. Были машины «молотилки», комбайнов не было. Ему тут очень понравилось и он перевез нас.

В 1942 году папу отправили в трудармию, и четырех его братьев. Из пяти братьев в живых после трудармии осталось только двое, папа и брат его младший. Три брата умерли от голода, один из них умер на глазах отца Клары Ивановны. В труд армии много людей погибали от голода.

Мама стряпала, сушила сухари и отправляла отцу, мама всячески поддерживала его, понимала как там тяжело. Отправляла не только сухари, но и посылки. Мама отправляла отцу письма, почта работала хорошо и письма всегда доходили. К сожалению, на данный момент эти письма не сохранились. После того, как отец приехал, он рассказывал: «Повезли их картошку перебирать и строго следили, чтобы никто не имел возможность своровать, а кушать ведь тогда нечего было. Но все же они нашли способ, как вынести хоть немного. Они разрезали картофель на половины, прикладывали к ноге и все это обматывали обмотками (портянками), так и выносили.

Папа дожил до 70 лет, а брат его младший до 90. У мамы было три сестры, одну сестру с четырьмя детьми и мужем депортировали в Казахстан, где они и умерли от голода. Дети были отправлены в детдом. Связь с ними мы так и не наладили и о дальнейшей судьбе нам ничего не известно.

Другая сестра была депортирована на Алтай, позже она, вместе со своей семьей, приезжала к нам в гости и связь с ними мы поддерживали, пока мама была жива. Бабушка Клары Ивановны по маминой линии умерла еще до войны, а отец жил в другом селе, откуда его также депортировали. Его поместили не в тот вагон, в котором ехала семью Даммер, поэтому и отправили в другое место. О его дальнейшей судьбе ничего не известно.

Отец пробыл в трудармии 10 лет. Побывал В Новосибирске, в Комсомольске-на-Амуре, в Томске и Свердловске, в Хабаровском краю. Валили лес и строили в городах.

В 1952 году отец вернулся, как написано в справке на соединение с семьей. На тот момент Кларе Ивановне было 14 лет.

Со слов Клары Ивановны о том времени: «Жили трудно, очень трудно. Ваше поколение даже не может себе представить. У нас не было своего дома ,даже уголка своего не было. Где-нибудь освободится местечко, мы туда. Потом приходили хозяева, выгоняли, идем к кому-нибудь на квартиру, так и маялись до 1952 года (пока не вернулся из трудармии отец), бегали от угла к углу. Потом одна семья уехала в город, мы заняли их дом, впоследствии мы этот дом выкупили. Это и был наш первый дом. Нам постоянно помогали соседи, где –то советом, сочувствовали. Не оставались безучастны. К нам хорошо относились в деревне, маму уважали за ее характер, хорошая мама очень была. Народ был хороший в то время. воровства не было.

Мама все продавала, обменивала на хлеб, на картошку, на что угодно, только чтобы выжить.

Школа.

На момент депортации я уже говорила, понимала оба языка. Сейчас я не помню уже немецкого. Когда мама была на работе с нами некому было сидеть, вот и находились мы дома одни, ни мамы ,ни бабушки. Мама с Саратовской области привезла много посуды, которую мы в годы войны переколотили, будучи маленькими.

В школу ходила первые четыре класса, потом просто ходить не в чем было. Обуви у меня не было, и меня спасало то, что школа недалеко была. Босыми ногами перебежишь улицы, вот ты и в школе. В нашей школе в кабинете была железная печка, тепло было. Так вот на перемене ,вместо игр, мы всем классом, ребятишками окружим эту печку, погреемся и обратно за парты.

Весной играли на улице в лапту, когда на южной стороне снег уже растаял, а на северной еще есть сугробы. Собирались детворой и босиком играли, много было игр. Зато зимой все по домам сидели. Шло время, наше положение улучшилось, обувь появилась.

Работать я начала с 14 лет, косили ,пололи, копнили все сами. Когда мне исполнилось 18 лет устроилась на ферму, работать дояркой и проработала 28 лет.»

Мама Клары Ивановны была удостоена медали за трудовую доблесть.

После реабилитации на Родину не ездили, так как село, в котором они жили, и близ лежащие селения ликвидировали. 15 лет назад им возместили ущерб в размере 3000.

Интервью :
ПЛИГОВКА Александра

(АБ -примечания Алексея Бабия, Красноярское общество "Мемориал") Десятая экспедиция Красноярского "Мемориала" и ЕПК, Вороковка-Казачинское-Рождественское 2014 г.


На главную страницу