Голых Надежда Георгиевна


Голых Надежда Георгиевна (в девичестве Динер) родилась в Саратовской области в семье сельского агронома. В 1937 году, когда родители уже переехали в г. Энгельс, отца расстреляли (за что, неизвестно). Но не трудно предположить - ведь был 1937 год, год великого террора, и мать, бывшая сельская учительница, Бурлуцкая Таисия Ивановна, осталась одна с 4 детьми на руках.

В городе Энгельсе жили в трехкомнатной квартире, было хозяйство, хоть и небольшое, но все-таки - 15 кур и собака на цепи, плодоносящий сад из 15 яблонь и 10 вишневых деревьев.

Надежда Георгиевна вспоминала: «Когда в 1941 году началась война, нас, учащихся 6-7 классов, увезли в с. Яруслань на уборку сена, потом и на зерновые— пшеницу, рожь. Я оказалась в свои неполные 16 лет поваром на 37 человек - старики да мы, ученики. Комбайны убирали, мы лопатили и веяли. Жарко, август месяц, а я потная, в платке - все время у двух больших котлов, которые вкопаны в землю. Бригадир-старичок привозил продукты. Я очень похудела, так как вставала рано, в 4-5 утра…». Вот так и трудилась Надежда Георгиевна не покладая рук. Несмотря на молодость, об этой поварихе говорили по радио и даже в местной газете писали.

В это лето Надежда Георгиевна хотела поступать в медицинское училище и уже подала документы, но 28 августа вышел Указ, и всю семью Динер вместе с другими немецкими семьями насильно выселили из Энгельса в ночь с 1 на 2 сентября. Надежда Георгиевна вспоминает спешные сборы в дорогу: « У ворот стояла подвода, мы успели взять 3 узла, 3 авоськи с продуктами, швейную машинку - подарок маминого отца… Свозили нас на большую поляну, недалеко от кладбища. Стоны, плач детей, рев коров, лай собак. До сих пор в ушах стоит этот ужас, как начну вспоминать. В ночь на 2 сентября подошел паровоз, подцепили «телячьи» вагоны. Ехали долго, больше двух недель».

Сначала семья попала в колхоз "Спартак" под Минусинском, здесь, в селе Малая Минуса, они прожили год. Жители села Малая Минуса приняли их хорошо, помогли обустроиться - дали стол, стулья, кровать, а Наде дали фуфайку, которую приходилось чинить каждую неделю мешковиной. Надежда Георгиевна вспоминает: «Работали в колхозе, подсолнухи шелушили палочкой в рыдван, убирали овощи, копали картошку. Обмолачивали хлеб: пшеницу и рожь комбайном, если он ломался, шли к молотилке, которая стояла недалеко. Холодно, ветер, но нам сказали: "Надо помогать фронту, чтобы скорее победить врага" И мы, 14-16-летние работали в поле по целой неделе, жили на стане за 15-30 км от дома. Ездили в лес за дровами, рубили березняк…научилась и коня запрягать…».

В 1942 году семью Динер переселили в деревню Назимово Енисейского района, и, когда они уезжали из Малой Минусы, за работу в колхозе им выдали 250 кг пшеницы и 50 кг сахара. В Назимово их везли на пароходе, с ними вместе плыли еще 7 семей. О жизни и работе в Назимово Надежда Георгиевна вспоминает: «Зимой за 8 км от Назимово рубили, пилили дрова - "кубы" для пароходов, жили в избушке, по неделе не мылись… Работали по пояс в снегу: надо было обтоптать каждое дерево, которое рубишь. Весной ездили на ту сторону Енисея заготавливать черемшу, которую потом рубили, солили и сдавали заготовителю…»

Война научила их поколение всему. Они рано повзрослели, поняли, что к чему. Поняли, что, для того чтобы выжить, нужно трудиться - и это самое главное. Но у Надежды Георгиевны была заветная мечта – учиться. Но она воплотилась в жизнь лишь к концу 1944 года, когда Надежде Георгиевне исполнилось почти 19 лет, и она поехала учиться в Енисейское педучилище.

«Приехала я, а документов не было. Рассказала об этом завучу Зайцеву Петру Матвеевичу. Директором была Коршунова Елизавета Матвеевна. Учиться начали не 1 сентября, а только 17 октября, пока не убрали весь урожай: картошку в д. Борки, за р. Мельничной капусту, турнепс. Серпом жали овес в д. Горской, так как в училище были коровы и лошади. Сено косили на Железной горе. Молоко давали студентам с ослабленным здоровьем. Дрова и воду привозили в общежитие и учебный корпус на своих лошадях и на себе с берега Енисея или Мельничной. В бревна из двух-трех чурок вобьем костыли, проволоку закрепим на них и по две девчушки тянем из воды в гору в общежитие и учебный корпус. Тут пилим, колем, сушим и топим печи по очереди Помогали солить капусту для студенческой столовой…»

Окончив педучилище, Надежда Георгиевна вышла замуж, получила паспорт, но продолжала ходить на отметку в комендатуру. Процесс отметки был очень неприятный и унизительный. Свою трудовую деятельность Надежда Георгиевна начала в школе №11. А с 1958 года стала воспитателем детского дома. В 1975 году Надежда Георгиевна ушла на заслуженный отдых.


Ольга Крушинская. Сибиряки поневоле

На главную страницу